18 декабря 2017, понедельник

Научный абсурд. Во что превратилась Нобелевская премия, – обозреватель The Atlantic

комментировать
Эд Йонг: Премия – для тех, кто выжил
Фото: The Chautauquan Daily

Эд Йонг: Премия – для тех, кто выжил

Журналист Эд Йонг в колонке для The Atlantic пишет о главных претензиях к Нобелевской премии

3 октября Нобелевский комитет вручил премию по физике американским исследователям Райнеру Вайссу, Барри Баришу и Кипу Торну — за вклад в открытие гравитационных волн. Трио, возглавлявшее проект лазерно-интерферометрической гравитационно-волновой обсерватории, записавшей эти волны, разделит приз в 9 млн шведских крон. Что важнее – остаток своей жизни они проживут в статусе нобелевского лауреата.

Но что до других ученых, которые внесли свою лепту в проект LIGO и чьи имена украшают список авторов длиной в три страницы в научной работе, описывающей открытие? "Успех LIGO принадлежит сотням исследователей, – сказал в интервью ВВС астрофизик Мартин Риз. – Тот факт, что Нобелевский комитет 2017 отказывается присуждать групповые премии, все чаще вызывает проблемы и создает ложное впечатление о том, как на самом деле делается наука".

Это знакомая песня: ежегодно во время присуждения Нобелевской премии по физике, химии, физиологии и медицине, критики отмечают, что такой способ признания работы ученых – абсурдный анахронизм. Вместо того чтобы чествовать науку, они искажают ее природу, переписывают историю и игнорируют важных исследователей.

Разумеется, научные исследования должны быть признаны за жизненно важную роль в человеческой деятельности (…) Но тот факт, что научная Нобелевская премия выявляет противоречия с самого начала, наводит на мысль о глубоко укоренившихся проблемах.

Впервые премия в области медицины досталась Эмилю фон Берингу в 1901 году за открытие антитоксинов, но не досталась его близкому коллеге Сибасабуро Китасато. В 1952-м эта премия ушла к Зельману Ваксману за открытие антибиотика стрептомицина, но комитет проигнорировал выпускника Ваксмана Альберта Шаца, который, собственно, и нашел вещество (…)

Более широкая проблема, помимо той, кто должен получить премию, а кто нет, тот факт, что Нобелевский комитет вознаграждает отдельных личностей – максимум троих в каждой области. А современная наука, как написали Иван Оранский и Адам Маркус, "самый командный из командных видов спорта". Да, исследователи иногда делают прорывы самостоятельно, но они происходят все реже. Даже внутри исследовательской группы, есть подкрепление из студентов и техников, обычно участвующих в исследовании, которое привязывается к имени одного ученого. К примеру, недавно вышла научная работа, в списке авторов которой 5 154 человека.  

При пропаганде мифа об одиноком гении, одиноким гением, как правило, оказывается белый мужчина

Защитники премии отмечают, что Нобелевский комитет связан условиями завещания Нобеля. Но завещание призывает признать "человека" – одного – который сделал важное открытие в своей области в течение предыдущего года". Нобелевский комитет, напротив, отмечает работу максимум трех людей, которая могла быть сделана за десятки лет до этого. Если они уже нарушают правила, то почему бы не пойти дальше? (…)

Цена реформы низкая, чего не скажешь о попытках ее избежать (…)

И очень часто, премия – для тех, кто выжил. Точка. Нобелевскую премию нельзя присудить посмертно. Так Розалинд Франклин не получила награды за решающий вклад в определение структуры ДНК, потому что умерла за четыре года до того, как Нобелевскую премию получили Джеймс Вотсон, Фрэнсис Крик и Морис Уилкинс. Астроном Вера Рубин нашла доказательства существования темной материи, изучая вращение диска спиральных галактик – достижение, изменившее наше видение Вселенной. "Вера Рубин заслуживает Нобелевскую премию, – сказала писательница Рейчел Фелтман в октябре 2016. – Но она, вероятно, не получит ее вовремя". Рубин умерла спустя два месяца. (…)

Это указывает на еще одну давнюю проблему Нобелевки. При пропаганде мифа об одиноком гении, одиноким гением, как правило, оказывается белый мужчина. Женщины выиграли только 12 из 214 премий в области физиологии и медицины, 4 из 175 – по химии и только 2 из 204 – по физике. Последняя женщина-лауреат премии по физике Мария Гёпперт-Майер получила ее 54 года назад. И это не от недостатка потенциальных лауреатов. Рубин, бесспорно, заслуживала ее, как и Лиза Мейтнер за открытие ядерного распада вместе с лауреатом Отто Ганом. Между 1937 и 1965 Мейтнер номинировали 48 раз разные люди, но она ни разу не выиграла (…)

Возможно, ничего из этого не имело бы значения, если бы Нобель не обладал такой серьезной значимостью. Не считая денежной ценности премии, лауреатам пожизненно гарантирован ряд прибыльных выступлений. Их чаще цитируют. Они, как правило, живут на пару лет дольше чем их коллеги, которых номинировали, но не отметили премией. И награда накладывает на них печать величия (…)

Полную версию текста читайте на The Atlantic

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем. Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Мы рекомендуем ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: