4 декабря 2016, воскресенье

Алек Болдуин рассказал о загадочной встрече с Мохаммедом Али

Алек Болдуин: Потеря Мохаммеда Али невосполнима

Алек Болдуин: Потеря Мохаммеда Али невосполнима

Все знали, что, умерев, Али обретет бессмертие. Но он уже и так был бессмертен

«В феврале 2001 года, после нью-йоркской премьеры фильма Ганнибал Ридли Скотта я ушел с показа, как только начались титры, и отправился на афтепати, которая проводилась в Общественной библиотеке Нью-Йорка. Я пришел, чтобы обнять и поцеловать моего друга и кумира, Энтони Хопкинса. В помещении, помимо персонала, никого не было. Но спустя несколько минут появился еще кое-кто. Из темноты навстречу мне, окруженный небольшой свитой, шел Мохаммед Али», - вспоминает американский актер Алек Болдуин в колонке для Huffington Post.

Голос Али, его движения, его идеи, его храбрость и сила были повсюду

«Я приблизился к нему, почти лишившись дара речи. Запинаясь, как всегда при первой встрече с теми, кем я настолько восхищался (с Полом Ньюманом, Грегори Пеком, Полом МакКартни, Тони Беннеттом, Джули Эндрюс), я пробормотал: «Вы действительно – величайший из всех, и знакомство с вами – большая честь для меня», - рассказывает актер.

Болдуин отмечает, что Али, которому на тот момент было 59 лет, говорил тихо и двигался обдуманно, но все же сохранял узнаваемый огонек в глазах. В те годы, когда болезнь еще не сделала его немым, Али нашел способ справляться с проявлениями восторга, сопровождавшими любое его появление: «Нет, - ответил он Болдуину с искренним теплом в лице. – Это ты величайший».

Актер рассказывает, что интернет показывает совсем иной образ Али: шумного, любящего самопиар «вечного ребенка». Политического дилетанта, озвучивающего сценарии своих мусульманских наставников. Принципиального «гражданина мира», который отказался принимать безумие вьетнамской машины смерти и дорого поплатился за это. Чемпиона, который жертвовал своим телом, чтобы деморализовать своих оппонентов. Али предлагал им бить его. Болдуин говорит, что Али словно подавал сигнал: «Покажите мне все, на что способны».

«Это было особенно заметно в бою с Форманом. Удары Формана, напоминавшие удары топора об упрямую дверь, со временем сменились усталостью», - отмечает Болдуин, добавляя, что это был самый выдающийся бой Али – и, более того, возможно, самый выдающийся бой в истории бокса.

«Али был величайшим шоуменом как в спорте, так и в сфере развлечений. Именно поэтому попытка Уилла Смита, единственного актера, способного, возможно, поспорить с Али на экране в вопросах маскулинности, ума и харизмы, сыграть великого боксера, были обречены на поражение изначально. Дэниэл Дей-Льюис смог «оживить» Линкольна, поскольку Линкольн существует вне нашего сознания. Он – это старая фотография, несколько важных слов, он – история. Но в цифровом мире, полном движущихся картинок и звуковых записей, голос Али, его движения, его выражения, его идеи, его шутовство, его храбрость, его сила и мировое поклонение ему были повсюду», - объясняет Болдуин.

«Все знали, что, умерев, Али обретет бессмертие. Но он уже и так был бессмертен почти всю свою жизнь», - подчеркивает актер.

«В американском публичном пространстве, похоже, осталось так мало обладающих чувством юмора, мужественных, крепких, страстных и любящих людей. Потеря Мохаммеда Али невосполнима», - заключает Болдуин.

Полную версию колонки Алека Болдуина читайте на сайте Huffington Post

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: