6 декабря 2016, вторник

"Я-то у себя дома, а ты как здесь оказался?". Репортаж с крымской "границы"

Год назад жители села Стрелковое в Херсонской области стали свидетелями вторжения на их территорию тех самых
Фото: Наталья Кравчук

Год назад жители села Стрелковое в Херсонской области стали свидетелями вторжения на их территорию тех самых "зеленых человечков"

14 марта будет ровно год с того момента, как жители села Стрелковое на Арабатской стрелке ощутили на себе российскую агрессию

О том, как живется им в новых реалиях, читайте в новом номере НВ (фрагмент):

В тот день, около 13:00, за базой отдыха Черноморнефтегаза приземлились четыре военных вертолета с красными звездами по бокам. Из них выскочил российский спецназ. Со стороны Крыма по косе подъехала тяжелая техника. Так "зеленые человечки" установили контроль над важным объектом – газораспределительной станцией, а заодно – и над окраинами села. В ответ с другой стороны к Стрелковому подошли украинские силы.

За прошедший с момента аннексии Крыма год в жизни Ларисой Шаймардановой, немолодой местной предпринимательницы, произошла целая бездна событий.

14 марта 2014 года она помнит в деталях: как вместе с главой сельсовета отправилась посмотреть на прибывший российский спецназ, как солдаты направили на нее автоматы. "Я одному из них сказала: сынок, стреляй сколько хочешь. Я-то у себя дома, а ты как здесь оказался?" - рассказывает Шаймарданова, еле сдерживая слезы.


Лучше считать себя тварью безродной, чем Россию называть родиной, - говорит Лариса Шаймарданова
Лучше считать себя тварью безродной, чем Россию называть родиной, - говорит уроженка России и жительница украинского Стрелкового Лариса Шаймарданова


Она не понаслышке знает, как россияне оккупировали Крым: на полуострове у нее жили дети. Дочь Ксения после допросов в ФСБ покинула захваченную автономию и теперь занимается помощью украинской армии под Киевом. А о судьбе сына Шаймарданова может только догадываться: 34-летний Тимур Шаймарданов пропал без вести 26 мая 2014-го в Симферополе.

Он участвовал в организации проукраинских митингов, защищал воинские части ВСУ и отвозил туда волонтерскую помощь. После того как сотрудники ФСБ арестовали кинорежиссера Олега Сенцова по обвинению в терроризме, Тимур боялся, что его, как соратника Сенцова, могут также поймать. Но вышло гораздо хуже.

Утром 26 мая сын стрелковской активистки вышел из дома, чтобы забрать ребенка из школы, и не вернулся. Его друг Сейран Зинединов, тоже проукраинский активист, сказал тогда, что Тимура взяла в плен "крымская самооборона".

Спустя несколько дней пропал и Зинединов.

"С тех пор мы ничего не знаем о том, где они и что с ними, - говорит Шаймарданова. – Была надежда, что их отправили в Москву, где содержится Сенцов, чтобы прикрепить к тому делу. Но там нам этого никто не подтвердил".

Незадолго до исчезновения Тимур уговаривал мать: "Не переживайте, мы еще парадом по Красной площади пройдемся…".

Шаймарданова называет своего сына камазенком - тот родился в российских Набережных Челнах, где производят КамАЗы, а себя – русской. "Но лучше считать себя тварью безродной, чем Россию называть родиной", - признается она и добавляет, что с родственниками из РФ прервала всякие отношения.

Вторжения россиян в Стрелковое она не боится. "Если они сюда придут, то я в партизаны пойду. Никуда бежать не собираюсь", - говорит Шаймарданова и гордо поднимает голову. Туда, где над ее домиком развевается большой желто-голубой флаг.

Репортаж о том, как живет ставшее практически пограничным Стрелковое между украинскими и российскими военными, читайте в свежем номере журнала Новое Время 6 марта, №8. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: