22 июня 2017, четверг

Запад совершает ошибку, отказывась помочь Украине оружием - экс-зам госсекретаря США

комментировать
Запад совершает ошибку, отказывась помочь Украине оружием - экс-зам госсекретаря США
Девид Крамер, экс-заместитель госсекретаря США при Буше-младшем, а теперь старший директор по правам и свободам человека в институте Маккейна, пояснил, какими будут последствия для Запада в следствие отказа предоставлять Украине военную помощь

- Почему Минские соглашения не работают?

- Первая причина в том, что последние соглашения не вступили в силу с момента подписания, оставляя России и ее силам возможность продолжать экспансию. Это позволило ей захватить Дебальцево.

В соглашении нечетко обозначен отвод войск – это оставляет вопрос контроля границы открытым до конца года и налагает слишком много обязательств на украинскую сторону. При этом Россия даже не упоминается в тексте. И если речь идет об отводе иностранных военных сил, россияне могут сказать: нас там нет, это не касается нас.

Порошенко оказался в очень сложной ситуации из-за Запада и России. И боюсь, что ему сказали, что он не получит соглашение с МВФ, пока не согласится подписать Минские соглашения. Ситуация, в которой оказался украинский президент, - ужасна. Думаю, это плохо отразится на Западе. 

- В Донбасс введут миротворцев?

- В Украину вряд ли пошлют миротворческую миссию ООН, потому что Россия будет против, а у нее есть право вето в Совбезе. Она будет блокировать это решение. Это типичное для России поведение – мешать любым мирным инициативам и нарушать соглашения. Я понимаю, почему Россия заинтересована в этом. И я приветствую желание Украины привлечь миротворческий контингент ООН. Но, к сожалению, из-за российской позиции это вряд ли произойдет.

- Могут ли Россию лишить права вето в Совбезе ООН?

- Я не думаю, что это возможно. Потому что Россия – один из пяти постоянных членов организации. Попытки выкинуть Россию из Совбеза вряд ли закончатся успехом. Например, Китай будет поддерживать ее.

- Как вы оцениваете действия США в сложившейся ситуации?

- Я очень критично отношусь к политике Запада. Считаю, что Запад слишком медлит, действует только в ответ. А самая большая ошибка, которую совершил Обама, – это его отказ предоставлять военную помощь Украине.

Только за одно я могу похвалить Запад – он сделал хорошую работу, создав системы обороны в Прибалтике и Польше. В этой области Запад провел достойную работу.

Поездка Обамы в Эстонию в начале сентября прошлого года стала важной демонстрацией солидарности. Но не будем забывать, что после двух дней пребывания там президента США россияне похитили эстонского полицейского, и он все еще находится в московской тюрьме. Я знаю, что страны Балтии нервничают по этому поводу.

Цель Путина номер один – остаться при власти. Его цель номер два – удержать власть. Его цель номер три – смотри цели номер один и два

- Им стоит нервничать?

- Стоит. И не из-за возможности того, что тысячи российских танков вторгнутся на их территорию. А из-за возможности гибридной войны, которую Россия развернула в Украине, и таким же образом пытается разворошить русское этническое население в Латвии и Эстонии, чуть меньше в Литве.

- Европа и США готовы противостоять гибридной войне?

- Нет, думаю, они показали, что не готовы к такому вызову. Они плохо сработали по обнародованию визуальных доказательств – фотографий, изображений российского присутствия в Украине.

Западные официальные лица, НАТО, Джон Керри говорят, что есть четкие доказательства. И в то же самое время мы не справляемся с тем, чтобы обнародовать их. Мы должны демонстрировать, что несмотря на отрицание Россией своего присутствия в Украине, российские войска явно там есть и они участвуют в боевых действиях.

Еще большая наша ошибка (как сказал сенатор МакКейн, ему стыдно за политику США в этом вопросе, и я с ним согласен) – это отказ предоставить Украине средства для защиты. Мы должны думать о последствиях таких действий. То, что мы не предоставили эту помощь, стоило многих жизней.

- Среди причин этого нежелания -  тезис о том, что это не поможет разрешить ситуацию, а приведет к эскалации конфликта.

- Думаю, президент Обама просто не заинтересован ввязываться в конфликт на таком уровне. Он чувствует, что это вовлечет США в еще один затяжной конфликт, и он этого не хочет. Я думаю, что это ужасная проблема в плане лидерства с его стороны. А если американцы не будут этого делать, то и европейцы не будут.

В результате Порошенко не оставалось ничего кроме как обратиться к ОАЭ и подписать с ними соглашение. Он ищет помощь, где может. А помощь должна исходить от США и Великобритании из-за Будапештского меморандума 1994 года, в котором мы обещали помочь и обеспечить суверенитет и территориальную целостность Украины.

Не знаю, что именно ОАЭ передаст Украине, но это отражение того, в какой отчаянной ситуации мы оставили Украину из-за того, что не смогли предоставить необходимой военной помощи. Не думаю, что соглашение с ОАЭ будет иметь решающее значение для разрешения конфликта.

Запад важно было предоставить военную помощь Украине не только потому, что это может изменить динамику войны. Этот шаг важен с политической и психологической точки зрения. Это будет сигналом для Киева, что мы солидарны с Украиной. Это был бы сигнал Москве, что мы занимаем жесткую позицию против российского вторжения и агрессии.

А наш отказ посылает противоположный сигнал. Это говорит Киеву "мы бросаем вас", а Москве дает зеленый свет на продолжение агрессии.

Не думаю, что соглашение с ОАЭ будет иметь решающее значение для разрешения конфликта

- О Путине говорят как о человеке, не приемлющем стратегии обоюдных побед, а понимающем только концепцию zero-sum game – когда выигрывает кто-то один, а остальные – проигрывают.

- Да, я согласен с этим. Он постоянно играет в zero-sum game. И одно из главных поражений политики Обамы и его администрации в первый срок – попытка продвинуть политику win-win. Это понятие, которого Путин не понимает. Он не верит в него. Он все видит в ракурсе zero-sum game: либо он выигрывает, а мы проигрываем, либо наоборот.

- Почему так?

- Он исходит из абсолютно другой сетки интересов. Он возглавляет один из самых коррумпированных тоталитарных режимов в мире, что означает, что его цель номер один – остаться при власти. Его цель номер два – удержать власть. Его цель номер три – смотри цели номер один и два. Это означает, что он не всегда действует в национальных интересах – он действует в интересах режима.

Путин теряет поддержку на границах России. Он потерял Украину. Своим извращенным способом он сделал больше для объединения Украины, чем любой украинец в новейшей истории.

Он заставил нервничать Казахстан, Беларусь, Армению – они чувствуют, что могут быть следующими после Украины. И это все – не отвечает национальным интересам России. Но отвечает интересам Путина. Потому что он хочет быть уверенным, что ни одна из этих стран не приблизиться к Европе, не выберет демократическое направление, не будет жить по закону, не будет бороться с коррупцией. Именно поэтому Украина для него стала такой угрозой. Для него лично – не для России. В интересах России как раз, чтобы Украина стала более демократичной страной, ориентированной на рыночную экономику и интегрировалась в Европу.

- Но у Путина, как показывают соцопросы, большая поддержка внутри страны.

- Мы должны смотреть на эту популярность в перспективе. Кремль контролирует российское телевидение, а это все еще главный источник информации для россиян. Кремль ежечасно вещает, какой Путин великий, какую большую угрозу представляет Запад, сколько в Украине фашистов – всю эту чушь.  Немудрено, что это влияет на людей.

Думаю, популярность Путина очень неглубокая. Она высока, да, но все мы видели соцопросы о том, что россияне не хотят воевать в Украине, что не поддерживают войну в Украине. И мы видим, что Путин очень чувствительно относится к сообщениями о гробах с погибшими солдатами, возвращающимися в Россию. Российские власти охотятся на комитеты русских матерей, на журналистов и тех, кто говорит о потерях России в Украине. Это обнажает уязвимость популярности Путина. Если бы он был настолько популярен, ему было бы все равно. Но ему не все равно.

Вспомните арабские режимы в 2011-м. Все они казались стабильными, пока не оказалось, что это не так. И мы никогда не узнаем, что именно становится переломным моментом.
В России сейчас огромный экономический кризис. Скоро у Путина будут большие проблемы. И это отразится на всем, и на Крыме тоже – его возможность поддерживать полуостров окажется под угрозой.

- Какой дальнейший сценарий развития вы видите для Украины?

- У меня большие опасения по поводу Мариуполя, Одессы – там возможно то, что сейчас происходит в Харькове, который уже пострадал от взрывов. Я считаю, что это террористические атаки, а не гражданская война. Это война, которую начала Россия, и она использует террористические средства, чтобы продолжить ее. К сожалению, любой город в стране уязвим сейчас. Но города на востоке – в самом уязвимом положении.

- В США четко понимают, что это террористическая война?

- США не заявляли официально, что это террористическая война. Это формальный процесс, который требует серьезных дальнейших шагов.

В Вашингтоне начинается движение в сторону признания ДНР и ЛНР террористическими организациям. Не знаю, будет ли это иметь успех. Но если все-таки признают, сразу же встанет вопрос о России – потому что Россия предоставляет поддержку этим организациям. Тогда Россия будет спонсором терроризма. Но США не решилась еще на такой шаг и, честно говоря, я не уверен, что это случится. Это серьезный шаг.

Но вспомните сбитый Малазийский Боинг, 298 человек, убитых на этом самолете. Никто не понес ответственности. Это очень серьезный прецедент.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: