23 сентября 2017, суббота

Жизнь после АТО: Боевики оставили о себе недобрую память - минные поля, развалины и распри

На военном пайке: Солдаты украинской армии раздают еду жителям освобожденного Славянска
Фото: СЛАВЯНСК / Twitter

На военном пайке: Солдаты украинской армии раздают еду жителям освобожденного Славянска

Освобожденные от террористов города востока Украины зализывают раны. Репортаж НВ из Славяска

На автостанции в Чугуеве, городке, расположенном в Харьковской области,— ажиотаж. Билеты на автобусы, что идут в освобожденные от боевиков Славянск, Краматорск и окрестности, взять необычайно трудно. “Еще никогда такого не было, чтобы во вторник в ту сторону автобус был забит под завязку”,— говорит Валентина Троценко, контролер чугуевского автовокзала.

Этой фразой она проводила наш Икарус в направлении Изюма, где пассажиров ждал неприятный сюрприз. О нем чуть позже.

В машине только и разговоров о новой жизни на малой родине и превратностях судеб в жизни старой.

Моя соседка по автобусу — родом из Краматорска, две недели не была дома. И вот теперь она в недоумении: как так случилось, что почти без боя был освобожден ее родной город?

— Мне кажется, что это [президент РФ Владимир] Путин дал приказ уйти сепаратистам. Однозначно!

— Как вам удается в одно предложение уместить и кажется, и однозначно? — спрашиваю ее.— Вам кажется или однозначно?

— Мне кажется, однозначно,— завершает диспут попутчица.

В таком смешанном стиле украинцы с востока прощаются со своим темным прошлым и пытаются заглянуть в светлое будущее. И первому, и второму пока что препятствуют предрассудки. Частично навязанные извне.

“Была жуткая пропаганда,— говорит Алексей Чернобай, пресс-офицер Национальной гвардии.— [Боевики запугивали граждан]: придут украинские военные — они будут вас резать и убивать”.
И вот они пришли.

Приехали

Рейсовый автобус высадил в Изюме всех, кому надо было добраться до Славянска или Краматорска. Еще 50 км свободной от сепаратистов дороги водитель преодолевать не пожелал, хотя маршрутный лист на лобовом стекле его к этому и призывал.

Пассажиры бросились к группе поджидающих их таксистов. Заявленная стоимость взрывной волной отбросила всех обратно — 800 грн за машину. Практически цена билета на самолет лоукостера из Киева до Мюнхена и обратно.

— Почему так дорого? — спрашиваю одного из владельцев Жигулей.— Разве в Славянске, Краматорске стреляют?

— Стреляют,— преувеличивает таксист.— Я не хочу лезть под пули за 200 грн.

— Какая вам разница, за какую цену вас убьют?

Сговориться не удалось: все остались при своем. Таксист — спасибо, что живой, пассажиры — спасибо, что не ограблены.

Возвращенцы вынуждены или ждать вечерний автобус с надеждой, что там будут вакантные места, или искать попутку.

Злоупотребив своим журналистским удостоверением, я добрался в Славянск в составе правительственной делегации, которая проезжала через Изюм.

На центральной площади Славянска в окружении украинских танков, бронемашин и солдат собрались люди. Три жизненно важных вопроса: когда возобновят выдачу пенсий (их не платят полтора месяца), когда включат электричество и воду (без них славянцы живут уже два месяца) и за какие средства восстановить разрушенные дороги и личные хозяйства?

“Разминируют пока электроэнергию и воду”,— отвечает Арсен Аваков, министр внутренних дел, прибывший в город вместе с остальным правительственным “десантом”. Он имеет в виду работу саперов, которые столкнулись с невероятным количеством поставленных растяжек и заложенных мин в общественных местах.


Министр в городе: Глава МВД Арсен Аваков беседует с жителями Славянска / Александр Пасховер
Министр в городе: Глава МВД Арсен Аваков беседует с жителями Славянска / Александр Пасховер


Пожилой местный житель Александр, не захотевший называть свою фамилию, с недоверием относится к тому, что обещает ему новая, она же хорошо забытая старая, власть, приехавшая из Киева. У него большой зуб на украинских военных: утверждает, что армия специально разрушала инфраструктуру города в наказание и назидание.

“Самое обидное, что они стреляли по школам, зачем? — недоумевает он.— Разрушено пять школ. Люди устали от такой жизни. Многие уезжают навсегда. Не видят перспективы”. Затем Александр отвечает на свой же вопрос, говоря, что в этих местах размещались боевики.

К разговору внимательно прислушивается еще более пожилой горожанин. Улучив момент, он выводит дискуссию на новую орбиту. “Кто теперь будет мэром? — спрашивает и тут же отвечает этот человек — 85‑летний Иван Иванченко.— Я хочу поддержать кандидатуру, избранную народом,— Нелю Штепу. Она подала в отставку под давлением, признав, что якобы встречала ополченцев с распростертыми объятиями. На самом деле она просила, чтобы они не стреляли в мирных жителей”.

Версию о самопожертвовании мэра более чем скептично встречает местный предприниматель Ольга Ткачева.

— А вы считаете, это правильно, что они [боевики] среди ночи ворвались в горотдел милиции, стали там все разрушать? — спрашивает она.

— Да я их, падлюк, вообще ненавижу,— этой фразой Иванченко немедленно реабилитировал себя в глазах землячки, которая, кстати, не знала, что стоит рядом со знаменитостью местного масштаба.

Бывший главный металлург завода Славтяжмаш Иванченко — автор памятника Ленину, что стоит на центральной площади города. Того самого монумента, которыйзначительная часть горожан по случаю своего освобождения решила сбросить с пьедестала. Сделать это им не дали украинские военные.

“Ленин стоит и будет стоять,— отрезает Иванченко.— По проекту толщина [стенок фигуры] 15 мм, а я сделал 20 мм. Только бронебойный снаряд возьмет его. Каждый раз я прихожу сюда и говорю: Владимир Ильич Ленин, дорогой, я еще живой. И потом иду получать пенсию”.


Иваново дело: Иван Иванченко и созданный им памятник Ленину
Иваново дело: Иван Иванченко и созданный им памятник Ленину /  Александр Пасховер


Сейчас в Славянске получить пенсию довольно трудно. В эти дни только восстанавливает свою работу Ощадбанк. Из 19 отделений открылось пока что одно. Укрпочта тоже в стадии воскрешения. Да и вообще, все выжившие под оккупацией магазины, аптеки, мастерские — за редким исключением — закрыты. Медленно, очень медленно Славянск оживает от полученных им ударов.

Черта оседлости

Ольга и ее муж Григорий Ткачев предлагают проехаться вместе с ними, посмотреть на развалины Славянска. Супруги переживают, что любимый город уже давно не может спать спокойно.

“Был период, когда я боялась высказывать свое мнение,— признается женщина.— У меня свой магазин Олимп, его подожгли, как только начался весь этот путч. Приехали ночью и сожгли”.

С тяжелым сердцем Ткачевы рассказывают истории о коллегах, друзьях, родственниках. Кто лишился бизнеса, транспорта, у кого похитили родных, сожгли имущество. Свой семейный бизнес им удалось сохранить. Хотя осторожность в самую горячую пору Ткачевы не особо проявляли: все это время возили окружившим город украинским военным домашние пирожки и парное молоко.

На одном из блокпостов встречаем солдат, которые несколько месяцев кормились с рук этой пары. Объятия, совместное фотографирование, воспоминания, как это было.


Дождались: Григорий и Ольга Ткачевы кормили украинских солдат еще при ДНР. А теперь рады в свободной обстановке встретить тех, кому они помогали / Александр Пасховер
Дождались: Григорий и Ольга Ткачевы кормили украинских солдат еще при ДНР. А теперь рады в свободной обстановке встретить тех, кому они помогали / Александр Пасховер


Блокпостов вокруг Славянска, Краматорска и внутри городов все еще очень много. Контроль на каждом повороте. “Паспорт. Откройте багажник. Спасибо. До свидания”.

Пресс-офицер Чернобай говорит, что причин для беспокойства еще много. Боевики хоть и выкурены из этих городов, но не все. Часть из них все еще прячутся в лесах и время от времени совершают нападения на военных. А некоторые сбрасывают старую шкуру и переодеваются в гражданское. Но они недооценивают бдительное око земляков.

“Вчера в Краматорске жители указали на одного из подельников,— рассказывает Чернобай.— Его привели. Он все отрицал. Взяли его телефон, у него там фотографии Бабая [российский боевик из России Александр Можаев], некоторых лидеров [ДНР]. И он там тоже был”.

Любимый город

Житель Славянска Виктор Козин по случаю освобождения города принес на руках в центр своего малыша. “Он всегда со мной,— сияет отец.— Стреляют, а он со мной на огороде. Уже когда над головой свистит, бежим в подземелья, в погреб”. Это не самые лучшие воспоминания, но от них еще долго не уйти.


Ребенок войны: На встречу с освободителями житель Славянска Виктор Козин взял малолетнего сына, вместе с которыми он пережил в городе всю АТО / Александр Пасховер
Ребенок войны: На встречу с освободителями житель Славянска взял малолетнего сына, вместе с которыми он пережил в городе всю АТО / Александр Пасховер


По всему городу оборванные линии проводов, воронки на асфальте. Дворы и улицы изрыты блиндажами, разрушены школы, магазины, жилые здания, детский дом, научно-исследовательский институт.

Объезжая и осматривая все это, Ткачев время от времени бросает в пространство: “Освободители”. Это камень в огород так называемых ополченцев. В Славянске чаще всего боевиков именуют так — как на российском, а не украинском ТВ. Террористы, боевики, сепаратисты — эти слова звучат здесь значительно реже. Украинской прессы и теленовостей здесь не видели уже давно.

Подъезжаем к свалке сгоревших, раскуроченных автомобилей, угнанных ДНР на нужды революции. “Освободители”,— цитирует сам себя Ткачев. Тоже самое он говорит возле разрушенного частного сектора.

Здесь нас встречает мужчина по имени Иван. Фамилию не называет. За его спиной — дотла сгоревшая двухэтажка. Вокруг еще несколько разрушенных коттеджей.

“Как вы думаете, нам будут помогать?” — спрашивает почти со слезами на глазах 64‑летний мужчина. Он показывает на руины детского дома, который расположен по другую сторону улицы. Детей во время бомбежки не было.

“Вроде бы сказали, что здесь были ополченцы,— пожимает Иван плечами.— Это все наши. Но почему они воюют друг против друга, я не знаю”.


На войне как на войне: В ходе долгих боев часть городских зданий получила серьезные повреждения / Александр Пасховер
На войне как на войне: В ходе долгих боев часть городских зданий получила серьезные повреждения / Александр Пасховер


Друг против друга — это печать времени. Поскольку многие жители Славянска скоропостижно покинули свои дома, в городе злодействуют мародеры. Люди по телефону друг другу жалуются на масштаб личного бедствия. Благо постепенно восстанавливается мобильная связь, которая работала с перебоями, а то и вовсе не работала.

Продолжают злодействовать и местные таксисты. За поездку в Краматорск, расположенный всего в 12 км от Славянска, один из них мечтательно запросил 150 грн. Такой тариф он аргументировал тем, что сегодня автобусов уже не будет. Он, мол, лично видел, как последняя машина ушла в парк.

Когда таксист произносит слово парк, из‑за угла выезжает рейсовый автобус, полный улыбчивых местных мужчин и женщин, снова привыкающих к мирной жизни своей родины.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: