22 сентября 2017, пятница

Женщина-скандал. История и жизненное кредо самой дорогой художницы современности Кэди Ноланд

Женщина-скандал. История и жизненное кредо самой дорогой художницы современности Кэди Ноланд
Как зарабатывать миллионы на искусстве? Мало работать, редко показывать свои работы публике, интересоваться насилием и обязательно устраивать скандалы — это рецепт от Кэди Ноланд

Тонкий лист алюминия высотой с рослого мужчину опирается о стену выставочного зала. На его поверхности напечатана фотография 24‑летнего Ли Харви Освальда, единственного подозреваемого в убийстве президента США Джона Кеннеди. Снимок был сделан за мгновение до смерти Освальда в 1963‑м — тогда владелец ночного клуба Джек Руби застрелил его на выходе из полицейского участка. За перемещением убийцы президента в прямом эфире следила вся Америка, и смерть на глазах у миллионов телезрителей стала настоящим шоком для общества.

Теперь в туловище алюминиевого Освальда зияют несколько круглых отверстий, имитирующих следы от пуль. Из его рта торчит обрывок флага США. Это Bluewald, работа американской художницы Кэди Ноланд. В мае 2015‑го эту скульптуру приобрел на аукционе Christie’s в Нью-Йорке неизвестный покупатель. Произведение обошлось ценителю в $ 9,8 млн.

Так Ноланд возглавила рейтинг самых дорогих современных художниц, который ежегодно составляет профильное влиятельное издание Artnet. Изображение сцен насилия и снимков известных персонажей вроде Освальда — одна из наиболее характерных особенностей ее творчества.

Громкая продажа помогла этому автору десятков инсталляций и скульптур, выполненных преимущественно из металла, сбросить с пьедестала прежнего лидера списка — японку Яей Кусаму.

Ноланд не часто радует почитателей своим появлением: вот уже 20 лет она находится в творческом отпуске — столько времени прошло после ее последней выставки. С тех пор она создала лишь несколько работ, которые демонстрировала в редких групповых проектах. Она также перестала давать интервью и свела к минимуму общение с внешним миром.

Тем не менее критики уверенно присваивают этой эксцентричной жительнице Нью-Йорка звание не только самого дорогого, но также одного из наиболее влиятельных из ныне живущих авторов. Она, мол, тонко подмечает повсеместность насилия в американском обществе и массовой культуре. А еще сумела мастерски передать в своих работах бытующее в мире пренебрежение человеческим достоинством.

“Художники исчезают постоянно — у них заканчиваются деньги, энергия или люди больше не хотят платить за их магию,— говорит арт-критик Ник Стиллмэн.— А Ноланд остается легендой, ведь она исчезла прежде, чем ее искусство обесценилось”.

Теперь за инсталляциями и скульптурами ее авторства охотятся коллекционеры. А кураторы выставок месяцами уговаривают Ноланд подготовить новый персональный проект или по крайней мере дать разрешение на ретроспективу. Впрочем, безрезультатно.
  

  

Взлет и падение

В 2009‑м канадская журналистка и писательница Сара Торнтон, автор переведенного на 18 языков бестселлера Семь дней в мире искусства, начала писать новую книгу. В ней она решила рассказать о ключевых героях современной арт-сцены. В их число наравне со звездами вроде китайского диссидента Ай Вэйвэя и американского приверженца китча Джеффа Кунса она включила таинственную Ноланд.

Пять лет спустя книга, получившая название 33 художника в трех актах, была издана. Кроме всего прочего, в нее вошло первое за 24 года интервью с Ноланд. При этом она, признанная влиятельной The Guardian лучшей книгой года об искусстве, содержала примечание. В нем говорилось, что госпожа Ноланд посчитала необходимым сообщить, что не утвердила посвященный ей раздел.

В арт-мире уже привыкли ко всевозможным выходкам художницы. Будучи дочерью известного нью-йоркского абстракциониста Кеннета Ноланда, она переняла от отца недоверие к представителям художественной среды вроде дилеров и коллекционеров. Еще меньше верит прессе.

Свою стремительную карьеру бунтарка начала в середине 1980‑х с инсталляций о том контроле, который имели над художниками галеристы. Затем к этой теме добавилась еще одна — интерес американцев к различным проявлениям насилия. Чтобы понять этот феномен, Ноланд внимательно изучала в прессе публикации, посвященные громким убийствам.

“В конце концов, я заинтересовалась психопатами”,— говорит о себе художница.

Увлечение криминальной темой сделало ее приверженкой различных теорий заговора. К примеру, Ноланд кажутся подозрительными преждевременные кончины рок-музыкантов, ведь посмертные продажи альбомов приносят лейблам сверхприбыли. А еще она опасается тотального контроля спецслужб, поэтому никогда не обсуждает серьезные темы по телефону.

Писательница Торнтон отмечает, что Ноланд даже ведет себя так, словно играет роль в шпионском триллере. Во время их встречи она не снимала шляпу и солнцезащитные очки. Когда за соседний столик кафе, где происходила встреча, сел кто‑то из посетителей, художница прервала беседу. Разговор продолжился лишь после того, как нежеланный сосед ушел.

Ноланд остается легендой, ведь она исчезла прежде, чем ее искусство обесценилось 
Ник Стиллмэн,  
арт-критик

В 1980‑х художница определилась также с любимыми техниками. Одна из них предполагала коллекционирование различных металлических предметов — от запчастей до пивных банок, найденных вдоль дорог. Для нескольких выставок она составляла из них сложные и объемные конструкции. Кроме того, Ноланд использует металл для создания скульптур, вырезая из листов алюминия различные формы и печатая на них тексты или изображения.

“Металл словно мертвое тело — от него довольно трудно избавиться”,— объясняет Ноланд выбор материала.

Ее сольный дебют состоялся в 1988‑м в нью-йоркской некоммерческой галерее White Columns. Затем всего за два года она представила шесть персональных проектов. Причем количество стремительно перерастало в качество. Так, в 1991‑м художница приняла участие в биеннале Уитни, выставке современного американского искусства, которая проходит в нью-йоркском Музее Уитни и считается важнейшим смотром молодых авторов.

Годом позже художница поднялась еще на одну ступеньку: она отправилась в немецкий Кассель, где показывала свой проект О метаязыке зла на Documenta, масштабной международной выставке, которая проходит раз в пять лет и наряду с Венецианской биеннале задает моду в арт-мире на годы вперед.

После Касселя активность Ноланд пошла на спад — ее работы лишь время от времени появлялись в различных галереях. При этом каждая выставка приносила организаторам множество хлопот — и заодно пиар.

К примеру, решившись показать новую работу на групповой выставке в галерее Тим в 2001‑м, Ноланд провела десятки часов за ее монтажом. Она с точностью до миллиметра проверяла расстояние между элементами инсталляции. А по окончании проекта сотрудники галереи получили от художницы подробные инструкции, предписывавшие разобрать работу и выбросить ее части в мусорные баки в разных частях города.

Два года назад Ноланд не удостоила своим присутствием другую коллективную выставку с участием собственных произведений. Тогда американский бизнесмен и филантроп Питер Брант показывал работы четверых современных мастеров из своей коллекции. В их числе была Ноланд, которая отказалась оформлять экспозицию и приехать на открытие. Зато потребовала сопроводить ее работы вывеской, которая содержала запрет на их фотосъемку и напоминала зрителям, что автор “не дала своего одобрения или благословения этому проекту”.

  

С ШИРОКО ЗАКРЫТЫМИ ГЛАЗАМИ: Художница Кэди Ноланд избегает публичности и не доверяет прессе. Это фото — единственный ее снимок, который удалось получить НВ

 

Буква закона

Если одним коллекционерам выходки Ноланд обеспечивали дополнительный пиар, то другим — лишь убытки. К примеру, в 2012 году швейцарский арт-дилер Марк Жанку, которому принадлежала работа художницы Ковбои доят корову (1990), подал на американку в суд. Дело в том, что он выставил произведение, которое представляло собой отпечатанное на металле изображение ковбоев, насильно доящих корову, в качестве лота на аукционе Sotheby’s. А Ноланд накануне торгов отказалась от авторства этой работы.

Формальным основанием для такой выходки послужили поцарапанные края металлической скульптуры.

Разъяренный Жанку требовал $ 6 млн от аукционного дома и $ 20 млн лично от художницы. Однако суд встал на сторону Ноланд. Равно как и три года спустя, когда она отказалась от другой своей работы — Бревенчатый дом (1990). Эта инсталляция представляет собой сложенный из бревен фасад здания со свисающим с него флагом США. Произведение об оборотной стороне американской мечты купил за $ 1,4 млн коллекционер Скотт Мюллер.

Ноланд отказалась называть работу произведением искусства, когда узнала, что прогнившие от времени бревна реставрировали без ее участия.

Писательница Торнтон, встречавшаяся с Ноланд для своей книги, объясняет подобные отказы стремлением художницы контролировать свои работы. Та, мол, уверена, что лишь художник имеет право выбирать, где и как могут демонстрироваться его произведения, а дилеры, галеристы и прочие участники арт-рынка способны лишь навредить.

Металл словно мертвое тело — от него довольно трудно избавиться 
Кэди Ноланд, 
художница

Хотя скандалами заканчивались лишь некоторые аукционные истории Ноланд. Торги, на которых была продана скульптура Bluewald 1989 года, обошлись без эксцессов. Свой предыдущий рекорд Ноланд установила пять лет назад, когда другая ее работа, также посвященная Ли Харви Освальду, пополнила коллекцию катарских монархов. Тогда за произведение американки покупатели отдали $ 6,6 млн.

Несмотря на скверный характер и граничащую с параноидальностью скрупулезность Ноланд, кураторы современного искусства по‑прежнему мечтают сотрудничать с ней, отмечают эксперты. И дело не только в звездном титуле “самой дорогой”: ее восприятие американского общества как среды, где люди относятся друг к другу, словно к мусору, они считают как никогда актуальными.

“Со временем ее работы стали казаться еще более жесткими, мучительными и злыми”,— говорит американский критик Стиллмэн.

Впрочем, Ноланд не спешит потакать желаниям галеристов и дилеров. Те рассказывают, что она может беседовать с ними часами, но так и не принять приглашение. К тому же художница, не желающая становиться винтиком в системе арт-рынка, уже много лет не заходила в свою мастерскую.

 

 

Материал опубликован в НВ №20 от 3 июня 2016 года 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: