11 декабря 2016, воскресенье

Как турецкий Путин пытается возродить свою империю, - международный эксперт

комментировать
Питер Бергер: Эрдоган подчеркивает независимость Турции от ее западных союзников и больше не говорит о вступлении в ЕС

Питер Бергер: Эрдоган подчеркивает независимость Турции от ее западных союзников и больше не говорит о вступлении в ЕС

Вопрос в том, позволят ли Турции стать лидером мусульманского мира. Но, кажется, выбор невелик – ни Египту, ни Ирану с Саудовской Аравией не хватает сил

«С начала XXI столетия в политической истории Турции доминировала одна могущественная фигура – Реджеп Тайип Эрдоган», - пишет социолог Питер Бергер в своей колонке для American Interest.

Бергер кратко описывает жизненный путь нынешнего турецкого президента: родился в бедном районе Стамбула, играл в полупрофессиональной футбольной команде, затем пошел в политику. В 2001 году основал партию Справедливости и развития, больше известную под турецкой аббревиатурой АКР. По словам колумниста, восхождение Эрдогана к власти было стремительным: майор Стамбула, премьер-министр, президент.

Эрдоган становился все более авторитарным, его внешняя политика – все более нелогичной

АКР чаще всего называют «умеренно исламистской партией». Ядро партии действительно состоит из умеренных мусульман, особенно в восточной Анатолии. Сама партия, по словам автора, термин «исламисты» не любит; ее участники предпочитают называть себя консервативными демократами. Тем не менее, она изначально выступала за легитимацию роли ислама в публичной сфере, что раньше подавлялось воинственным секуляризмом, берущим свое начало еще во временах Ататюрка. Представитель партии выразил свою позицию весьма уклончиво: «Мы не хотим создавать исламское государство. Мы просто хотим быть правоверными мусульманами в светском государстве».

Бергер говорит, что приход к власти Эрдогана был сопряжен равно со страхами и надеждами. «Его религиозный и моральный консерватизм нравился многим туркам; он же пугал кемалистские элиты в крупных городах, подозревавшие, что Эрдоган в тайне все же стремится перековать государство в соответствии с законами шариата», - рассказывает колумнист.

«Эрдоган опирался на власть армии и бюрократию, и сперва его политика считалась демократической – как в самой Турции, так и за ее пределами, - объясняет Бергер. - Изначально АКР выступала за НАТО (членом которого Турция уже давно является), а также говорила о готовности к вступлению в ЕС. Ее экономическая политика была искренне прокапиталистической, что отвечало интересам нового провинциального бизнес-класса. Кроме того, Эрдоган начал серьезные переговоры с курдами, крупнейшим этническим меньшинством в стране, и пошел им на уступки в языковых вопросах. Шаги в направлении исламизации были скромными, пусть и значительными».

По словам автора, когда позиции АКР усилились, среди граждан начало расти беспокойство: «Мы боялись, что Эрдоган хочет стать аятоллой Хомейни; похоже, на деле нам стоит опасаться, что он хочет стать Сулейманом Великолепным».

Эрдоган становился все более авторитарным, его внешняя политика – все более нелогичной. Правительство преследовало критиков и ужесточало контроль над медиа. В конце концов Эрдоган заговорил о внесении изменений в Конституцию с целью усиления полномочий президента. К счастью, этот его проект, по мнению Бергера, будет как минимум отложен, поскольку на июньских выборах АКР набрала значительно меньше голосов, чем планировала.

«Также изменился и внешнеполитический курс Турции. Эрдоган подчеркивает независимость Турции от ее западных союзников и больше не говорит о вступлении в ЕС», - говорит Бергер.

Все это, по мнению автора, намекает, что старая шутка о стремлении Эрдогана восстановить Османскую империю может быть не так уж далека от истины. Он сравнивает режим Эрдогана с путинским режимом в РФ, который тоже спекулирует на идее имперского прошлого России.

«Конечно, вопрос состоит в том, позволят ли Турции стать лидером мусульманского мира. Но, кажется, выбор невелик: Египет разрывается между фундаментализмом и военной диктатурой, Иран и Саудовская Аравия увязли в суннитско-шиитском конфликте. У Турции есть и интеллектуалы, и ресурсы, и, что самое важное, сильная армия», - отмечает Бергер. По его словам, очень часто подобные вопросы лидерства решаются не за счет интеллектуального превосходства, а исключительно за счет грубой силы.

Полную версию колонки Питера Бергера читайте на сайте American Interest

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: