9 декабря 2016, пятница

Рейдерские захваты, переделы и мафия - судьба Крыма уготована и Донбассу, - британский эксперт

Эндрю Фоксолл: То, что Крым не был упомянут ни в одном из Минских соглашений – уже попытка умиротворения России

Эндрю Фоксолл: То, что Крым не был упомянут ни в одном из Минских соглашений – уже попытка умиротворения России

«Судьба аннексированного Крыма может стать прообразом того, что уготовано непризнанным ДНР и ЛНР», - пишет британский политический эксперт Эндрю Фоксолл в своей колонке для NY Times

Прошел год с тех пор, как Россия аннексировала Крым. Это первый крупный передел территорий со времен окончания Второй мировой войны. Мир недостаточно серьезно отреагировал на данные события, и развитие ситуации на полуострове порождает неутешительные мысли. Во-первых - по причине безрассудного поведения Владимира Путина, во-вторых – из-за развернутой Россией кампании запугивания ближайших соседей, которую мы наблюдаем сегодня в Украине.

За 15 лет своего правления Путин построил в РФ систему, в которой оппозиция притесняется, индивидуальные права попираются, свобода слова ограничена, процветает организованная преступность, а права на собственность уважаются лишь избирательно. Аннексировав Крым, Путин распространил такой же стиль правления и на захваченном полуострове.

Многие представители так называемых сил самообороны Крыма раньше входили в местные преступные группировки. Элита региона уже давно имеет тесные отношения с организованной преступностью. СМИ сообщали, что Сергей Аксёнов, которого Путин поставил управлять Крымом, был известен в мафиозных кругах под кличкой "Гоблин". Аксенов, конечно же, отвергает подобные обвинения.

Происходящее в Донбассе оттеснило вопрос Крыма на второй план

Профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти, изучающий с 80-х годов организованную преступность в СССР и постсоветских странах, рассказал: «Многие из натренированных и хорошо вооруженных «бойцов самообороны», присоединившихся к профессиональным российским войскам, оказались местными бандитами. За последний год многие из них пополнили ряды квазиполицейских группировок в Крыму, а их военизированные подразделения были переименованы в «народное ополчение».

За год эти группировки провели серию рейдерских атак. Поначалу Россия взяла под свой контроль несколько украинских государственных промышленных объектов, но вскоре переключилась на частные предприятия.

Кроме того, самопровозглашенные власти Крыма заставили украинские банки уйти с полуострова. Их потеснили российские, в частности, Российский национальный коммерческий банк. Согласно публикациям The Moscow Times, крымские власти приобрели этот малоизвестный филиал Банка Москвы через несколько недель после захвата полуострова Россией. Таким образом, один из самых маленьких банков РФ стал крупнейшим банком в Крыму.

Кремль взял под контроль и крымские масс-медиа. В августе власти Крыма провели обыск в независимой Черноморской ТРК, наложив арест на оборудование и компьютеры компании, а также заблокировав само здание вещателя. Других журналистов просто заставили поддержать линию Кремля. Согласно газете Kyiv Post, украинский Центр журналистских расследований зафиксировал 85 случаев цензуры и преследований журналистов в Крыму только в марте 2014 года.

Правозащитники из Human Rights Watch сообщили, что вооруженные пророссийские группы причастны к исчезновению ряда проукраинских активистов в Крыму. За год было похищено и несколько татарских активистов, некоторые из них погибли. Учреждения, которые явно не поддерживают пророссийский курс полуострова, также регулярно запугивают и преследуют. Украинский язык исчез из школьных программ, а Украинская Православная Церковь, отколовшаяся от Московского патриархата в начале 1990-х годов, была вынуждена закрыть 11 из 18 своих приходов.

Помощник государственного секретаря США по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд заявила на слушаниях в Конгрессе, что в результате действий России Крым живет в условиях «господства террора». И она была права.

Происходящее в Донбассе оттеснило вопрос Крыма на второй план. Западная дипломатия сосредоточилась на том, чтобы остановить ухудшение ситуации на юго-востоке Украины. Тем не менее, Запад должен внимательно посмотреть на то, что происходит в Крыму: судьба аннексированного полуострова может стать прообразом того, что уготовано для непризнанных Донецкой и Луганской «народных республик».

В январе президент Европейского совета Дональд Туск обвинил некоторых лидеров ЕС в попытках применить политику «умиротворения» России, и предостерег их от смягчения экономических санкций. Но то, что Крым не был упомянут ни в одном из Минских соглашений о прекращении огня, само по себе является формой умиротворения. То, что западные страны не признают российской власти в Крыму, в сущности, ничего не меняет.

Запад боялся, что Крым может стать лишь первой из многих территориальных интервенций Путина относительно ближайших соседей, и эти опасения подтвердились.

На прошлой неделе Россия нарушила суверенитет Грузии, подписав соглашение об интеграции с руководством самопровозглашённой республики Южной Осетии. В прошлом году аналогичное соглашение было заключено с Абхазией, другой самопровозглашенной республикой Грузии. Кремль продолжает поддерживать Приднестровье, блокируя проведение реформ.

Если Запад серьезно намерен прекратить распространение российской агрессии, которая угрожает не только Украине, но и всему региону, он должен вспомнить, что Крым очень важен.

Подробнее читайте в колонке Эндрю Фоксолла для NY Times

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: