24 июня 2017, суббота

За Крым и Донбасс: Киев может отсудить у Москвы до $1 трлн

Два сапога в пару: Как за аннексированный Крым, так и за фактически захваченный Донбасс Украина может отсудить у России миллиарды долларов

Два сапога в пару: Как за аннексированный Крым, так и за фактически захваченный Донбасс Украина может отсудить у России миллиарды долларов

Украина может отсудить у России в международных инстанциях от $100 млрд до $1 трлн за аннексию Крыма, войну в Донбассе и другие неправомочные действия. Процесс тормозит украинский бюрократизм и нежелание Кремля признавать вину

После аннексии Крыма в марте этого года Россией и войны в Донбассе, проходящей при участии российских войск и под руководством спецслужб Кремля, у Украины появился шанс нанести РФ неожиданный удар — потребовать через международные суды возмещения материального ущерба. Речь может идти о миллиардах долларов.



В начале марта украинский Минюст начал этот процесс, подав первый иск против России в страсбургский Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Сегодня к нему добавилось еще два иска.

“Мы собираем документы, свидетельства людей, факты, чтобы показать масштабность нарушения Россией всех международных норм”,— говорит Наталья Севастьянова, правительственный уполномоченный в делах ЕСПЧ.

В заявлении против РФ официальный Киев указал, что на сегодня сумма убытков, нанесенных Кремлем Украине, составляет 1,18 трлн грн ($78,32 млрд).

Но это лишь по делам в ЕСПЧ. Юристы и аналитики говорят, что спектр судебных споров с РФ может значительно расшириться за счет исков в Международный трибунал по морскому праву, Международный суд ООН, Арбитражный институт стокгольмской Торговой палаты и за счет штрафов Государственной авиационной службы Украины.

Сумма заявленных убытков будет увеличиваться - Наталья Севастьянова, правительственный уполномоченный в делах ЕСПЧ

Российский экономист Слава Рабинович говорит, что в таких делах сформируется общая сумма, которая может быть получена от РФ. “Считаю, что логично требовать $1 трлн за Крым и Донбасс.

Это заявленная сумма, потолок, который хочет получить истец”,— говорит он.

Юрист-международник Николай Гнатовский добавляет, что дело не только в штрафах.

Международное право не ограничивается финансовыми санкциями, главное, чтобы страна-агрессор прекратила противоправные действия. “Плюс важна гарантия неповторения.

Страна, признанная виновной, должна сделать все, чтобы потерпевшая сторона пришла к тому состоянию, которое было перед оккупацией. Если же невозможно загладить вину, тогда выплачивается полная компенсация”,— объясняет Гнатовский.

Судный день

Первый иск в ЕСПЧ, поданный еще 13 марта, за три дня до так называемого референдума, приведшего Крым в российскую гавань, касался защиты украинской собственности на полуострове.

Севастьянова объясняет, что в аннексированной автономии осталась масса объектов недвижимости и госпредприятий.

И это не считая полезных ископаемых — например, Черноморского шельфа, запасов нефти и газа на котором хватило бы Украине, по оценке экспертов, на 50 лет.

Второй иск Киев подал в конце августа. В нем украинская сторона просит признать Россию виновной сразу в трех похищениях детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, а также сопровождавших их взрослых и попытках вывезти этих украинцев на территорию РФ.

Преступления произошли летом в Донецкой и Луганской областях.

В третий раз в ЕСПЧ Украина обратилась по поводу незаконного удержания в симферопольском СИЗО украинского гражданина Хайсера Джемилева, сына лидера крымско-татарского народа Мустафы Джемилева. Севастьянова уточняет, что жизнь и здоровье Джемилева-младшего все время подвергается опасности.

В теории, как объясняет Сергей Гришко, старший юрист международной компании CMS Cameron McKenna, чтобы подать иск в Страсбург в интересах своих граждан и юрлиц, Украина должна была бы исчерпать все внутренние средства правовой защиты — то есть сначала судиться в российских инстанциях.

Однако это правило не распространяется на случаи национализации, когда имущество отбирается в силу закона, который нельзя оспорить. “В Крыму как раз этот случай”,— считает Гришко.

Итог противостояния Украины с РФ в ЕСПЧ спрогнозировать тяжело. Споры между государствами в Страсбурге редки, говорит Александр Ткачук, старший юрист департамента судебной практики юридической компании Алексеев, Боярчуков и партнеры.

В 1978 году Ирландия судилась против Великобритании, в 2000‑м — Дания против Турции, а годом раньше — Кипр против Турции.

В последнем случае, 12 мая 2014 года, то есть через 15 лет после подачи иска, ЕСПЧ решил взыскать с Турции, аннексировавшей часть Кипра, в пользу Республики Кипр компенсацию в размере €90 млн.

Из этой суммы треть должны получить за моральный ущерб родственники пропавших греков-киприотов, а €60 млн — непосредственно пострадавшие греки-киприоты. Деньги турецкие власти обязаны выплатить в течение полутора лет. На данный момент это самая большая финансовая компенсация, присужденная ЕСПЧ.

Севастьянова утверждает: Украина может рассчитывать на большее. Ведь Кипр не требовал возмещения материального ущерба.

А вот Украина в своем заявлении сразу сообщила о нарушении Россией ст. 1 протокола к Конвенции — посягании на собственность.



Это дает возможность требовать именно возмещения материального ущерба, говорит чиновник.

“Сумма заявленных убытков на сегодня вряд ли является окончательной — она будет увеличиваться”,— говорит Севастьянова.

Однако эксперты советуют Украине не ограничиваться лишь ЕСПЧ. Ведь это далеко не единственное место, где страна может искать справедливости. Есть несколько иных инстанций, в частности Международный трибунал по морскому праву.

“Этот трибунал — сильный рычаг для Украины, потому что РФ присоединилась к Морской конвенции, а значит, подпадает под ее юрисдикцию”,— говорит Гнатовский. К слову, в морском трибунале работает украинский судья Маркиян Кулик.

Территориально Черное море вокруг Крыма принадлежит Киеву, и незаконные действия в этой акватории можно квалифицировать как нарушение международных договоренностей.

Любой заход судов в эти воды без разрешения Украины — нарушение границы. И повод подать в суд на покрывающую беззаконие Россию.

Еще одной инстанцией, куда Киеву стоило бы отправить иск, является Арбитражный институт стокгольмской Торговой палаты.


Предмет иска: За буровую госкомпанию Черноморнефтегаз (на фото), как и за запасы полезных ископаемых на шельфе возле Крыма, Украина может потребовать солидную компенсацию / Черноморнефтегаз
Предмет иска: За буровую госкомпанию Черноморнефтегаз (на фото), как и за запасы полезных ископаемых на шельфе возле Крыма, Украина может потребовать солидную компенсацию / Черноморнефтегаз


Поскольку РФ фактически оккупировала часть территории Украины и признает Крым своим, то она должна нести ответственность за действия властей и органов местного самоуправления на полуострове, говорит Павел Белоусов, советник юридической фирмы AEQUO.

И потому споры о собственности, принадлежащей Украине в Крыму, можно, согласно договору о защите инвестиций, перенаправлять в Стокгольм.

Эксперты также вспоминают и Международный суд ООН. Тот неоднократно рассматривал дела по территориальным спорам, а также по применению силы одним государством в отношении другого.

Речь идет о пограничных спорах между Таиландом и Камбоджей, Буркина-Фасо и Мали, Сальвадора с Гондурасом, Ливии с Чадом. Да и Украина уже побывала в этом суде — во время спора с Румынией из‑за острова Змеиный.

Тогда судьи ООН, пять лет рассматривавшие иск Румынии, постановили делимитировать границу. И это было решение в пользу Украины, ведь в итоге остров остался подконтролен официальному Киеву.

Правда, по мнению Сергея Саяпина, доктора права Гумбольдтского университета, вариант с ООН проблематичен.

Россия не признала юрисдикцию этого суда в целом, а лишь в отношении отдельных международных договоров, например Конвенции о борьбе с терроризмом.

В любом случае прежде чем эта инстанция возьмется за рассмотрение иска, заинтересованные государства должны будут провести между собой переговоры либо пройти международный арбитраж.

“И даже в этом случае после всех процедур должно пройти полгода, иначе суд не примет дело даже к рассмотрению. Это сложный путь”,— утверждает Саяпин.

Гнатовский добавляет, что есть и иные варианты. Например, Третейский суд, входящий в систему Гаагского трибунала. Именно там недавно закончились слушания между бывшими акционерами компании ЮКОС и Россией.

В итоге судьи обязали РФ выплатить бывшим собственникам бывшей крупнейшей частной российской нефтяной компании $50 млрд. Пока россияне подали апелляцию на это решение.

Но в Третейский суд идут лишь при взаимном согласии сторон. К тому же Украина до сих пор, даже без новой власти, не присоединилась к Римскому праву, чем, по словам Саяпина, закрыла себе дорогу в этот суд.

Определенные рычаги финансового давления есть в руках и у самого Киева.

Так, осенью Госавиаслужба за нарушение правил и порядка использования воздушного пространства Украины наложила на российские авиакомпании штраф в 261 млн грн. Причина проста — полеты российских самолетов в оккупированный Крым.

“Это один из элементов юридической войны. Но главное сражение впереди”,— говорит Гнатовский.

Дело небыстрое

Быстрых результатов Украине ждать не стоит. В случае с ЕСПЧ срок рассмотрения исков длительный и может занять несколько лет. Да и результат может быть неоднозначным.

Иллюстрацией служит спор Грузии и России, вызванный депортацией грузинского населения. Он, как вспоминает Ткачук, длился семь лет.

Лишь в этом году суд установил, что РФ нарушила ряд статей Конвенции по правам человека. Но вопрос с выплатой компенсаций отложили.

Мол, вначале стороны должны попробовать решить его между собой, на что ЕСПЧ дал год, а лишь потом, в случае провала переговоров, им займется суд.

“Это свидетельствует о том, что вопрос финансового возмещения является для суда вторичным. И ЕСПЧ неохотно берется за его рассмотрение”,— рассказывает Ткачук.

Хотя в уставе суда предусмотрена ускоренная процедура, говорит эксперт. Как правило, такой статус присваивается делам, исходя из того, насколько срочным является поставленный заявителем вопрос.

По словам чиновников Минюста, украинские иски как раз проходят по такой процедуре.

Но даже ускоренная процедура в ЕСПЧ — это в лучшем случае несколько лет, как было в деле француза Жана Муизеля против Франции, связанном с его тюремным заключением. И даже позитивное для Украины решение суда может разбиться о позицию РФ.

Юристы говорят, что за всю практику ЕСПЧ не было ни одного случая неисполнения его решений государствами—членами Совета Европы, в том числе и Россией.

Но именно Москва может прервать эту традицию, если ЕСПЧ удовлетворит украинские иски.

Ведь подчинившись суду, Кремлю автоматически придется признать и сам факт вторжения на территорию соседнего государства, от чего он всеми силами открещивается.

Россиянин Рабинович видит несколько вариантов того, как должен действовать Киев в случае отказа России исполнять решение суда.

Один из них: Украина получит право на арест имущества РФ за рубежом, и им непременно стоит воспользоваться.

Активы, которые не подлежат суверенному иммунитету,— то есть исключая здания посольств — могут быть отобраны Киевом. К примеру, активы российского Внешэкономбанка с его многочисленными зарубежными “дочками”.

Также Киев может не отдавать долги Москве. Те же $3 млрд, взятые еще правительством Николая Азарова у Кремля,— списать в счет компенсации решения ЕСПЧ. “Поле для маневров большое”,— говорит Рабинович.

А получив позитивное для себя решение в Международном трибунале по морскому праву, Украина сможет в случае отказа Кремля платить по счетам и полностью парализовать торговый флот России, задерживая его корабли в иностранных портах.

Да и штрафные санкции против российских авиакомпаний, которые уже начала использовать украинская сторона, могут достигнуть гигантских размеров, предсказывает Гнатовский.

Юрист уверен: добиться успеха можно. Стоит лишь тщательно проработать доказательную базу и действовать оперативно.

С последним у Украины самая большая проблема. Заторможенность реакции власти, дефицит государственных профессиональных кадров, отсутствие опыта в подобных делах — это то, что может повлиять на окончательный судебный вердикт.

“Все проходит довольно медленно.Должна быть проведена системная работа, на которую государство может оказаться неспособно. И это один из самых больших изъянов судебной тяжбы с Россией”,— считает Гнатовский.

Всего лишь три иска, на которые пока сподобилась Украина,— лучшее доказательство правомочности его опасений.

Материал опубликован в №29 журнала Новое Время от 28 ноября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: