4 декабря 2016, воскресенье

Фрэнсис Фукуяма: Присутствие войск США в Афганистане и Ираке породило "иждивенчество"

Фрэнсис Фукуяма: ИГИЛ не несет серьезной угрозы ни США, ни другим демократическим странам 
Источник: eggheado.com

Фрэнсис Фукуяма: ИГИЛ не несет серьезной угрозы ни США, ни другим демократическим странам 

«США и другие демократические государства не должны отдавать предпочтение ни одной из враждующих религиозных сект. На этом и стоит основывать политику в отношении ИГИЛ», - пишет философ, политический экономист Фрэнсис Фукуяма в своей колонке для издания The American Interest

То, что зверства «Ислаамского госудаарства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), вкупе с обезглавливаниями и прочими ужасами, круглосуточно освещаются в медиа, заставляет демократические страны слишком бурно реагировать на все, что связано с этой группировкой.

Теракты 11 сентября подтолкнули США ко вторжению в Ирак в 2003 году: это обошлось государству в тысячи смертей и сотни миллиардов долларов и только ухудшило ситуацию в обеих странах. Нужно понимать, что ИГИЛ не несет серьезной угрозы ни США, ни другим демократическим странам. Даже до международной прессы, наконец, начало доходить, что угроза ИГИЛ несколько преувеличена. Последняя обложка The Economist вышла с заголовком «Сея страх, теряя позиции» - репортаж посвящен наступлению иракских войск на город Эль-Фаллуджа, которое обратило боевиков ИГИЛ в бегство. 

После того, как деятельность ИГИЛ вышла за пределы Сирии, и боевикам удалось завоевать большую часть Северного Ирана, эту группировку начали воспринимать как непреодолимую силу. На самом же деле слабостей у ИГИЛ множество. Слово «государство» в названии группировки скорее помогает привлекать новых боевиков, нежели отражает реальное положение дел. Под термином «государство» предполагается способность предоставить населению базовые услуги: воду, электричество, канализацию, доступ к школьному образованию. ИГИЛ на захваченных территориях сделать этого не в состоянии.

Подконтрольная боевикам территория простирается по бесплодной пустыне, которая уязвима для нападений с воздуха; выхода к морю у ИГИЛ нет. Немногочисленные ресурсы, которыми обладает ИГИЛ, в частности, нефть, приходится переправлять контрабандой через Турцию и Ирак. У Исламского государства практически нет союзников: Китай, Россия, Европа, США, Иран, да и практически все в арабском мире считают ИГИЛ злом. Ряды Исламского государства пополняются за счет маргиналов-неудачников и хорошо подготовленных баасистов, бывших сторонников диктатора Саддама Хусейна.

Присутствие войск США в Афганистане и Ираке породило "иждивенчество": иракцы не пытались построить сильное государство, потому что американцы всегда были рядом

Почему же ИГИЛ кажется нам грозной силой? Из-за слабости окружающих его стран. О Сирии и говорить нечего. Ираком управляет один из наиболее некомпетентных лидеров нашего времени, Нури аль-Малики, который сделал все, чтобы оттолкнуть суннитское меньшинство страны. Деятельность ИГИЛ – лишь проявление глобального тренда: террористы закрепляются на слабо регулируемых территориях. Пример – Боко Харам в Северной Нигерии.

 Единственное долгосрочное решение проблемы в подобной ситуации – государства должны укрепить свои государственные институты и отобрать захваченные территории у боевиков.  

Деятельность ИГИЛ направлена не против иностранных демократий, а против шиитов в Ираке, Сирии и на Ближнем Востоке в целом. То, что мы наблюдаем на этих землях – часть гражданской войны между сектами суннитов и шиитов, которую поддерживают из Саудовской Аравии и Ирана. ИГИЛ действительно несет угрозу своим соседям-шиитам, а также действует как магнит для молодых людей, у которых нет ни работы, ни личной жизни. Пример – нападение на редакцию Charlie Hebdo в Париже. Но даже здесь речь идет скорее об опасных преступниках, чем об угрозе национальной безопасности.

США и другие демократические страны не должны занимать сторону одной из сект в этой религиозной войне. Этим и стоит определять политику в отношении ИГИЛ. Ни одна из сторон конфликта не разделяет демократических ценностей; обе замешаны в терроризме и дестабилизации соседних стран. Да, мир заинтересован в том, чтобы конфликты в Ираке и Сирии были урегулированы. Но опыт Афганистана и Ирака показывает, что ни США, ни другим демократическим государствам не хватит мудрости на то, чтобы в обозримом будущем создать стабильный и справедливый политический порядок на Ближнем Востоке.

Мир заинтересован в том, чтобы конфликт не распространился на другие страны, а также в том, чтобы по возможности защитить невинных людей от насилия. Таким образом, оптимальная политика в данном случае – политика сдерживания. США и их союзникам следует использовать свои ВВС и военную помощь для того, чтобы ни одна группа, будь то ИГИЛ или режим Асада, не стали достаточно сильными, чтобы иметь возможность диктовать свою волю всему региону.

Существует исторический термин для такой политики «баланс сил в опоре на морскую мощь». Именно эту политику всегда применяла Великобритания: она не заключала постоянных союзов, но бросала вызов любому сильному государству, стремившемуся доминировать на континенте. За последние столетия она выступала против Испании, Франции, Нидерландов, Германии и Советского Союза. Вплоть до мировых войн XX века, Британия избегала отправки своих войск в другие страны, предпочитая действовать при помощи военно-морских сил и экономических методов давления.

Именно так следует действовать в отношении ИГИЛ. Нужно избегать четких и труднодостижимых целей наподобие свержения Асада или полного уничтожения ИГИЛ, а вместо этого натравить их друг на друга. В этом противостоянии Западу не нужны постоянные союзники – нет необходимости создавать аналог НАТО или долгосрочные договора вроде японско-американского. Нужно сохранить гибкость и знать, когда и против кого выступать в зависимости от ситуации.

Были опасения, что шиитские боевики, участвующие в битве за Эль-Фаллуджу, будут мстить суннитам. Беспокоило Запад и то, что ими командовал иранский генерал. Эти опасения вполне обоснованы: если шииты превратятся в агрессоров, США должны сменить сторону и прийти на защиту суннитам. Но не нужно вводить на Ближний Восток американские войска: достаточно использовать свои военно-воздушные силы и военную помощь, чтобы помешать любому из игроков занять доминирующее положение в регионе.

Необходимо избегать полноценного военного вмешательства, чтобы страны региона построили собственные государственные институты и взяли на себя ответственность за собственную безопасность. Присутствие войск США в Афганистане и Ираке породило "иждивенчество": иракцы не пытались построить сильное государство или национальные силы безопасности, потому что американцы всегда были рядом и брали на себя все трудности. Американские командиры должны взять себя в руки и признать, что в этой битве руководить должно правительство Ирака.

Политику «сдерживания и баланса сил, опираясь на морскую мощь» будет непросто оправдать в глазах общественности демократических стран. Она не сулит окончательного урегулирования проблемы терроризма, а идея позволить режиму Асада и боевикам ИГИЛ уничтожить друг друга кажется циничной. Но разве у нас есть выбор?  Либо бездействовать, либо ввязаться в полномасштабный конфликт, как США уже делали в Афганистане и Ираке, - эти варианты еще хуже. Так что США стоит кое-чему поучиться на опыте прошлых десятилетий. 

Оригинал опубликован в издании The American Interest

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: