28 июня 2017, среда

Дугин и Бэннон. Что связывает главных идеологов Путина и Трампа, – американский журналист

Дугин и Бэннон. Что связывает главных идеологов Путина и Трампа, – американский журналист
Американский журналист Оуэн Мэттьюз в колонке для Newsweek, рассказывает о схожих взглядах Стива Бэннона и Александра Дугина

В наши дни любые связи с Москвой непредсказуемо опасны для Вашингтона. По данным прессы, Дональд Трамп мог занимать деньги у РФ для удержания своей империи недвижимости на плаву. Кроме того, на горизонте маячат несколько расследований предполагаемого вмешательства Кремля в президентские выборы в США и ряда тайных связей между сотрудниками предвыборного штаба Трампа с российскими хакерами и шпионами.

Главный стратег Трампа Стивен Бэннон не фигурирует ни в одной из таких проверок. В отличие от тех же Пола Манафорта и Картера Пейджа, он не находится под следствием ФБР о возможном сговоре с Кремлем. У Бэннона с Россией связи идеологического характера, следовательно, они могли оказать куда большее влияние на политику Белого дома по отношению к Москве.

По крайней мере, до сих пор. В начале апреля Бэннона выставили из Совета национальной безопасности Трампа. Это произошло в ходе небольшого переворота в Белом доме, который можно воспринимать как борьбу за линию поведения с Кремлем: умиротворять или противостоять. Спустя несколько дней он проиграл жаркие дебаты в Белом доме с Джаредом Кушнером, зятем Трампа, о том, стоит ли наносить удар по Сирии после того, как защищенный Москвой режим Башара Асада использовал химическое оружие для убийства гражданского населения.

Бэннон, бывший банкир, ставший кинопродюсером и правым полемистом, восхваляет не только Путина, но и особый вид российского мистического консервативного национализма, известного как евразийство, которое ближе всего соответствует государственной идеологии Кремля. Евразийство предполагает, что России предназначено возглавить все славянские и тюркские народы в составе огромной империи, чтобы сопротивляться извращенным ценностям Запада. Его главным апологетом является Александр Дугин. С длинной бородой и горящими голубыми глазами Дугин похож на пророка-шарлатана. Его философия прославляет Российскую империю, в то время как Бэннон возродил лозунг «Америка прежде всего», позднее взятый Трампом для его предвыборной кампании.  

Идеологический медовый месяц Москвы и Вашингтона закончился, и вопрос лишь в том, сможет ли Бэннон пережить развод

У Бэннона и Дугина есть общая идея, дескать, глобальные элиты сговорились против простых людей, и старый порядок должен пасть. «Для нас настал тот момент, когда мир открывает для себя новую идеологическую модель. Выборы Трампа четко это показали», – заявил Дугин в интервью Newsweek.

Бэннон же, похоже, восхищается Дугиным и путинской Россией за то, что они положили традиционные ценности в основу возрождения национального величия. «Мы, иудео-христианский Запад, действительно должны прислушаться к тому, что говорит Путин, когда речь идет о традиционализме, особенно его поддержке основ национализма», – заявил Бэннон на организованной Ватиканом конференции в 2014 году. «Проанализировав некоторые фундаментальные убеждения Путина, можно заметить, что многие из них происходят из того, что я называю евразийством».

Речи и труды Бэннона и Дугина показывают, что их общими врагами являются секуляризм, мультикультурализм, эгалитаризм, а также то, что Дугин называет «глобальной и интернационалистической капиталистической либеральной элитой». В мировоззрении и Бэннона, и Дугина настоящая идеологическая борьба ведется между культурно однородными группами, проповедующими иудео-христианские ценности и практикующими гуманный капитализм, с одной стороны, и международную закрытую капиталистическую сеть банкиров и крупного бизнеса с другой.

Замысел Бэннона в отношении всего мира состоит в том, чтобы возродить национальное государство – именно то, чем занимается сегодня Кремль, поддерживая антиевропейских кандидатов от Венгрии до Франции. «Мне кажется, что индивидуальный суверенитет страны – это хорошо и правильно», – сказал Бэннон аудитории католических мыслителей в Ватикане по видеосвязи из США в 2014 году. «Путин встает на защиту традиционных институтов, он пытается сделать это с помощью национализма. Люди хотят видеть свою страну суверенной; они хотят видеть патриотизм в своей стране. Они не верят в этот пан-Европейский Союз, также как не верят в централизованное правительство в Соединенных Штатах».

Дугин соглашается: «Мы несправедливо называем себя националистами, но это не старомодный национализм в смысле этнического шовинизма, он отражает идею о том, что мы верим во множество цивилизаций, которые равны и имеют право на собственную идентичность и собственный курс».

Они оба также считают себя революционерами. Бэннон, хотя он когда-то работал в Goldman Sachs, по сообщениям, называл себя «ленинцем», мечтающим «уничтожить государственный строй». Дугин был основателем радикальной национал-большевистской партии, многие члены которой заключены в тюрьму за попытки вооруженных восстаний русских меньшинств в бывших советских республиках, таких как Казахстан.

Избрание Трампа в России встретили с восторгом, подогреваемым местным телевидением, создавшим для нью-йоркского магната образ человека, который наконец воздаст РФ должное уважение. Группа петербургских казаков даже дала Трампу почетное звание «капитан» (которое они быстро забрали после бомбардировки Сирии). В первые дни администрации Трампа у Кремля были большие надежды на торжественную сделку с Вашингтоном, основанную на обещании Трампа договориться с Путиным о сотрудничестве ради уничтожения ИГ в Сирии. Изначальная команда Трампа дала Кремлю еще больше поводов надеяться на улучшение отношений. Бэннон был главным стратегом и старшим советником президента. Майкл Флинн, принявший гонорар в размере $40 000, чтобы появиться на московской юбилейной вечеринке спонсируемого Кремлем канала RT, где он сидел рядом с Путиным, был назначен советником по национальной безопасности. Рекс Тиллерсон, бывший генеральный директор Exxon-Mobil, который вел переговоры о сделке по разведке нефтяных месторождений в Российской Арктике стоимостью $7 млрд с близким путинским союзником Игорем Сечиным, был назначен госсекретарем.

Однако любовь между Трампом и Кремлем оказалась быстротечной. По всей видимости, Бэннон не предпринял никаких шагов, чтобы снять санкции США против России, введенные после аннексии Крыма в 2014 году, или чтобы снять запрет на въезд Дугина в США, введенный после того, как он активно выступил за присоединение Москвой не только Крыма, но и всей Украины.

Выдворению Бэннона из Совета национальной безопасности способствовали многие факторы. С ним связывают сразу несколько провалов администрации Трампа. Но после отставки советника по национальной безопасности Майкла Флинна также стало ясно, что восхищение Путиным или какое-либо умиротворение Москвы стало политически невозможным из-за боязни предоставить расследованиям в Конгрессе и ФБР подтверждения сговора с Россией.

Идеологический медовый месяц Москвы и Вашингтона закончился, и вопрос лишь в том, сможет ли Бэннон пережить развод.

Полную версию колонки читайте в Newsweek

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: