27 марта 2017, понедельник

Бессмертный Яценюк. Почему Порошенко не смог обменять Шокина на премьера, - мнение

комментировать
Юлия Мостовая: Мог ли Порошенко ослушаться вице-президента США? Олигарх №1 – нет. Президент Украины — да

Юлия Мостовая: Мог ли Порошенко ослушаться вице-президента США? Олигарх №1 – нет. Президент Украины — да

«О том, что во вторник результативного голосования за отставку Яценюка не будет, было известно уже в пятницу вечером», - пишет журналистка Юлия Мостовая для zn.ua

194 голоса, высветившихся на табло, породили две версии произошедшего. Согласно первой, такой результат был задуман президентом, вступившим в сговор с олигархами, заинтересованными в сохранении Яценюка на посту премьера. Вторая — менее распространенная, но также крайне неприятная для имиджа Порошенко, состоит в том, что впервые в истории Украины президент, замахнувшийся на премьера, не смог "добить" его в зале парламента. Я могу только представить, как обидно Петру Алексеевичу слышать все эти, по сути, верхоглядные обвинения. Ведь он же знает, что никакой он не заговорщик и не слабак, ибо на самом деле он — марионетка.

Решение по премьерскому вопросу президент принимал тяжело. Тянул, откладывал, тер, перетирал, комбинировал, импровизировал, советовался с "жертвой"... И, наконец, принял: Яценюк должен уйти в отставку. "Боливар не выдержит двоих". Оставалось решить одну задачу: провести принятое решение через Вашингтон. Казалось, это формальность. Во-первых, потому что американцы с осени перестали делать акцент на персональной ценности Яценюка, акцентируя внимание на недопустимости развала коалиции, досрочных выборах и дестабилизации.

Пост премьер-министра сохранил за собой человек, заключивший выступление в Раде тирадой, где каждое слово является ложью

Во-вторых, четырехчасовая встреча Петра Порошенко с Джо Байденом в Давосе, во время которой Петру Алексеевичу якобы удалось достучаться до вице-президента по многим проблемам, связанным с Минскими соглашениями, вселила в украинского президента надежду на то, что с визави установлены доверительные отношения. Для умасливания "богов" было принято решение принести в жертву Виктора Шокина. Ведь Запад так давно хотел с пути антикоррупционной борьбы убрать это "главное" препятствие. Пакет "Яценюк—Шокин" Байден должен был принять. В разговоре, состоявшемся 11 февраля, Петр Порошенко изложил вице-президенту свой план. По словам источников ZN.UA, Байден оказался не готов к предметному разговору. Правда, поинтересовался, какие кандидаты на пост премьера есть у Киева. По свидетельству тех же источников, президент назвал такие фамилии: Саакашвили, Яресько, Шимкив, Климкин. Договорились продолжить разговор в пятницу. Петр Порошенко был оптимистичен и ожидал согласия. Но во втором разговоре, 12 февраля, Байден категорически выступил против отставки Яценюка, а отставку Шокина воспринял как нечто само собой разумеющееся. Это был удар.

(…) Что делать в этой ситуации? Оставлять Яценюка нельзя. Народ, согласно всем соцопросам, его на посту премьера видеть не хочет. Президентская фракция на глазах выходит из-под контроля и взорвется в случае отказа Порошенко снимать Яценюка. Значит нужно разыграть президентскую отставочную инициативу и, при этом, обеспечить уверенность общества и фракции БПП в искренности и решительности намерений президента. Этим целям послужили, во-первых, встреча президента с фракцией БПП и порожденный этой встречей "обходной лист" для сбора подписей за отставку премьера, во-вторых, заявление Петра Порошенко с призывом уйти в отставку Виктору Шокину, полностью перезагрузить правительство и дать Яценюку право самому выбрать, "нож или веревка". Согласно задумке, фракция тешится; народ радуется президентскому походу на опостылевшего премьера; а за неудачу — спрос с парламента — это же он завалил отставку!

Короче говоря, о том, что во вторник результативного голосования за отставку Арсения Яценюка не будет, было известно уже в пятницу вечером. С субботы начались переговоры в очень узком кругу о том, кто и сколько голосов должен дать/не дать для отрицательного, но правдоподобного результата голосования. Однако переговаривающиеся стороны так давно знают друг друга, что слово "доверие" в характеристике их отношений отсутствует. В результате, по итогам договорного матча, обе стороны подстраховались и забили по "автоголу": фракция БПП не додала за отставку 39 голосов; фракция "Оппозиционного блока" — 35. И это все при том, что не хватило для принятия решения о смене премьера и правительства 32-х. Эта обоюдоразоблачительная ошибка дала повод уличить и президента, и "Оппозиционный блок" в имитации политического оргазма. Неловко вышло перед партнером-электоратом...

Мог ли Порошенко ослушаться вице-президента США? Олигарх №1 – нет. Президент Украины — да. В принципе, он мог бы напомнить и о мягко смятом Будапештском меморандуме, и о сданном под партнерские выкрики: "Стоять! Не провоцировать!" Крыме, и об избранных экономикоубивающих перлах МВФ... Но, сказать такое мог бы только президент, положивший все свои силы, умения и энергию на реальные реформы и отстаивание субъектности страны, а не на пиар-обаяние и потокоохвачивание. В результате во вторник произошло то, что произошло. И пост премьер-министра сохранил за собой человек, заключивший выступление в Раде тирадой, где каждое слово является ложью: "Мы оставляем страну с полной казной, с вооруженной украинской армией, со списанными долгами..."

(…) Параллельно разыгрывается история с развалом коалиции. В стране, парламент которой в регламенте своей работы не имеет четкого описания процесса как комплектации, так и разукомплектации парламентской коалиции — это прелюбопытнейшее занятие. Даже сегодня, когда теоретически из коалиции вышли "Радикальная партия", "Батьківщина" и "Самопоміч" — нельзя сказать, осталось ли в ней 226 депутатов. Радикалы предоставили выписку из протокола заседания фракции. И этим ограничились. Команды Тимошенко и Садового, используя парламентский прецедент, выходили из коалиции так же, как и заходили — с поименными заявлениями депутатов и спикерским оглашением. Кто прав? Сказать нельзя: нормы регламента ВР, регулирующие порядок образования и распада коалиции были изъяты из регламента в 2010 году, после изменения Конституции через КС. И с тех пор эти нормы никто так и не оживил. Но дело даже не в этом. 225… 226… 300… По сути, в украинской власти есть три группы политиков, объединяемых разными целями.

"Младшие" хотят перемен. Часто бессистемно, иногда безответственно, не имея представления, к чему приведут их шаги. Но все же — перемен.

"Средним" все мерещится сочный апельсин украинской экономики, дольки которого традиционно достаются на пропитание фракциям, находящимся в коалиции. Вот только, как заметил руководитель одной из крупнейших отечественных госкомпаний: "Апельсина уже нет. Есть высохшая, заскорузлая мандаринка. Капли сока которой не способны утолить жажду всех алчущих".

(…) И, наконец, "большие". В мельтешении страстей они не выпускают из виду главную цель — большую приватизацию за малюсенькие деньги. Они к этому готовились, они за это боролись. И поэтому никто не хочет уступать другому место в билетной кассе, коей и является правительство. Стратегические порты, прибыльные заводы, элеваторы Госрезерва, лучшие земли Академии наук и предприятий МинАПК, оставшиеся в энергетике куски генерации и распределения, доли в госбанках...

Они так ничего и не поняли. И от этого невообразимо, беспомощно, выжигающе больно и стыдно.

Полную версию колонки Юлии Мостовой читайте на сайте zn.ua

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: