7 декабря 2016, среда

Замминистра финансов рассказала, почему министры не заинтересованы в переменах в стране

Оксана Маркарова: Реформы движутся недостаточно быстро
Фото: Александр Медведев / НВ

Оксана Маркарова: Реформы движутся недостаточно быстро

Чтобы поломать старое, много времени не нужно, говорит заместитель Натальи Яресько Оксана Маркарова. Что нужно, она объясняет в интервью НВ

Мягкая улыбка, твердый взгляд и много английских словечек в речи. НВ беседует с заместителем министра финансов Оксаной Маркаровой в одном из корпусов Минфина, который она по привычке называет офисом.

“Да, это понижение,— говорит о своей должности 39‑летняя Маркарова, которая до госслужбы возглавляла собственную инвестиционную компанию ITT и управляла в докризисный период миллиардами,— но стране нужно помочь”. Тут же новообращенная госчиновница уточняет, что на бензин она тратит сумму большую, чем ее зарплата.

Весной 2015‑го бывшая коллега, а теперь министр финансов Наталия Яресько позвала Маркарову в свои заместители. Она согласилась и теперь возглавляет аппарат министерства — структуру, управляющую процессами по обеспечению его работы, отвечает за госзакупки, люстрацию и повышение прозрачности государственных финансов.

Теперь Маркарова признается, что согласилась на работу в министерстве фактически из своих бизнес-интересов: если в стране не победить коррупцию, то и инвестиционного бизнеса не будет. “Не на чем будет зарабатывать”,— говорит она.

— Как вы считаете, реформы в Украине движутся?

— (Задумывается.) Да, но недостаточно быстро.

— В чем причина этого?

— Причин много. Первая — даже реформаторы, если обобщенно, по‑разному понимают реформы. Если спросить всех, куда мы движемся, ответ будет примерно одинаковым: мы все хотим видеть Украину экономически успешной, прозрачной, без коррупции. Когда же говорим о конкретных вещах, между реформаторами возникают большие расхождения.

Вторая причина — это политизированность реформ. К сожалению, у нас нет четкого разделения между политиками и государственными служащими. То есть министры оглядываются на то, как эта реформа будет воспринята на следующих выборах. И если человек думает, что у него через год-два выборы, то на радикальные изменения не пойдет.

— Бытует мнение, что основная причина медленного движения реформ — отсутствие политической воли. Как человек, который видит все это изнутри, скажите, так ли это?

— Сложный вопрос. У министра финансов Наталии Яресько политическая воля точно есть. Я уверена на 100 % и в желании, и в возможностях министра продвигать реформы.

Есть ли политическая воля у всех абсолютно игроков? Наверное, не у всех. Наконец‑то два месяца назад Верховная рада поддержала закон о государственных закупках, который, как мы надеялись, будет проголосован еще в начале лета.


— Реформа самого министерства движется очень осторожно. Людей уволили немного.

— Действительно, министр очень осторожно подходила к таким изменениям в министерстве. Всего мы уволили около 82 человек из почти 700 сотрудников.

Чтобы поломать, много времени не нужно. В бизнесе мы в свое время покупали очень много предприятий. И когда ты покупаешь предприятие, ты же никогда не меняешь всех абсолютно, даже когда понимаешь, что нужна серьезная трансформация. Есть ключевые точки, которые нужно поменять, чтобы иметь всю информацию.

Перед нами стоит задача обеспечить прохождение реформ. Мы создаем команды советников при министре, заместителях, которые берут на себя разработку проектов. Таких людей, которые уже где‑то провели реформу успешно, например Ивана Миклоша, бывшего заместителя премьер-министра Словакии.

— Расскажите подробнее, как работают советники?

— В Министерстве финансов есть несколько групп. Есть советники высокого уровня, которые консультируют министра. Например, Иван Миклош, который здесь находится почти постоянно и играет ключевую роль в разработке налоговой реформы.

И есть советники, которые работают на постоянной основе. Их работу оплачивают наши международные партнеры. Такие люди есть и в службе министра, и в пресс-службе, и в проекте е-data.

Мы обращаемся к нашим международным партнерам с запросом, например в ЕБРР, говорим, что нам нужны два-три человека, которые могли бы проработать тему прозрачного бюджета и децентрализации. Наши партнеры вместе с нами находят этих людей, берут их к себе в штат и делегируют на работу у нас.

— Вы упомянули ваш проект е-data, что это?

— Это портал контроля государственных расходов бюджетов всех уровней. Сейчас там уже есть все трансакции Государственного казначейства практически в реальном времени.

С ноября добавим туда часть распорядителей бюджетных средств. Все министерства будут туда загружать документы об использовании бюджета. С 2016‑го добавим все коммунальные и государственные предприятия.

Эту информацию смогут увидеть все, и многих должностных лиц это удержит от коррупции. Например, от покупки левого бензина, потому что все трансакции будут отображаться с реквизитами получателя денег.

Это инструмент не только для общественности, но и для правоохранительных органов. Ведь через какое‑то время можно будет сравнить расходы министерств, одинакового размера госкомпаний между собой, просто выбрав фильтры.

Чтобы поломать, много времени не нужно

— Какие еще функции у портала?

— Проект более глубокий, чем его публичная часть. Внутри мы объединим базы министерства, ГФС [Государственной фискальной службы] и Госказначейства и создадим аналитическую базу между ведомствами. Это будет полностью прозрачная внутренняя система государственных финансов.

Для нас цель этого упражнения — более эффективное управление государственными средствами. Когда их нет, все проще — государство получило и заплатило. Но когда у нас идет плановое накопление денег, мы видим, что платить должны только через две недели, скажем, по заграничным платежам — эти две недели деньги должны работать.

— В марте экс-глава Госфининспекции Николай Гордиенко обвинил правительство Арсения Яценюка в злоупотреблениях на сумму 7,6 млрд грн. Вы отчитывались по Минфину на рабочей группе в Верховной раде по этому вопросу — что подтвердилось, что нет?

— Все те вопросы, которые были в отношении Министерства финансов, касались предыдущих лет. Но были ли нарушения? Точно были. По большей части из них были возбуждены уголовные дела еще до того, как Николай Григорьевич вышел в эфир и сказал: “Коррупция”.

— А какие коррупционные схемы были в Минфине?

— Сказать, что были схемы в самом Минфине, нельзя. Есть у нас вопросы к тому, эффективно ли в министерстве делались государственные закупки и пристально ли там следили за использованием бюджетных денег другими.

Мы провели первые два аукциона, купили все в два раза дешевле, чем запланировано в бюджете. Поэтому нужно не бороться с конкретными людьми, а максимально менять процессы.

Материал опубликован в НВ №41 от 6 ноября

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: