6 декабря 2016, вторник

Избавиться от мракобесия. Отар Довженко – о том, стоит ли разочаровываться во Львове

Отар Довженко: Я «переболел» размышлениями на тему естественности и неестественности тех или иных комбинаций

Отар Довженко: Я «переболел» размышлениями на тему естественности и неестественности тех или иных комбинаций

Рано или поздно толерантность станет нормой. И не уверен, что разочаровываться и опускать руки - правильный шаг в этом направлении

У меня были уникальные предпосылки для того, чтобы быть толерантным – вырос в интеллигентной, либеральной и не религиозной семье. Мое окружение не было ксенофобским. Мне никто не вкладывал в голову, что какая-то разновидность любви, не запрещенной уголовным кодексом, может быть грехом. Когда мне было 15 лет и мой друг детства сообщил мне, что он гей, я сказал «ага, ну окей», - пишет журналист Отар Довженко для Zaxid.net.

И все же даже я прошел определенный эволюционный путь до нынешнего уровня толерантности. Я «переболел» размышлениями на тему естественности и неестественности тех или иных комбинаций. Мне нелегко было ограничить себя в употреблении слова «пидорас». И так далее.

15-20 лет назад человека, который говорит на украинском, в Киеве могли облить грязью, а в Харькове побить

Вы не можете сделать человека толерантным. Вы не можете распорядиться, чтобы он начал уважать других. И уж точно не можете взмахом волшебной палочки сделать толерантным общину или общество. Толерантность – это следствие длительных мировоззренческих преобразований, которые зависят от кучи факторов, от воспитания до информационного фона. Порой этот процесс происходит быстрее, порой наоборот - начинается регресс, и человек скатывается в мракобесие. Для людей, которые уже осознали необходимость толерантности, это огромная работа над собой, своими привычками, речью, поведением, над тем, как они объясняют определенные вещи своим детям.

Происходит процесс пели рехода от ксенофобии к толерантности в украинском обществе? Среди львовян? Так.

Или он близок к завершению? Нет.

Есть ли смысл, зафиксировав определенную проблему на этом пути, рвать на себе волосы и вопить «мне стыдно за Львов!» и «я разочарована в Львове!»? Вопрос риторический.

Я думаю, что рано или поздно толерантность станет нормой. И не уверен, что разочаровываться и опускать руки -правильный шаг в этом направлении.

Последнее, что хочется сказать о событиях 19 марта,чего мне не хватает в ленте Facebook, наполненной рефлексиями на эту тему, то это слов поддержки в адрес людей, которые непосредственно работают над изменением пещерных социальных норм во Львове и других городах, где господствующим является консервативный, традиционалистский дискурс. Слов знак благодарности людям, которые являются христианами, но не считают нормальным бить человека за то, что он не придерживается запретов христианской религии. И которые, кстати, не боятся высказывать эту позицию, зная, что их более консервативные коллеги, друзья, родные могут их за нее осудить.

(...) Взгляды и убеждения человека меняются. (В отличие от сексуальной ориентации, которая обычно на всю жизнь одна и не лечится даже электрошоком.) Меняются где быстрее, где медленнее, где легче, где тяжелее. Вполне вероятно, что гопники, которые бегали с дубинами на вчерашнем видео, которое всех так потрясло, через несколько лет сами будут принимать участие в фестивалях равенства. Не все, но некоторые.

Городская власть может быть изменена. Вполне вероятно, что на следующих выборах эти же вчерашние гопники проголосуют за кандидата и партию, которые смогут гарантировать безопасность и соблюдение прав всех людей, которые не нарушают закон. И не будут прятать голову в песок, притворяясь, что не видят насилия на улицах города.

Церковь не является неизменной. Папа Франциск заявил, что не осуждает гомосексуалов, и они should be treated with delicacy and not be marginalized. Или невозможна ситуация, когда священники местной церкви также изменят если не отношение, то, по крайней мере, поведение и риторику в отношении ЛГБТ?

Активное меньшинство может влиять на то, что пассивное большинство считает нормой. 15-20 лет назад человека, который говорит на украинском, в Киеве могли облить грязью, в Днепропетровске не понять, а в Харькове побить. Сейчас в этих городах можно говорить на украинском свободно: люди остались более-менее те же, но социальная норма изменилась. Таких примеров можно найти немало. И нигде это не произошло само по себе, везде это следствие усилий конкретных людей, которые продвигают изменения. И если вы не знаете, чего бы такого написать, то можно, например, сказать этим людям «спасибо».

Полную версию колонки Отара Довженко читайте на сайте Zaxid.net

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: