4 декабря 2016, воскресенье

Российский оппозиционер – о тех, кто радуется приговору Савченко

Борис Вишневский: Доказать в российском суде свою невиновность крайне трудно

Борис Вишневский: Доказать в российском суде свою невиновность крайне трудно

Действие, где суд отказывается вызывать свидетелей защиты и принимать во внимание любые доказательства невиновности обвиняемой, не называется правосудием

Приговор Надежде Савченко, по сути, уже вынесен. Естественно, обвинительный — никто не ждал другого. То есть, никто не ждал правосудия, - пишет российский оппозиционер и политолог Борис Вишневский в блоге для «Эха Москвы».

И правильно делал: действие, где «доказательства обвинения» абсурдны и в пух и прах разбиваются защитой, где обвиняемую берут в плен за два часа до гибели людей, в которой ее обвиняют, а потом насильно увозят в Россию (где судят за «нелегальный переход границы), где суд отказывается вызывать свидетелей защиты и принимать во внимание любые доказательства невиновности обвиняемой, не называется правосудием. Оно называется иначе: судилищем. Таковым его считают многие. В том числе и мои товарищи по «Яблоку».

Есть немало тех, кто называл пикетчиков в защиту Савченко «иудами» и «агентами госдепа»

Но, конечно же, есть и другие. И их тоже немало. Тех, кто радуется обвинительному приговору. Тех, кто называл пикетчиков, стоящих с плакатами в защиту Савченко, «иудами» и «агентами госдепа», оскорблял их и вырывал плакаты. Тех, кто охотно верил чудовищному вранью про «распятых мальчиков» и «вырезанные поселки», распространявшемуся военными пропагандистами. Тех, кто послушно повторял вслед за киселевыми-соловьевыми-маркинами «убийца», «наводчица», «айдар», «майдан», «нацисты», «русофобия».

Наверное, многие из них искренне считают, что Савченко виновна. Хочу задать им простой вопрос: видели ли они в своей жизни судебные процессы, где они сами, — или их друзья, родственники, знакомые, — безуспешно противостояли бы власти, обвиняясь в том, чего не совершали?

Где суд, — что было бы очевидно, — с самого начала был бы «заряжен» против них?

Где прокурор цинично обвинял бы невиновного, а все доводы адвоката столь же цинично игнорировались бы судом?

Где никакие ходатайства защиты не удовлетворялись бы, зато принимались бы все ходатайства обвинения?

Где суд отказывался бы приобщать к делу любые документы, свидетельствующие о невиновности обвиняемого, и вызывать свидетелей, которые могли бы подтвердить его невиновность?

Где обвинительное заключение слово в слово переписывалось бы в приговор — какие бы доводы не высказывались в суде?

Где очень большие начальники еще до суда уверенно заявляли бы о виновности обвиняемого?

Наверное, многие из них такие суды видели. Верили бы они такому суду? Или полагали бы этот суд неправым и несправедливым, и считали бы это не правосудием, а расправой?  Ответ, думаю, очевиден.

Часто бывает такой суд в России? И этот ответ, к сожалению, очевиден: доказать в российском суде свою невиновность крайне трудно.

«Абсолютное большинство приговоров, которые выносятся российскими судьями, носит обвинительный характер. Практически больше 95%, до 97%. Почему суд не выносит оправдательный приговор? Это проблема политического и правового сознания, проблема отчетности, когда, например, судье кажется неуместным, неудобным вынести оправдательный приговор, поставив тем самым под сомнение, например, доводы следствия». Это сказано не правозащитниками, не либералами и не оппозиционерами. Это премьер-министр Дмитрий Медведев дает интервью швейцарскому изданию.

Так какие же основания верить приговору суда по делу Савченко?

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: