3 декабря 2016, суббота

NY Times: Как мир оказался в заложниках у диктаторов Саудовской Аравии

комментировать
Росс Доутат: Как и многие деспоты, Абдулла был отчасти заложником системы, которую унаследовал. Он хотел провести реформы, но не нашел решимости довести их до конца

Росс Доутат: Как и многие деспоты, Абдулла был отчасти заложником системы, которую унаследовал. Он хотел провести реформы, но не нашел решимости довести их до конца

«Мы должны признать, что король Абдулла руководил одним из самых жестоких государств в мире, внутренняя политика которого была до карикатурности репрессивной», - пишет американский журналист Росс Доутат в своей колонке для NY Times.

Запад отреагировал на смерть короля Абдаллы бин Абдул Азиза аль-Сауда, короля Саудовской Аравии, неоднозначно. С одной стороны, многие оказывали покойному королю жесты уважения – свидетельством тому приспущенные флаги и уважительные речи. Джон Керри описал покойного монарха как «мудрого человека и визионера» и «почитаемого лидера». Тони Блэр назвал его «реформатором государства», а также «борцом за развитие межконфессиональных отношений», который был «глубоко любим своим народом» и которого «стране будет недоставать». 

С другой стороны, любой, кто не является официальным лицом, мог выразиться куда искренней: Абдулла руководил одним из самых жестоких государств в мире, внутренняя политика которого была до карикатурности репрессивной, а внешнее влияние – крайне вредным. Его династия держится на мафиозном контроле над драгоценными природными ресурсами и имеет поддержку наиболее жестокой и радикальной ветви ислама, а также США и их союзников, которые боятся, что альтернатива будет еще хуже.

Династия аль-Саудов держится на мафиозном контроле над драгоценными природными ресурсами и имеет поддержку наиболее жестокой и радикальной ветви ислама

Был ли Абдулла реформатором? Что ж, король дал женщинам право голоса – на марионеточных выборах. Но его главное достижение было контрреволюционным, ведь именно Абдалла пытался создать авторитарный союз, который противостоял бы влиянию Арабской весны.

Верил ли он в межконфессиональные отношения? Разумеется – до тех пор, пока они происходили за границами Саудовской Аравии, где религиозное единство поддерживалось полицией и плетьми.

Будут ли по нему скучать? Уж точно не диссиденты, шииты, немусульмане, протестующие из соседних стран. Жалеть о смерти короля начнут только в том случае, если его последователь окажется еще более некомпетентным или опасным.

В какой-то мере покойному королю действительно можно посочувствовать. Как и многие деспоты, Абдулла был отчасти заложником системы, которую унаследовал. Он хотел провести реформы, но не нашел ни времени, ни решимости, чтобы довести их до конца. Это роднит его с нами, ведь Соединенные Штаты тоже являются заложниками Саудовской Аравии, ее коррупции и репрессий, без надежды избавиться от них в обозримом будущем.

После холодной войны американскую политику на Среднем Востоке можно было описать как стремление разбить эти оковы. Три президента подряд – Билл Клинтон, Джордж Буш-младший и Барак Обама - пытались переформатировать регион таким образом, чтобы государству больше не приходилось идти на союз с диктаторскими режимами. Все трое потерпели сокрушительное поражение.

Подробнее читайте в колонке Росса Доутата для NY Times

Перевод – Новое Время


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: