13 декабря 2017, среда

Захватили разум. Почему инженеры Facebook и Google сами отказываются от Facebook и Google, – американский журналист

Пол Льюис: А существует ли еще демократия?

Пол Льюис: А существует ли еще демократия?

Американский журналист Поль Льюис пишет для The Guardian о том, с помощью каких трюков Google и соцсети управляют нашими эмоциями

Джастин Розенштейн изменил операционную систему на своем ноутбуке, чтобы заблокировать сайт Reddit, запретил себе общение в Snapchat, который он сравнивает с героином, а также ограничил посещение Facebook. Но и этого было недостаточно. В августе 34-летний IT-руководитель предпринял еще более радикальный шаг. Розенштейн приобрел новый iPhone и включил на нем функцию родительского контроля, чтобы не допустить загрузку каких-либо мобильных приложений.

Розенштейн был в курсе, каким привлекательным может быть «Like», ведь он, инженер Facebook, когда-то сам создал эту кнопку. Джастин принадлежит к той небольшой, но разрастающейся группе еретиков Кремниевой долины, которые жалуются на рост так называемой «экономики внимания», когда Интернет формируется вокруг рекламы.

Эти «еретики» редко являются топ-менеджерами компаний, у которых нет оснований отказываться от общепринятой мантры. Речь идет, как правило, о дизайнерах, инженерах и менеджерах, которые подобно Розенштейну несколько лет назад сами создали кирпичики нынешнего цифрового мира, а теперь пытаются выбраться из него.

Розенштейн, который также помог создать Gchat во время своей работы в Google, теперь возглавляет компанию в Сан-Франциско, обеспокоенную мощным психологическим воздействием на людей. Как показывают исследования, современный человек 2 617 раз в день касается экрана своего смартфона.

Растет обеспокоенность тем, что технологии способствуют так называемому «непрерывному отвлечению внимания». Это серьезно ограничивает способность людей сосредотачиваться, снижает наше IQ. Но эти проблемы тривиальны по сравнению с разрушительным воздействием технологий на политику в разных странах.

Исследования утверждают, что есть прямая зависимость между социальными медиа и такими политическими потрясениями, как Брекзит и рост популярности Дональда Трампа. Цифровые технологии полностью изменили политическую систему. (…)

В 2007 году Розенштейн был одним из сотрудников Facebook, решивших создать путь наименьшего сопротивления –  один клик для «отправки небольших позитивных откликов» по всей платформе. Функция «Like» в Facebook, по словам Розенштейна, стала «дико успешной». Люди наслаждались краткосрочным одобрением своих действий, в то время как Facebook собирал ценные данные о предпочтениях пользователей. Эти данные могли быть проданы рекламодателям. Идея вскоре была скопирована Twitter, Instagram и другими приложениями и веб-сайтами. (...) Но показательно, что теперь многие молодые люди, придумавшие эти приемы, отучают себя от своих же продуктов, отправляя детей в элитные школы, где запрещены iPhone, iPad и даже ноутбуки.

Это похоже на механизм зависимости в азартных играх

39-летний Нир Эяль, автор книги «На крючке», пишет: «Технологии, которые мы используем, превратились для нас в компульсии, если не в полноценную зависимость. Нас тянет к YouTube, Facebook или Twitter, даже если всего несколько минут назад мы уже прокручивали ленту». Эяль объясняет тонкие психологические трюки, которые могут быть использованы для того, чтобы у людей формировалась привычка, «тяга» или же наоборот, отрицательные эмоции, которые можно использовать как «триггеры». «Чувства скуки, одиночества, разочарования, замешательства и нерешительности часто провоцируют боль или раздражение и побуждают нас повторять какое-то бессмысленное действие, чтобы подавить это негативное ощущение». (…)

И если люди, создавшие эти технологии, предпринимают такие радикальные шаги, чтобы освободить себя от этой несвободы, может и нам стоит проявить волю?

Вот что говорит 33-летний Тристан Харрис, бывший сотрудник Google: «Все мы втянуты в эту систему. Наши мозги могут быть под контролем. Мы не так уж и свободны в нашем выборе, как мы себе это представляем». Выпускник Стэндфордского университета, Харрис учился в BJ Fogg по специальности «поведенческая психология». На одной из конференций TED в Ванкувере он заявил: «Горстка людей, работающих в нескольких технологических компаниях, будут управлять тем, о чем должны думать миллиарды людей».

Для Харриса все началось в 2013 году, когда он работал менеджером по продуктам в Google. Он исследовал, как LinkedIn использует потребность в социальных взаимосвязях для расширения своей сети; как YouTube и Netflix автоматически воспроизводят видеоролики, лишая пользователей выбора; как Snapchat создал свою функцию Snapstreaks, поощряя почти непрерывную связь между ее пользователями, в основном, подростков.

Методы, используемые этими компаниями, не всегда являются одинаковыми: алгоритмы могут быть адаптированы под конкретного человека. Например, внутренний отчет Facebook показал, что компания вполне может идентифицировать, когда подростки не чувствуют себя в безопасности, или чувствуют свою «бесполезность» и хотят большего внимания. Такая подробная информация дает им возможность заранее знать, какую кнопку нажмете.  

Технические компании используют нашу уязвимость, они могут манипулировать нами. Более того, эти данные могут быть проданы рекламодателям по высокой цене. «Забудьте про этику», – говорит Харрис. Платить Facebook, чтобы использовать свои рычаги влияния, могут как производитель автомобилей, так и московская «тролль-ферма».

Один из друзей Харриса рассказал ему, что дизайнеры Facebook изначально хотели, чтобы значок уведомления, предупреждающий пользователей о новых действиях, был синего цвета. Это соответствовало стилю Facebook, и было «ненавязчивым». «Но никто не реагировал на уведомления, – говорит Харрис. Тогда они сделали значок красным, и, конечно, все стали обращать на него внимание».

Этот красный значок теперь повсюду. Когда пользователи смартфонов смотрят на свои телефоны, десятки или сотни раз в день, они видят красные значки рядом с приложениями, которые «умоляют» среагировать на них. «Красный – это триггерный цвет, сигнал тревоги», –  говорит Харрис.

Когда мы открываем приложение с красными значками, мы не знаем, что найдем внутри: интересное письмо, лайк или вообще ничего. И это формирует у нас устойчивую привычку. Это похоже на механизм зависимости в азартных играх. «Каждый раз, когда вы прокручивается ленту, это напоминает игровой автомат. Ты не знаешь, что будет дальше. Иногда это красивая фотография, а иногда просто рекламное объявление», –  говорит Харрис.

Роджер Макнаме, венчурный капиталист, который в свое время выиграл от чрезвычайно выгодных инвестиций в Google и Facebook, разочаровался в обеих компаниях, утверждая, что их первоначальные миссии искажены. В качестве поворотного момента инвестор называет появление смартфона, который поднял ставку в этой гонке вооружений за внимание людей. «Facebook и Google утверждают, что они дают пользователям то, что они хотят», –  говорит Макнаме. Но ведь то же самое можно сказать о табачных компаниях и наркодилерах».

Но как Google и Facebook откажутся от своих бизнес-моделей, превративших их в самые прибыльные компании в мире? Макнаме считает, что компании, в которые он инвестировал, должны регулироваться более жестко. При этом  Роджер обеспокоен тем, что гиганты, которым он когда-то помог вырасти, стали слишком огромными: «Недавно ЕС оштрафовал Google на $2,42 млрд за нарушение антимонопольного законодательства, но акционеры просто пожали плечами». (…)

35-летний Джеймс Уильямс ушел из Google в прошлом году и вскоре получил докторскую степень в Оксфордском университете. Он исследует, сможет ли демократия выжить в новую технологическую эру.

По словам Уильямса, благодаря социальным сетям, мы привыкли к бесконечному когнитивному стилю возмущения, и это внутренне меняет нас и динамику нашей среды. «Экономика внимания» подрывает нашу способность помнить, рассуждать, принимать для себя решения. Это способности, которые необходимы нам для самоуправления. О какой демократии в таком случае может идти речь? «Экономика внимания так выстроена, чтобы подорвать человеческую волю», –  говорит он. Если демократия – это выражение нашей человеческой воли, на индивидуальном и коллективном уровнях, то экономика внимания подрывает основы демократии».

Если Apple, Facebook, Google, Twitter, Instagram и Snapchat постепенно взяли в заложники нашу способность контролировать наш собственный разум, возникает вопрос: а существует ли еще демократия, или они уже окончательно захватили нас?

Перевод НВ

Полную версию читайте на сайте www.theguardian.com

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: