30 августа 2016, вторник

Замглавы НБУ рассказал, что ожидает банковскую систему Украины

ПО КУРСУ НБУ: Замглавы Национального банка Украины Владислав Рашкован намерен отойти от модели ручного управления рынком
Фото: Александр Медведев

ПО КУРСУ НБУ: Замглавы Национального банка Украины Владислав Рашкован намерен отойти от модели ручного управления рынком

Замглавы НБУ Владислав Рашкован намерен перестроить банковскую систему страны, отучить украинцев от доллара и других пагубных привычек прошлого века

Владислав Рашкован, бывший сотрудник коммерческого банка, назначенный в конце прошлого месяца исполняющим обязанности заместителя главы правления Нацбанка, надеется, что в ближайшие три-пять лет он реформирует не только НБУ, но и всю банковскую систему. Для себя Рашкован определил несколько критериев успеха в деле такой модернизации: украинцы должны забыть о курсе доллара, банкиры не должны переживать, что вкладчики смогут беспрепятственно снимать депозиты, а владельцы банков больше не будут прятаться за офшорами. Первые шаги в этом направлении он уже сделал.



— Ваше представление о регуляторе как‑то изменилось с приходом в НБУ после работы в UniCredit Bank Украина, который вы оставили в апреле 2014‑го?

— Оно не могло не измениться. Люди часто заблуждаются, думая, что они знают, как реформировать организацию, не работая в ней. У нас все разбираются в спорте, политике и курсе гривны. Профессионалы никогда не скажут, мол, они точно знают, что нужно менять: для взвешенных решений мало знать модель, надо еще понять ситуацию.

— Как изменения в регуляторе скажутся на подходе центробанка к формированию, например, монетарной политики? НБУ будет удерживать курс или станет стремиться сохранять инфляцию на определенном уровне?

— В нашей Конституции закреплено, что основной функцией НБУ является обеспечение стабильности денежной единицы. Мы обсуждали этот вопрос с множеством международных экспертов и миссий, которые у нас работали,— практически нигде в мире курс не является целью для регулятора. Национальный банк в своей монетарной политике должен выходить из приоритетности поддержки ценовой стабильности в государстве. При этом сам по себе курс является одним из инструментов (а не целью) денежно-кредитной политики.

Я уже как‑то говорил, что, когда мы перестанем обсуждать эту тему [курс], я буду считать, что реформы банковского сектора удались. Потому что американец, просыпаясь утром, не думает о том, какой сегодня курс доллара по отношению к евро.

Когда мы перестанем обсуждать курс гривны, я буду считать, что реформы банковского сектора удались

— И каким образом вы будете отучать нас от этой вредной привычки?

— А зачем вам доллары? Вы так часто ездите в Америку?

— Если я живу на гречке и картошке, то незачем. Но многие затраты у нас в иностранной валюте. Вот некоторые люди собирались на отдых в Австрию, а теперь из‑за обвала курса решили поехать в Буковель.

— Но они же собирались тратить евро. Вы же не переживали за евро, когда он падал или рос к доллару? Вас больше интересует курс или цена?

— Цена.

— Прекрасно. Вот в этом и заключается задача Нацбанка — обеспечить стабильность цен. А дальше возникает вопрос к структуре ВВП страны. Возвращаемся к гречке и картошке. Если страна производит только их, то возникают проблемы. Но если в стране происходит замещение импортных товаров на отечественные, как в случае с Буковелем и Австрией, то проблема решается.

Давайте работать над тем, чтобы больше товаров, которые потребляют украинцы, производилось у нас. Давайте улучшать инвестиционный климат, чтобы иностранные компании производили технику, автомобили, памперсы в Украине. А также над тем, чтобы большая часть добавленной стоимости экспортируемых товаров создавалась внутри страны. Чтобы на экспорт поставлялись не чугунные слябы, а продукция машиностроения. И это задача правительства.


СИЛА СЛОВА: Одной из основных задач регулятора банковского рынка и.о. заместителя главы НБУ Владислав Рашкован считает построение коммуникаций / Фото: пресс-служба НБУ
СИЛА СЛОВА: Одной из основных задач регулятора банковского рынка и.о. заместителя главы НБУ Владислав Рашкован считает построение коммуникаций / Фото: пресс-служба НБУ


— А что будет делать Нацбанк для того, чтобы все это произошло?

— Влиять на инфляционные ожидания людей. Один банкир после кризиса 2009 года сказал: в стране, где 50 % сбережений находится в валюте, если люди будут думать, что завтра курс будет выше, чем сегодня, они обязательно купят доллар сегодня. При этом повышая спрос. И тем самым будут подстегивать к росту уже завтрашний курс. Поэтому задача НБУ — выстраивать коммуникации с людьми, компаниями, финансовыми учреждениями так, чтобы они понимали, что цены на товары в стране будут находиться на каком‑то определенном уровне. Это и называется таргетирование инфляции. Конечно, одного лишь этого недостаточно.



— Какой в конечном итоге вы видите роль НБУ?

— Мы будем стремиться к обеспечению стабильности цен. Нам в этом помогают специалисты из Чехии, которые очень удачно прошли этот процесс в свое время. Все сейчас начинается с построения правильных моделей. Мы будем уходить от ручного управления рынком. НБУ необходимо будет подобрать подходящий инструментарий для контроля инфляции. Одним из основных таких инструментов является управление учетной ставкой НБУ. Наша задача — обеспечить сильную корреляцию между кредитными / депозитными ставками и учетной ставкой НБУ. Так, понижение учетной ставки должно понижать депозитные ставки в банках и уменьшать привлекательность сбережения денег. Следовательно, совокупный спрос будет расти. При повышении учетной ставки будет повышение депозитных ставок в банках, а следовательно, сбережения будут более привлекательными, чем потребление.

— Каким вы видите дальнейшее развитие банковской системы? Были заявления представителей НБУ о том, что Украине не нужно такое количество банков, которое есть сейчас. Почему?

— Я бы этот вопрос перефразировал так: у нас много слабых банков. А я бы хотел, чтобы у нас было больше сильных банков. Цели просто уменьшать их количество нет. Наша цель — вывести с рынка слабые и “отмывочные” учреждения, к которым толерантно относилась предыдущая власть. В этом году мы уже вывели с рынка 31 банк. Но этим гордиться не стоит. Мы просто делаем домашнюю работу, не завершенную после кризиса 2009 года.

Мы будем стремиться к обеспечению стабильности цен

— А сейчас есть политическая задача решать эту проблему? Ведь раньше этого не делали, потому что учреждения были связаны с конкретными политиками и депутатами.

— Мне не нравится распространенная сегодня фраза — политическая воля. Я не хочу, чтобы у нас что‑либо зависело от политической воли. Мне кажется, это понятие нужно заменить на слово лидерство. Если в Нацбанке есть лидеры изменений, а такие есть, то нужно создать систему, которая бы работала по умолчанию — независимо от того, кто руководит регулятором.

Одной из проблем банковской системы является кредитование связанных лиц. Чтобы подойти к этой проблеме, мы работаем сейчас над раскрытием информации о реальных собственниках и контролерах банков, которых де-юре мы сегодня не знаем. Мы не обладаем юридическими документами, которые бы могли точно их определить. А если нет этой информации, то нет и возможности проверить, не используют ли владельцы банки в собственных интересах — то есть не кредитуют ли они связанные компании.

В этом году было изменено законодательство, которое позволяет признавать учреждения с нераскрытыми собственниками проблемными. Осенью мы отправили 26 банкам требования раскрыть своих собственников до конца этого года.

Но это не решает всей проблемы. Мы должны иметь возможность юридически связать этих собственников с конкретными компаниями и предприятиями. А там тоже используются различные схемы и подставные лица. Поэтому мы хотим получить право на использование профессиональных суждений в вопросе определения связанных лиц.

В противном случае как бы мы ни повышали требование к уставному фонду банка, собственник всегда сможет вывести эти деньги в свою компанию через оформление ей кредита. И все наши усилия по оздоровлению банка будут бесполезны.


— А в какой момент вы будете удовлетворены той информацией, которую предоставят владельцы?

— Мы будем требовать то, что положено по закону. Мы уже получили полную информацию о собственниках 35 банков из первой и второй группы. Основные проблемы у нас возникают с учреждениями третьей и четвертой групп. Из них 26 банков вообще не предоставили информации. Еще есть банки, которые подозреваются в том, что они представлены номинальными собственниками. Потому что это в основном иностранцы, например граждане Кипра. Есть еще группа банков, где информация раскрыта о владельцах менее чем на 50 %. Просто раньше это позволялось. Теперь — нет.



Мы также работаем над улучшением системы корпоративного управления в банках. Если у банка один собственник, очень часто его решения нивелируют все органы корпоративного управления: наблюдательный совет, правление, кредитный комитет — все эти подразделениями становятся формальными исполнителями воли собственника, очень часто по кредитованию связанных лиц. И это происходит и в крупных банках. Мы будем требовать, чтобы в банке существовали механизмы, при которых такое влияние невозможно. Таким инструментом может быть, например, институт независимых директоров. Нужно будет создать саморегулирующуюся организацию, которая бы составляла черный список ненадежных членов наблюдательного совета. В других странах такие механизмы существуют. Мы работаем над созданием таких структур с представителями международных организаций.

— Я прочитал одно ваше высказывание о том, что вы хотите, чтобы срочные депозиты на самом деле были срочными. Хотите, чтобы вкладчики держали деньги в очень нестабильной стране в очень нестабильных банках и при этом не могли их забрать? Не боитесь, что при таких условиях никто вообще не понесет деньги в банк?

— Этот вопрос у нас очень сильно политизируется. В период выборов все инициативы становятся клиентоориентированными. Но когда выборы заканчиваются, нужно подумать и о защите прав кредиторов. Идеальная ситуация, когда у вас есть депозит на год, на два, на пять лет, и кредиты выдаются на те же сроки, те же суммы и желательно в той же валюте. Чтобы не возникало разрывов ликвидности.

— Что будет делаться для того, чтобы ситуацию нормализовать?

— Нужно внести изменения в формулировки в Гражданский кодекс. Сейчас мы обсуждаем вопрос внесения этой инициативы в Верховную раду с Ассоциацией банков. Но важно понимать, что касаться изменения будут только новых вкладов. Потому что закон обратной силы не имеет. Это может быть принято в ближайшее время. Если бы такая норма была раньше, то большей части кризиса в Украине не было бы. В том числе не было бы такой проблемы с курсом гривны, на который давят депозиты, забираемые из банков.

Материал опубликован в №30 журнала Новое Время от 5 декабря 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: