23 сентября 2017, суббота

Кремлевский «посол мира». Рахманин - о том, что Порошенко обещал Грызлову

Сергей Рахманин: Человек, которому запрещен въезд на территорию Украины — не лучшая кандидатура для «посла мира»

Сергей Рахманин: Человек, которому запрещен въезд на территорию Украины — не лучшая кандидатура для «посла мира»

«Россия в ее сегодняшнем положении — увязшая в Сирии, Россия дешевеющей нефти и падающего рубля, Россия подсанкционная — заинтересована побыстрее "развязаться" с Донбассом. Но развязаться на своих условиях», - пишет журналист Сергей Рахманин в колонке для Zn.ua

Состоявшаяся 11 декабря встреча Петра Порошенко с новым представителем России в ТКГ (Трехсторонней контактной группе — органе, уполномоченном вести переговоры в рамках Минского процесса) Борисом Грызловым наделала шума. 

Экс-спикер Госдумы и бывший глава "Единой России" сменил в ТКГ посла по особым поручениям МИД РФ Азамата Кульмухаметова, который, по словам экспертов, был слабым переговорщиком, скверно ориентировался в проблематике и не выглядел фигурой, адекватной своему визави Леониду Кучме. Грызлов — политик более опытный, более самостоятельный, более близкий к Путину, и, одновременно безоговорочно послушный. Хотя в назначении был и очевидный вызов Киеву: человек, которому запрещен въезд на территорию Украины — не лучшая кандидатура для "посла мира". 

Нам рассказывают, как обустроить свой дом, все, кому не лень, — от Путина и Лаврова до Меркель и ОБСЕ

Есть основания полагать, что вояж гостя из Белокаменной украинский президент желал сохранить в тайне. Наши источники утверждают, в АП пришли в форменный ужас, когда узнали, что визитер прибыл не на неприметном джете (как почему-то ожидали в Киеве), а на лайнере с триколором, и нисколько не маскирует своего пребывания в украинской столице. 

Упорство, с которым Петр Алексеевич скрывал очевидное (ну не на чай же с Кучмой, в самом деле, приезжал полпред Кремля), вызывает недоумение. Такое же недоумение вызывает и лукавство украинского президента — по нашим сведениям, подтвержденным несколькими источниками, украинский президент и московский посланник общались "не в составе трехсторонней группы" (как позже пояснял Порошенко), а с глазу на глаз, около часа. 

Предположительно темой разговора могло быть обсуждение предложений Путина. Возможная суть этих предложений: сначала — амнистия, конституционные изменения, принятие закона о выборах в ОРДЛО, избирательная кампания на неконтролируемых территориях, признание их Киевом, затем — все остальное, вплоть до контроля над границей. Кремль якобы выражал готовность идти навстречу Киеву в вопросе допуска к выборам в ОРДЛО украинских партий. И окончательно соглашался с украинской версией конституирования "особенностей самоуправления". Не требуя переноса правок в тело Конституции и расширения формулировок. 

Впрочем, по этому поводу Москва и раньше не сильно упорствовала. Ее публичное несогласие с формулировкой 18 пункта переходных положений конституционных изменений скорее было торговым приемом — "Ставьте цену в 10 рублей, тогда точно купят за пять, еще и благодарить будут". Кроме того, разъяснение Венецианской комиссии, уточнившей, что переходные положения имеют такую же юридическую силу, как и "тело" Конституции, окончательно Кремль успокоило. 

(…) Идея с конституционным закреплением "особенностей самоуправления" Порошенко, думается, никогда не нравилась. Но год назад он на нее пошел. Потому что был сильно напуган боями в ДАП и Дебальцево, и был согласен на любой рецепт снижения масштаба боевых действий. Потому что такой план по разным причинам устраивал Путина и Меркель, а своего плана у Порошенко не было.

К конституционному узакониванию "особенностей" активно склонял Киев и Вашингтон. И потому украинский президент сделал все от него зависящее, чтобы запустить маховик конституционных изменений. 

Но прошло время. Давление Запада несколько ослабло. Байден, как утверждает источник, в общении с украинской стороной отозвался о "минском процессе", как о плохой "сделке". Цены на нефть падали быстрее, чем рассчитывали в Москве, и это давало шанс на большую сговорчивость Кремля. 

И стимулирование конституционного процесса постепенно превратилось в его симулирование. Киев потихоньку начал "сползать с темы". 

По одной версии, предложения Путина Петра Алексеевича не устроили. И пока он не заинтересован в результативном голосовании за конституционные изменения. 

Порошенко понимает, что Россия в ее сегодняшнем положении — увязшая в Сирии, Россия дешевеющей нефти и падающего рубля, Россия подсанкционная — заинтересована побыстрее "развязаться" с Донбассом. Но развязаться на ее, России, условиях. Убрав оттуда значительную часть войск, но сохранив контроль над территорией. Снизив бремя расходов на ОРДЛО и фактически возложив финансирование этих территорий на Киев. Ведь после выборов Киев как бы получит их обратно. А Москва получит возможность ставить вопрос о снятии санкций — ведь предписания Минска-2 будут как бы выполнены. 

Порошенко это понимает. Но от ослабевающей России он ждал больших уступок. И пока не дождался — предложения Путина, озвученные Грызловым, его не сильно ободрили. Он понимает, что Россия слабнет, но не в состоянии реально оценить запас ее прочности. Он понимает, что Россия в ее нынешнем положении не заинтересована в полномасштабной войне, но не уверен, что она на нее не решится — если у нее не будет другого выхода.

По другой версии, Порошенко якобы пообещал Грызлову обеспечить принятие конституционных изменений, а также трех требуемых Москвой законов — об "особенностях", о выборах в ОРДЛО и об амнистии. Разумеется, с нюансами.

Косвенным подтверждением этой версии является то, что в общественное мнение опять начали вбрасывать апробированные месседжи. Что худой мир лучше праведной войны. Что не надо бояться "особого статуса". Что "безобидное" предложение в "каких-то" переходных положениях Конституции стоит того, чтобы добиться хотя бы частичного контроля над отторгнутыми территориями. 

Правда, никто из спикеров-миротворцев так и не удосужился разъяснить, как именно Киев установит реальный контроль в ОРДЛО.

(…) Выборы в любой части государства невозможны без контроля этого государства над его территорией. Контроль над территориями невозможен, как минимум, без контроля над государственной границей. 

Спустя год это понял Петр Порошенко. "Без возврата контроля над границей ничего не работает", — заявил он 14 января. Разумеется. Но минские соглашения предполагают, что процесс восстановления контроля над границей только начнется после выборов в ОРДЛО. 

Требуется либо пересмотр прежних договоренностей, либо принятие принципиально новых. Формулировки должны готовиться уже сегодня. На самом деле их должны были подготовить позавчера. Но их нет.

Необходимо жестко обозначить — Украина не будет выполнять соглашения в одностороннем порядке. Необходимо оговорить, что вопросы территориально-административного устройства, внутренней политики и конституционных изменений не могут быть предметом международного обсуждения и разменной монетой в любых переговорах. А то нам рассказывают, как обустроить свой дом все, кому не лень, — от Путина и Лаврова до Меркель и ОБСЕ. Необходимо добиваться расширения круга участников переговорного процесса за счет более активного привлечения США и, возможно, Великобритании. Не надо стесняться напоминать им, что они — гаранты нашей безопасности. Необходимо предельно четко проработать вопрос возможного привлечения миротворческих миссий. Необходимо провести ротацию переговорной группы, усилив и обеспечив координацию действий подгрупп (что сегодня происходит недостаточно эффективно) и обеспечить должное взаимодействие переговорщиков с Совбезом, АП, Кабмином, дипломатами и военными (чего сегодня практически не происходит). 

(…) Необходимо детально, с учетом военного, экономического и гуманитарного аспектов, проработать любой вариант. Вариант "стены" как временной меры. Вариант фактического отторжения территорий, предполагающий нескорую поэтапную реинтеграцию. Вариант отражения масштабной агрессии. Вариант гипотетической наступательной операции. Вариант сосуществования с мятежным краем, если ему будут дарованы полномочия, которые, вероятнее всего, приведут не к реинтеграции ОРДЛО, а к дальнейшей дезинтеграции государства. 

В это время в этих краях возможно все. А, значит, готовиться нужно ко всему. 

Планы должны быть четкими. Потребность в них возникнет скоро. 

Полную версию колонки Сергея Рахманина читайте на сайте Zn.ua

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: