7 декабря 2016, среда

«Турецкий Путин». Эрдоган ликвидирует в Турции демократию

Эрдоган расчистил себе путь к абсолютной власти

Эрдоган расчистил себе путь к абсолютной власти

Победа на парламентских выборах дала президенту Турции шанс стать "султаном Реджепом"

Действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в прошлом говорил, что образцом для подражания в мировой политике для него является «энергичный и жесткий» Владимир Путин. Судя по всему, это не пустые слова. Совпадений в биографиях двух лидеров настолько много, что места для сомнений просто не остается: да, Эрдоган действительно почти во всем копирует российского коллегу, постепенно превращая свою страну в некое подобие России (с местной спецификой, разумеется).

Оба они начинали в качестве «молодых и деятельных» лидеров, пришедших на смену старой и немощной власти, которая «довела страну» до политического хаоса и экономической ямы. Оба сравнительно быстро «навели порядок» и добились устойчивого экономического роста. И Путин, и Эрдоган пользовались безусловной поддержкой большинства населения, истосковавшегося по «нормальной власти». И оба со временем стали чувствовать себя не просто наемными менеджерами, а «спасителями», ниспосланными своим странам Небесами.


"Царь" и "султан" могут расходиться по разным вопросам, но в главном прекрасно друг друга понимают
"Царь" и "султан" могут расходиться по разным вопросам, но в главном прекрасно друг друга понимают


Эрдоган, как и Путин, разогнал главные оппозиционные телеканалы и газеты, посадив множество журналистов. Политическая оппозиция в Турции, как и в России, была маргинализирована, в обеих странах фактически утвердилась однопартийная система власти. По примеру Путина, посадившего наиболее влиятельного олигарха – Михаила Ходорковского, Эрдоган провел массовые чистки в армии, служившей реальной гарантией светского и демократического характера турецкого государства. Кроме того, он практически уничтожил организацию Гюленистов – своего рода «тайный орден», обладавший огромным влиянием в сфере образования, правоохранительных структурах и судах. Консолидация власти в Турции шла практически по тем же лекалам, что и в России.

Идеологические базы Эрдогана и Путина во многом совпадают. В обоих случаях делается упор на религию и, соответственно, «духовные скрепы». Эрдоган, например, постоянно подчеркивает важность религии для общества и не стесняется называть себя «умеренным исламистом». Кроме того, оба этих человека мечтают о «восстановлении былого величия» – Российской и Османской империй соответственно.

Тут, правда, Эрдоган подал пример Путину. Когда в 2011 году в арабских странах началась череда восстаний, турецкий лидер активно их поддержал, надеясь на консолидацию новых режимов вокруг Турции и себя лично. Он не скрывал планов восстановить турецкое влияние как минимум в мусульманском Средиземноморье. Кремлевские идеологи в 2014 году переименовали «арабскую весну» в «русскую», чтобы легитимировать собственные претензии на «восстановление империи» за счет Украины. (Хотя, строго говоря, «русской весной» скорее можно было бы назвать протесты против самого Путина в 2012 и 2013 годах в Москве). Они, правда, были жестоко подавлены – точно так же, как и протесты против Эрдогана, прокатившиеся по Турции летом 2013 года.

У обоих режимов есть и свой «беспокойный», склонный к сепаратизму народ: чеченцы у Путина и курды у Эрдогана. У обоих есть и «своя война», в которой тот и другой помогают весьма неоднозначным силам. Москва спонсирует боевиков, действующих на востоке Украины, а Анкара – исламистов из «Аль-Каиды» в Сирии. Обе эти войны, кстати, в общественном сознании двух стран исподволь объясняются необходимостью «восстановления империи».


У Эрдогана есть своя "Абхазия" - никем не признанная Республика Северного Кипра, где стоят турецкие войска
У Эрдогана есть своя "Абхазия" - никем не признанная Республика Северного Кипра, где стоят турецкие войска


Интересно, что оба лидера почти идентично обошли ограничения сроков нахождения у власти. Путин пересидел один срок премьером, отдав президентство своему миньону Дмитрию Медведеву. В Турции – парламентской республике – Эрдоган отошел от премьерства, став, наоборот, президентом при «карманном» премьере Ахмете Давутоглу. Все, что надо было сделать новоиспеченному президенту, чтобы вернуть себе власть не только де факто, но и де юре – это изменить конституцию, переделав турецкую республику из парламентской в президентскую. Но вот тут начались сложности, Путину незнакомые.

Изменение конституции в Турции возможно двумя способами: либо двумя третями голосов (для этого необходима поддержка 367 депутатов из 550), либо с помощью референдума, который могут созвать 60 процентов депутатов, то есть 330 человек.

На парламентских выборах в июне текущего года Партия справедливости и развития (ПСР), поддерживающая Эрдогана, не смогла даже получить простого большинства, чтобы самостоятельно сформировать правительство. В результате весь план превращения Эрдогана в Путина оказался под угрозой. В этой ситуации власти сделали все возможное, чтобы оппозиционеры не сумели договориться между собой о коалиции, после чего назначили на 1 ноября новые, досрочные выборы. Это голосование президенту и его партии надо было выигрывать во что бы то ни стало.


С оппозицией в Турции работают водометы и полиция
С оппозицией в Турции работают водометы и полиция


В ход пошли все возможные и невозможные инструменты повышения популярности режима. Центральное место в предвыборной стратегии заняло «сплочение людей вокруг лидера», то есть – Эрдогана. Крайне кстати в стране произошли два теракта, направленных не против этнических турок (это могло снизить популярность правящей партии), а против курдов. Эти теракты дали повод Турции вступить в сирийскую войну: авиация начала бомбардировки. Правда, целью для ударов стало не Исламское государство, организовавшее теракты, а все те же курды – сирийские и иракские. На юго-востоке страны армия и полиция организовали настоящую охоту на местных курдских активистов, которые стали отвечать той же монетой, нападая на правительственные патрули. Фактически, в Турции началась гражданская война, которая позволила Эрдогану заявить, что смена власти в такой момент – это недопустимая роскошь. Людей активно запугивали терроризмом, курдским сепаратизмом и «диктатом США и Европы», сопротивляться которому может «только Эрдоган». Вся агитация была построена на страхе коллапса страны, если ПСР не наберет искомое большинство. Лозунгом кампании стали слова «Либо Эрдоган, либо хаос».

Помимо этого, оппозиционным кандидатам не давали проводить встречи с избирателями, а непосредственно перед голосованием власти заткнули рты немногим оставшимся независимым СМИ, проведя обыски и аресты в редакциях и студиях. Местные журналисты назвали произошедшее «самым крупным наступлением на свободу прессы в истории Турции». Более того, незадолго до голосования были изменены привычные адреса избирательных участков в тех регионах, где обычно сильна оппозиция. Многие люди из-за этого просто не смогли проголосовать, так как не знали, куда им идти.

Эрдоган, который, будучи президентом, должен был придерживаться нейтралитета в предвыборной кампании, без устали колесил по стране, агитируя народ голосовать за свою партию и стращая сограждан ужасами хаоса в случае ее поражения. В этих условиях говорить о том, что предвыборная кампания была честной и равной для всех, не приходится. Голосование прошло по российским рецептам: запугивание избирателей, ликвидация свободной прессы, кровавые теракты, начало «маленькой победоносной войны», незаконная агитация и давление на оппозицию и наблюдателей.


Оппозиционеры провели митинг в поддержку закрытых СМИ. Тщетно.
Оппозиционеры провели митинг в поддержку закрытых СМИ. Тщетно.


Все эти меры дали плоды. По итогам воскресного голосования ПСР не только получила простое большинство в парламенте (316 мест), но и приблизилась к заветной отметке в 330 мандатов, которая позволила бы объявить референдум о перекройке страны из парламентской республики в «султанат» с Реджепом во главе. Сейчас для окончательной победы над демократией Эрдогану нужно уговорить, заставить или купить всего 14 депутатов из оппозиционных фракций, которые откроют ему дорогу к изменению Основного закона страны. Референдум – вопрос решаемый, с отстроенной вертикалью власти нужный результат можно даже нарисовать, как это традиционно делается в России.

Судя по тому, как сейчас развиваются события в Турции, демократии в этой стране приходит конец. Трудно представить себе обстоятельства, которые могли бы остановить президента от получения путинских полномочий. «Турковатники» с восторгом поддерживают «возрождение империи», оппозиция загнана под шконку и лишена голоса, а в самой Партии справедливости и развития безостановочно идут чистки – с прошлого года условных «либералов» активно заменяют на религиозно-консервативную и абсолютно лояльную публику.


Строительство помпезного дворца обошлось туркам в миллиард с лишним долларов
Строительство помпезного дворца обошлось туркам в миллиард с лишним долларов


Эрдоган, кстати, уже отстроил себе под Анкарой огромный дворец, поражающий своими размерами и переходящей в кич роскошью. К коронации Османского императора все, в общем, готово.

Есть, правда, одна проблема: как показывает опыт все того же Путина, «царь» одной войной не ограничивается. Для поддержания в народе патриотических чувств и любви к «отцу народа» страна должна воевать много, часто и кроваво. Впрочем, сейчас об этом даже в Турции мало кто думает. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: