26 сентября 2017, вторник

Что можно говорить умирающему. Бельгийский программист, больной раком, написал о том, как он подготовился к смерти

Питер Хинченс: Приведение жизни в порядок – сложный процесс, дополнительные руки и голова не помешают

Питер Хинченс: Приведение жизни в порядок – сложный процесс, дополнительные руки и голова не помешают

Бельгийский разработчик Питер Хинченс дает советы, которые помогут привести свои дела в порядок и смириться с тем, что смерть – это неотъемлемая часть жизни

Настало время для моей последней колонки. Я, конечно, мог бы продолжить писать, но теперь внимание будет сосредоточено на том, чтобы поставить кровать поудобнее, пить болеутоляющие по расписанию – а также на окружающих меня людях.  

Вчера зашли двенадцать человек, и вам может показаться, что это чересчур, но для меня эти визиты были все равно что приятная теплая ванна. Спасибо, друзья. Когда я говорю, что люблю вас, это не просто фигура речи.

Я болен раком легких, не поддающимся химиотерапии – агрессивным и быстро распространяющимся. Узнав об этом, я приготовился к смерти. 

Ложная надежда – это не лекарство

И теперь я хочу поделиться знаниями о том, как правильно умереть, если вы знаете заранее, что это случится, и обладаете определенным запасом времени.

1. Как говорить с умирающим

Разговаривать с умирающим (назовем его Бобом для удобства) может быть ужасно неловко. Вот список вещей, которые другому человеку (скажем, Алисе) Бобу говорить не следует.

«Держись! Ты должен надеяться, ты должен бороться!». Скорее всего, Боб и так борется изо всех сил. Но даже если нет, это личный выбор Боба.

«Это так ужасно, мне так грустно, пожалуйста, не умирай!». Это мне однажды сказала моя дочь. Я мягко объяснил ей, что с фактами не поспоришь. Смерть – это не то, с чем в принципе можно спорить. Обижаться на факты – значит тратить время впустую.

«Ты можешь с этим справиться! Все возможно!». Таким образом Алиса выражает свою надежду. Но фальшивая надежда – это не лекарство. Хорошее средство для химиотерапии или болеутоляющее – вот это лекарство.

«Есть это нетрадиционное лекарство, о котором все говорят». За такое я баню нещадно, но, к счастью, мне подобное предлагали всего несколько раз. Даже если бы чудесное лекарство и существовало, стоимость и стресс (для других) от его поиска были бы так высоки, что гоняться за ним было бы крайне эгоистично. С таким же шансом на успех, как и в лотерее. Мы живем, мы умираем.

«Прочти эту главу Библии, это поможет тебе». Это одновременно грубо и оскорбительно, а в придачу еще неловко и высокомерно. Если Бобу понадобится религиозный совет, он пойдет и поговорит со священником. Если нет, не трогайте его. Это еще одно действие, за которое я посылаю в бан.

Главное, не звоните и не рыдайте в трубку. Если хотите порыдать, отложите телефон, подождите десять минут и звоните, когда успокоитесь. Слезы – это нормально, но для Боба это большая угроза скатиться в сожаления о самом себе. Я научился контролировать свои эмоции, но большинству Бобов будет непросто.

2. О чем можно говорить

О ваших былых приключениях. Помнишь, как мы тогда? О да, еще бы! Это было здорово!

О медицинских подробностях. Прикованный к постели Боб наверняка одержим ритуалами ухода, сотрудниками больницы и своей болезнью.

Помогать Бобу с техническими деталями. Приведение жизни в порядок – сложный процесс, и дополнительные руки и голова не помешают.

И, главное, не выражайте никаких эмоций, кроме счастья, и не создавайте Бобу новых проблем.

3. Обязанности Боба

Не одной Алисе нужно трудиться – у Боба тоже есть обязанности. Как минимум:

Быть счастливым. Может прозвучать банально, но это необходимо. Если ты постоянно будешь в депрессии, Алиса, разговаривая с тобой, тоже будет несчастна.

Разумеется, приведи свои дела в порядок. Я уже годами жду смерти, а потому постарался сделать себя как можно более заменимым. Семье, конечно, тебя никто не заменит. Но вопрос с работой можно решить.

Избавься от всех стрессов и затрат, от которых можешь избавиться. Например, в Бельгии разрешена эвтаназия. Я уже попросил врачей подготовиться к процедуре (не сейчас, а когда настанет время), попросил людей прийти и попрощаться со мной до смерти, а не после. Я завещаю свои останки местному университету, если они ему понадобятся.

Будь реалистом. Я уже объяснял, что надежда – не лекарство. Когда говоришь с врачами, пусть общение будет максимально прагматичным. Я сказал своим врачам, что они могут пробовать на мне любую экспериментальную химиотерапию, если захотят. Для них это информация, и это наименьшее, что я могу сделать для системы, подарившей мне, как минимум, пять дополнительных лет жизни.

Готовься к худшему. Когда онколог увидела мой снимок, она немедленно позвонила мне и сказала, что предполагает рак. В обоих легких, повсюду. Я положил трубку и рассказал своим детям. На следующий день я позвонил в их школы, своему адвокату и нотариусу и попросил их приготовиться к худшему. Через десять дней биопсия подтвердила диагноз. Это дало нам десять дополнительных дней и время, чтобы подготовиться.

4. Как объяснить детям

У меня трое детей: им двенадцать, девять и пять лет. Расти без отца трагично и так далее. Но ведь я останусь в их ДНК, у них будут мои конференции на Youtube и мои книги.

За эти годы я много раз объяснял им это так: однажды меня не станет. Возможно, это произойдет нескоро, а, возможно, очень скоро. Все мы умрем однажды, даже ты, маленький Грегор. Это часть жизни.

Представь, что у тебя есть коробка Лего, и ты строишь из конструктора новые дома, но никогда не разрушаешь старые. Что тогда будет? «Коробка опустеет, папочка». Отлично, молодец. И будет тогда из чего делать новые дома? «Нет». Так что мы тоже как домики из Лего, и когда мы умираем, детали возвращаются в коробку. Мы умираем, но рождаются новые дети. Таков цикл жизни.

К тому же, я научил своих детей плавать, кататься на велосипеде и стрелять. Готовить, путешествовать и ставить лагерь. Пользоваться технологиями без страха. В три года Грегор играл в Minecraft. Номи в семь научилась стрелять из пистолета. Они владеют несколькими языками. Они уверены в себе и быстро учатся, прямо как их отец.

И каждому нужно понять, что означает умереть. Осознание смертности - ключевая часть человеческого существования. Мы, разумеется, боремся за жизнь. И, когда борьба заканчивается, мы принимаем конец. Я рад, что смогу преподать своим детям этот урок – ведь у меня самого его не было.

5. Эвтаназия

И, наконец, я так рад, что остался жить в Бельгии. Эта страна разрешает умереть по собственному желанию смертельно больным или достаточно сильно страдающим от болезни. Во втором случае необходимо заключение трех врачей и психиатра и четыре недели ожидания. В первом случае достаточно мнения одного врача.

Такой выбор сделал мой отец, умерев в четверг перед Пасхой. С ним были несколько членов семьи. Это простая и безболезненная процедура. Первая инъекция погрузила его в спокойный сон, в кому. Вторая остановила его сердце. Это хороший способ умереть, и я понял, что хочу умереть так же, хотя тогда еще не знал, что болен.

Меня шокирует, что в 2016 году немногие страны разрешают эвтаназию и тем позволяют варварские пытки над больными, чьи тела медленно разрушаются. Это в особенности касается рака. Если ваша страна запрещает эвтаназию, найдите время на борьбу за право умереть с достоинством.

6. Что я чувствую

Поскольку у меня были годы на подготовку, а за эти годы многие планы осуществились, я полностью удовлетворен. С 2011 года я научился отлично стрелять, играть на пианино (и придумал множество небольших произведений), видел, как растут мои дети, написал три книги. О чем еще остается мечтать Бобу?

Персонал здесь замечательный. Мне не на что жаловаться, и я благодарен всем своим друзьям за годы счастья, которое вы мне принесли, и которое поддерживало во мне жизнь и мотивацию.

Спасибо!

Полную версию колонки Питера Хинченса читайте здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: