31 июля 2016, воскресенье

Я хочу, чтобы в Динамо играло как можно больше украинцев - Ребров

ПОЛЕВОЙ КОМАНДИР: Сергей Ребров начал играть за Шахтер в 17 лет, однако родным клубом считает Динамо
Фото: Наталья Кравчук

ПОЛЕВОЙ КОМАНДИР: Сергей Ребров начал играть за Шахтер в 17 лет, однако родным клубом считает Динамо

Сергей Ребров, главный тренер футбольного клуба Динамо, а в прошлом его ведущий игрок, говорит о том, как он намерен вернуть легендарный клуб в большой футбол

Пять лет назад, когда Сергей Ребров закончил карьеру игрока киевского Динамо, этот клуб в последний раз стал чемпионом Украины. После этого команда вошла в затянувшуюся зону провалов и неудач. Сегодня Ребров, главный тренер Динамо, утверждает, что знает, как из нее выйти.

Телефонный звонок корреспондента НВ застал его в Лондоне, куда тренер прилетел буквально на несколько дней. Реброву есть о чем ностальгировать в британской столице — в начале 2000‑х он выступал здесь за клубы английской премьер-лиги: Тоттенхэм Хотспур и Вест Хэм Юнайтед. Также Ребров играл за турецкий Фенербахче и российский Рубин. Для обеих команд он выигрывал золото национального первенства.


Фото: ФК Динамо Київ / Facebook
Фото: ФК Динамо Київ / Facebook


Путь в большой футбол Ребров начинал в донецком Шахтере, однако главным клубом для него стало киевское Динамо. Вместе с командой Ребров девять раз становился чемпионом Украины, восемь раз выигрывал Кубок страны. Он стал первым, кто в новейшей истории Украины забил 100 голов во внутреннем первенстве. Именно его именем называют неформальный клуб, куда входят футболисты, вколотившие в украинской премьер-лиге в ворота соперников больше 100 мячей.

“Я вернусь из Лондона и дам вам интервью”,— пообещал Ребров по телефону и слово свое сдержал. Встреча состоялась в центре Киева, в ресторане индийской кухни Гималаи, где по старой доброй английской традиции был распит чай с молоком. На встречу Ребров опоздал, но свою задержку предварил извиняющимся sms: “Задерживаюсь у президента”. Нет сомнений, что речь шла не о президенте Украины, а о главе ФК Динамо Игоре Суркисе, который не побоялся доверить 40‑летнему тренеру самый титулованный клуб страны.

Суркис не прогадал. С приходом Реброва на пост наставника команда преобразилась, и хотя еще не набрала чемпионских кондиций, уже остервенело бьется за золото национального первенства, методично обыгрывая всех своих ключевых конкурентов. Сам Ребров настроен по отношению к этому подъему философски: “Просто у каждого клуба есть белые и черные полосы”.

— Вы начинали играть за донецкий Шахтер. Сейчас возглавляете киевское Динамо. С какими чувствами наблюдаете за игрой дончан?

— Я начал играть за Шахтер достаточно рано — в 17 лет. И если бы в те времена Динамо и Шахтер были такими принципиальными соперниками, как сейчас, вряд ли бы я перебрался в Киев. Но на тот момент мой рост возможен был только в Динамо — конкурентоспособной европейской команде с квалифицированным тренером. И тренер Шахтера Валерий Яремченко благословил меня на переход. В целом, мое сердце было и есть с Динамо — это мой родной клуб.

— Как вам удалось заставить играть футболистов, которые выглядели невыразительно при предыдущем тренере Олеге Блохине?

— Я всего лишь объяснил им свои принципы игры. Раньше игроки играли за себя — только на оборону или только на атаку. А сейчас есть проблески командной игры: и обороняемся вместе, и атакуем. Каждый футболист должен понимать, что он делает на поле, и при этом импровизировать. Мне нужны творческие люди, но они должны понимать элементарные схемы расстановки футболистов. Команда играет так, как хочет ее тренер. Есть единицы команд, которые на протяжении долгих лет, меняя тренеров, проповедуют один и тот же стиль игры. Это Барселона, Аякс.


Фото: ФК Динамо Київ / Facebook
ЭЛЬ-КЛАССИКО: В личном противостоянии тренеров Динамо и Шахтера (Мирча Луческу, на фото слева), в этой битве молодости со зрелостью пока побеждает Сергей Ребров / Фото: ФК Динамо Київ / Facebook


— Легендарный динамовский тренер Валерий Лобановский давал колоссальные нагрузки своим подопечным. Вы такой же требовательный в этом плане?

— Многое меняется. С Лобановским мы проходили нагрузки без мяча. Сейчас больше упражнений с мячом. Когда футболисты работают с мячом, они не замечают даже, что пробегают большую дистанцию, чем монотонно работая без него. Валерий Васильевич как никто понимал, что в Европе мы могли достичь успеха только за счет функциональной подготовки и контратак, потому что супертехничных футболистов у нас практически нет. В этом плане мы не можем сравниться с испанцами, итальянцами, у которых работа с мячом лучше.

— Существует такой штамп, как конспекты Лобановского. У вас есть такие конспекты?

— Нет. Я достаточно почерпнул из его опыта. Но я также многое перенял от европейских тренеров. Стажировался в дортмундской Боруссии, которая играла тогда в финале Лиги чемпионов. Мне было интересно, как за счет не самого лучшего подбора футболистов — там тогда не было звезд, как в Байере, Барселоне или Реале,— они так успешно играют.

— И что, тренер Боруссии легко делился секретами? Или говорил: “Так, Сергей, здесь отвернитесь — мы будем разучивать суперуспешную подачу углового!”

— Юрген Клопп меня знал как игрока и сам пригласил на тренировки. В Европе тренеры более открыты, чем у нас. Я, кстати, был на стажировке вместе с Нико Ковачем, главным тренером сборной Хорватии. И мы с удовольствием все записывали. “Спрашивайте о любом упражнении!” — говорил Юрген, ему льстило наше внимание.


Фото: ФК Динамо Київ / Facebook
Фото: ФК Динамо Київ / Facebook


— В какой клуб вы бы сейчас отправились на стажировку?

— Мне нравится стиль игры Атлетико (Мадрид) и Реал (Мадрид). Футбол Барселоны — тотальный контроль мяча — не для Динамо. Но футбол Атлетико — агрессивный, компактный — это то, что присуще нам.

— Такие игроки, как Пике, Педро, Бускетс,— все они заблистали под руководством тренера Хосепа Гвардиолы. В то же время второй великий тренер — Жозе Моуриньо — наоборот, особо никого не раскрывал, а приходил на все готовое в команду звезд. Вам как проще?

— Любой тренер хочет работать с именитыми футболистами. Но это палка о двух концах. С одной стороны, я хочу, чтобы в команде играло как можно больше украинцев, я вижу в этом потенциал. Есть много украинских ребят, которые хотят работать, их только надо направить. С другой — когда приобретается суперфутболист, он обязательно требует место в основном составе. И когда у тебя достаточно звезд в команде, их не так просто заставить работать: они добились многого и не всегда хотят узнавать что‑то новое. Поэтому с украинцами, которые уважают тренера и знают, за какой клуб выступают, работать немного легче.

— Всем тренерам сложно работается с легионерами?

— Я не говорю, что с легионерами работается сложно. Я говорю, что сложно со звездами, которые думают, что они на высоком уровне и дальше подниматься им нет смысла. Но не все таковы. Особенно сейчас я вижу желание наших легионеров: они работают, я им благодарен. Выиграв несколько игр в чемпионате Украины и Лиге Европы, они понимают, что если мы остановимся, то поплатимся. Конечно, знание английского помогает в общении. Мы можем поговорить с глазу на глаз. С переводчиком сам футболист чувствует себя не очень комфортно, и тренер не всегда может донести все, что хочет.

Когда у тебя достаточно звезд в команде, их не так просто заставить работать

— Помните свой первый футбольный гонорар?

— Помню, что все отдал родителям — рублей 200 или 300. Тогда еще были рубли. Оставил себе 20 рублей. Мама была очень довольна. У меня мама — руководитель ансамбля бальных танцев, папа — руководитель бального кружка. Конечно, зарплата футболиста кардинально отличалась от их заработка.

— Те, кто интересуются футболом, знают, что зарплаты некоторых легионеров клуба выше вашей. Вам обидно, что иностранец, зарабатывающий больше вас, не выкладывается на поле?

— Ну… Я вообще об этом аспекте не думал. Если кто‑то не выкладывается, он не играет. Так строится любая команда: не бывает такого, что играет тот, у кого выше зарплата. Я говорю динамовским легионерам, что этот сезон очень важен: если вы покажете уровень игры и по окончании чемпионата скажете, что сделали все и хотите уйти, то мы с президентом пойдем вам навстречу. Война, безусловно, влияет на психологию легионеров. Даже если нет военных действий в Киеве, футболисты все равно смотрят ТВ. И подсознательно хотят вернуться домой. Но сейчас они видят, что есть коллектив единомышленников, с которым можно добиться успеха. Что касается украинцев, то каждый молодой игрок понимает: в Динамо тебе не дадут два или три шанса.

— Кто вас научил общаться со СМИ? Ваш предшественник Блохин редко радовался общению с прессой.

— Наверное, такое воспитание. Когда я был футболистом, почти никогда не отказывал в интервью. В Европе, например, нельзя пройти мимо болельщика, который ждет тебя с ручкой на холоде 40 минут. Это ненормально. Наверное, когда‑нибудь украинские футболисты тоже придут к тому, что несложно остановиться у выхода со стадиона, за три минуты дать автографы и поехать дальше.

— Вы сейчас общаетесь с Олегом Блохиным?

— Несколько раз встречались после того, как я стал главным тренером. Он так же переживает за Динамо, как и тогда, когда был тренером. Я всегда говорил: Олег Владимирович делал свою работу честно. Что‑то получалось, что‑то — нет. Но в том, что он все делал для Динамо, я уверен на 100 %, потому что был рядом.


Фото: ФК Динамо Київ / Facebook
Фото: ФК Динамо Київ / Facebook


— Вы часто штрафуете игроков?

— Конечно, если есть грубые нарушения: необоснованная красная карта, отброс мяча, разговор с арбитром, лишний вес, опоздания на тренировки. Игроки должны понимать, что мы занимаемся серьезным делом, за нами миллионы болельщиков.

— Я лично слышал, как ваш помощник Рауль очень красиво поет в караоке. Вы поете?

— Нет, никогда. У меня не получается.

— Вместо пения предпочитаете радиоспорт? Я знаю, что в 2005 году вы стали чемпионом мира по радиоспорту, установив 5.500 контактов с радиолюбителями за 36 часов.

— Я после этого раз пять или шесть становился чемпионом Европы и мира. За определенное время я должен связаться с максимальным количеством людей — особенно с другого континента. Но это не так сложно, как стать чемпионом мира по футболу.

— А что вы говорите друг другу во время контакта?

— Ничего. Он тебе дал номер своей связи, ты — своей. Если это не соревнования, то люди разговаривают о многих вещах. Согласитесь, здорово просто так сесть и поговорить, например, с Антарктидой. Недавно была экспедиция на этот остров пингвинов, и эти люди разговаривали со мной. А когда я был юным парнем, сработался со станцией Мир. С космосом!

— А вы с девушками когда‑то знакомились по радиосвязи?

— Люди, которые общаются, имеют только позывные. Многие не представляются, а на соревнованиях ты вообще не называешь имя. Фамилии точно никто не спрашивают. Уэйн Грецки, принц Монако Альберт, бывший король Иордании — достаточно знаменитых людей, которые общаются инкогнито.

— И последний вопрос: кто получит Золотой мяч?

— Я бы вручил Роналду. Да, Месси талантливее, но в этом году достойнее Криштиану.

Материал опубликован в №28 журнала Новое Время от 21 ноября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: