10 декабря 2016, суббота

Жители эстонской Нарвы поддерживают кремлевский империализм, но не хотят отказываться от благ ЕС

ЭТО НАРВА, ДЕТКА: Русскоязычные жители Нарвы отмечают 9 Мая на улицах своего города. В тренде — георгиевские ленты, флаги Эстонской ССР и так называемой ДНР

ЭТО НАРВА, ДЕТКА: Русскоязычные жители Нарвы отмечают 9 Мая на улицах своего города. В тренде — георгиевские ленты, флаги Эстонской ССР и так называемой ДНР

Эстонская Нарва — место, где живут странные европейцы

Теплым июньским днем у красивого здания ратуши в Нарве, третьем по величине эстонском городе, остановился туристический автобус. На лобовом стекле — табличка “Россия—Эстония”.

Из автобуса высыпали подростки и с интересом принялись разглядывать немногочисленные исторические здания старой Нарвы. Галдели по‑русски и при этом не выглядели здесь инородцами. “Это русский город, тут живут русские, и нам интересно, что происходит у наших”,— говорит светловолосая юная россиянка, одна из туристок.

Девушка не соврала — жители этого эстонского города, самой восточной точки ЕС и НАТО (без учета Турции), действительно для россиян “наши”.

Более 95% горожан — это русскоязычные, причем значительная их часть еще и имеет гражданство РФ. Да и уезд, в который входит Нарва — Иду-Вирумаа,— на 73% населен русскими. В итоге в 1,3‑миллионной Эстонии каждый четвертый — русский, а каждый третий — русскоязычен.

По сообщению департамента охранной полиции Эстонии, этих людей официальная Москва пытается использовать в своей политике, делая акцент на теме защиты их прав. Эстонская часть “русского мира” стала рукой, которую Кремль запустил в Балтийский регион, пытаясь укрепить там свое влияние.

Последнее подтверждение — произнесенная в начале июня этого года Валентиной Матвиенко, главой Совета федерации РФ, тирада о том, что в Эстонии притесняют русских и Россия не будет “спокойно смотреть на это”.

Ситуация усугубляется тем, что одна из ведущих эстонских партий — Центристская — открыто поддерживает русскоговорящих, ставя целью их защиту.

Многие местные аналитики уверены: быть бы Нарве эстонским Донбассом, но российские аппетиты сдерживает НАТО.
  


НЕ ЗАРОСЛА НАРОДНАЯ ТРОПА: Памятник Ленину в Нарве перебрался с центральной площади за угол. И все еще ведет куда-то местных жителей
НЕ ЗАРОСЛА НАРОДНАЯ ТРОПА: Памятник Ленину в Нарве перебрался с центральной площади за угол. И все еще ведет куда-то местных жителей


   
Их Нарва

Эстония — странная страна, раздваивающаяся. А все из‑за того, что здесь есть две общины, существующие довольно обособленно,— эстонцы и русскоязычные.

Об этой двойственности говорит Дмитрий Теперик, член правления эстонского исследовательского Международного центра обороны и безопасности. Он ощущает ее во всем. “С одной стороны — эстоноговорящие, а с другой — находящиеся в своем информационном поле русские. Конфликтов между ними нет, а вот поджечь фитиль снаружи может попытаться сами знаете кто”,— говорит эксперт.

В самой Нарве двойственности нет. Это “русский мир” в чистом виде — только некоторые старые здания в центре, готические по стилю, портят общую картину.

Нарва — единственный город страны, где сохранился памятник Ленину: его просто перенесли с центральной площади на лужайку за углом. Здесь много советской символики на зданиях и памятниках. А на улицах можно встретить живых продолжателей дела Ленина — детей в пионерских пилотках.

Почти на каждой машине — георгиевские ленточки или российские символы. Во время парада на 9 Мая по улицам Нарвы шествуют люди с флагами Советской Эстонии, СССР, России и даже ДНР / ЛНР. В прошлом году здесь собирали помощь для непризнанных республик.

“Я русская, тут родилась и другой становиться не желаю”,— заявляет 62‑летняя жительница Нарвы Марина Анатольевна, не захотевшая называть свою фамилию. Остановленная НВ на одной из центральных улиц, она была не слишком расположена к беседе.

“Других” в 60‑тысячной Нарве мало — около 5%. Этот регион — не только эстонско-российское пограничье, но и исторически сложившийся анклав. В 1944 году советские войска полностью разрушили город, а восстанавливать его после войны привезли россиян.

 

ВСЕГДА ГОТОВЫ: Нарвские дети, никогда не жившие в СССР, с подачи родителей приобщаются к идеалам и пилоткам пионеров

 

В начале 1990‑х местные пророссийские сепаратисты даже пытались объявить здесь Нарвскую республику, а затем — Нарвскую автономию.

Теперь ничего не объявляют, но все глубже погружаются в экономические проблемы.

Многие местные раньше трудились на Кренгольмской мануфактуре — крупнейшем текстильном предприятии Эстонии. В начале 1990‑х комбинат приватизировали, а несколько лет назад и вовсе закрыли.

Сейчас в регионе работают сланцевые шахты, но это не спасает — в Нарве и окрестностях самый высокий уровень безработицы в стране. И за 20 последних лет население города сократилось на четверть.

При этом за границами анклава дела идут в гору: экономика Эстонии уверенно растет, а средняя зарплата по стране достигла уровня в €1,1 тыс.

Восточный же регион депрессивен и готов ненавидеть успешных сограждан. Впрочем, для некоторых наровчан понятие сограждане либо отсутствует, либо не связано с Эстонией.

Я русская и другой становиться не желаю 
Марина Анатольевна,
62-летняя жительница Нарвы

15% жителей города имеют статус неграждан. Это лица, переселившиеся в Эстонию после 1940 года, или их потомки, которые не захотели признавать независимость страны. Они живут здесь, но не могут участвовать в парламентских выборах и занимать госдолжности. Всего в стране таких около 84 тыс. человек, и в основном они живут как раз в Нарве.

Еще 35% жителей города — российские подданные. В целом по Эстонии эта доля ниже — 7%.

“На самом деле стать гражданином Эстонии можно, сдав экзамены на знание языка и конституции страны. Уровень невысок: скажем, нужно знать, как сказать: “Дайте мне буханку хлеба”. Вот и все”,— говорит Григорий Сенькив, директор эстонского Центра повышения осведомленности о безопасности и обороне. Эта организация ориентирована на русскоязычную молодежь и проводит программы по ее интеграции в эстонское общество.

Но неграждане не готовы идти на подобные жертвы.

Доходит до того, что министры и прочие топовые госчиновники, приезжая в Нарву, общаются с местными с помощью переводчика. А молодые эстонцы и русскоговорящие коммуницируют между собой на английском.

“А зачем мне учить этот маленький язык [эстонский]? Мне он не нужен”,— говорит 30‑летняя жительница Нарвы Маргарита, не желающая называть свою фамилию. И тут же признается, что учит итальянский: мол, он‑то ей пригодится.

  

Зов исторической родины

Частный предприниматель Михаил Ортенберг живет в столице — Таллине, но работает в массажном салоне в Нарве. Здесь, в центре города, на берегу Финского залива он и беседует с НВ. Называет себя русским и демонстрирует убежденность в том, что жизнь на два города дает ему хороший срез общественных настроений.

Ортенберг считает, что все разговоры о возможной российской агрессии в адрес Эстонии — следствие истерии, раздуваемой местными эстоноязычными СМИ. Сам он, да и многие его знакомые, выступают за конструктив: чтобы Европа сняла с России санкции. И чтобы экономические связи были восстановлены.

За то же самое ратует и местная Центристская партия — вторая по популярности в стране. Она выразительница тайных и явных желаний русскоязычной общины и на прошлогодних мартовских выборах смогла получить 27 мест в национальном парламенте, состоящем из 101 депутата. Правящая Партия реформ взяла лишь на три мандата больше, чем центристы. Но сумела сформировать коалицию, вытолкнув пророссийских депутатов в оппозицию.

Однако в некоторых регионах центристы правят бал на местных уровнях. В городских советах Таллина и Нарвы за ними большинство. И мэры обоих городов являются выдвиженцами от этой политсилы.

Несколько лет назад департамент охранной полиции обнародовал информацию, что Центристскую партию финансировали Российские железные дороги — госоператор-монополист из РФ. На популярности политсилы это никак не сказалось.

 

БОРЬБА ЗА УМЫ: Григорий Сенькив работает с русскоязычной молодежью — старается интегрировать ее в эстонское общество

 

“За центристов голосуют русские, которые считают, что те защищают их права. А на вопрос, как именно защищают, отвечают: те самую большую церковь православную построили”,— говорит Сенькив.

Крупнейший из новых православных соборов Таллина действительно появился в 2013 году — центристы вместе с российским Фондом Андрея Первозванного содействовали его строительству.

Впрочем, на фоне ряда откровенно промосковских движений а-ля Объединенная левая партия Эстонии или организаций Эстония без нацизма и Антифашистский комитет Эстонии центристы выглядят умеренными политиками.

Пророссийский политический вектор подкреплен не только русскоязычными избирателями, но и мощным экономическим лобби россиян. Оно здесь представлено прежде всего бизнесменами из РФ Владимиром Лисиным и Вячеславом Кантором. Активы первого журнал Forbes четыре года назад оценил в $ 15,9 млрд, второго — в $ 2,3 млрд.

Уезжать в Россию я не готов 
Михаил Ортенберг,
этнический русский и эстонский предприниматель,
владелец массажного салона

А есть еще и многочисленные пророссийские общественные организации: Русская школа Эстонии, Информационный центр по правам человека, Институт Пушкина и другие.

Весь этот конгломерат электората, политиков и больших денег имеет на своей стороне почти убийственный по поражающей силе ресурс — телевизор.

Олег Кудрин, собственный корреспондент Укринформа, несколько лет работает в Эстонии и утверждает: влияние ТВ, особенно на русскоязычных, здесь чрезвычайно велико. В стране свободно вещают такие мастодонты кремлевской пропаганды, как Первый канал, работающий под псевдонимом Первый Балтийский, а также РТР-Планета и НТВ.

Все это, по словам Сенькива, влияет на мировоззрение жителей страны.

Данные социологов показывают кардинальные отличия взглядов русскоязычных и эстоноговорящих на вопросы национальной безопасности и отношения с НАТО: первые против альянса, а вторые видят в нем защиту от внешней агрессии.

НАТО неслучайно стало яблоком раздора. Ведь именно членство Эстонии в этом оборонительном военном союзе служит сегодня лучшей гарантией от повторения в стране украинского сценария. Об этом говорят аналитики. И не только они.

“Эстоноязычный писатель с русской фамилией Андрей Хвостов назвал веру в чудодейственную защитную силу НАТО “новой формой эстонской религии”,— говорит Кудрин.— И, положа руку на сердце, тут ему сложно в чем‑то возразить”.

Впрочем, есть и еще один сдерживающий фактор — Эстония слишком экономически успешна по сравнению с Россией, дружелюбна для бизнеса и щепетильно соблюдает гражданские права и свободы. Владелец массажного салона Ортенберг об этом сказал коротко, но выразительно: “Уезжать в Россию я не готов. Ведь тут меня никто не лишит денег и недвижимости просто так”.

 

 

Материал опубликован в НВ №22 от 17 июня 2016 года 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: