22 августа 2017, вторник

Черное золото. Как меняется политика Кремля в зависимости от цен на нефть, - российский аналитик

Мария Снеговая: Нефтегосударства становятся более жестокими и развязывают конфликты, когда цены на нефть резко растут
www.svoboda.org

Мария Снеговая: Нефтегосударства становятся более жестокими и развязывают конфликты, когда цены на нефть резко растут

Связана ли сирийская авантюра Путина со стоимостью нефти, - рассуждает колумнист Ведомостей Мария Снеговая в колонке для The American Interest

Да, в своей речи на сессии Генассамблеи ООН Владимир Путин призвал к созданию коалиции против угрозы глобального терроризма, но следующие действия России (например, отправка военных самолётов в Сирию, предупредив об этом США и их союзников лишь за час), демонстрируют презрение хозяина Кремля к подобному сотрудничеству.

Любые шаги Москвы, пишет автор, нацелены на то, чтобы подчеркнуть российскую мощь и послать сигнал, мол, шутить мы не собираемся.

«Ранее я уже утверждала, что агрессивность российских властей напрямую связана с ценами на нефть», - отмечает Снеговая. Это характерное поведение для многих нефтяных держав. Исследования показали, что нефтегосударства становятся более жестокими и развязывают конфликты, когда цены на черное золото резко растут. В среднем, если цена на нефть держится выше порога в $77 за баррель (по курсу 2008 года), нефтегосударства становятся на 30% агрессивнее, чем неэкспортёры. И когда цены на нефть опускаются ниже $33 за баррель, нефтегосударства, как правило, становятся более миролюбивыми в сравнении с остальными странами. Объяснений этому множество: высокие цены на нефть позволяют элитам нефтегосударств пренебрегать последствиями заграничных злоключений, давая им возможность покупать лояльность своих избирателей. Доходы от нефти, продолжает колумнистка, также помогают финансировать армию, предоставляя властям средства на отстаивание своих интересов  за рубежом.

Беспрецедентно агрессивная мюнхенская речь Путина была произнесена в период устойчивого роста нефтяных цен

Россия ведет себя, как типичное нефтяное государство. В начале нулевых годов, когда цены на нефть держались на уровне $25 за баррель, Путин стремился сотрудничать с Западом, даже спекулировал на возможности вступления России в НАТО. В 2002 году, когда цена за баррель нефти Urals составляла около $20 за баррель, в своем обращении к Федеральному Собранию Путин говорил о приоритетности европейской интеграции России и о принятии мер для создания единого экономического пространства с ЕС.

Но в 2014 году, продолжает эксперт, цены на нефть поднялись до $110, и Путин вторгся в Украину, чтобы наказать её за попытку создать общее экономическое пространство с ЕС. Беспрецедентно агрессивная мюнхенская речь Путина была произнесена в период устойчивого роста нефтяных цен – период, который описывается российскими националистами, как "Россия встает с колен".

И сегодня ожидания будущего роста цен на нефть, которое разделяют российские чиновники и бизнесмены, могут быть основаны на чем-то большем, чем только их квазирелигиозные убеждения. Если одна из целей Кремля в Сирии заключается в том, чтобы спровоцировать дополнительные затраты у всё более перегруженной Саудовской Аравии, которая в настоящее время упорно тянет цены на нефть вниз, то в таком случае риск Москвы оправдан. Как бы там ни было, встреча российских и саудовских чиновников для обсуждения цен на энергоносители, по-видимому, запланирована уже на конец этого месяца.

Перевод НВ

Полную версию колонки Марии Снеговой читайте на The American Interest

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: