4 декабря 2016, воскресенье

Глава Налоговой: Если разрулится конфликт на востоке, нам будут не нужны займы, мы станем богатой страной

Приоритеты: Вопрос, несколько упал личный доход при переходе с бизнеса на госслужбу, вызвал у Игоря Билоуса улыбку
Фото: Александр Медведев / Новое Время

Приоритеты: Вопрос, несколько упал личный доход при переходе с бизнеса на госслужбу, вызвал у Игоря Билоуса улыбку

Бывший инвестбанкир Игорь Билоус готов совершить революцию в налоговой сфере

Из всех искусств важнейшим для нас по‑прежнему остается искусство уклонения от налогов.
В ход идут минимизаторские схемы, управляемая коррупция, неуправляемая бюрократия, из‑за чего дефицит бюджета катастрофически раздут, а корпоративный сектор катастрофически сжат.
Сфера налогообложения обогатила финансовый словарь многими сленговыми выражениями.

“Площадка” — конвертационный центр, действующий под прикрытием Министерства доходов и сборов. “Партизан” — тот же центр, только не контролируемый высокопоставленными чиновниками, а потому время от времени преследуемый. “Налоговая яма” образуется за счет фиктивных фирм, которые раздувают затратную часть и помогают уклоняться от налогов.

“Госпрограмма” — сведенный под единую “крышу” крупный и средний бизнес, который получил индульгенцию и дешевый кэш от власти в обмен на левые платежи.
Это не просто слова: суммарный оборот “площадок” с “госпрограммами” в конце прошлого года превысил оборот государственного бюджета.

36‑летний Игорь Билоус, долгие годы работавший в инвесткомпаниях — в частности, он участвовал в сделке по покупке компанией Mittal Steel Криворожстали — и недавно ставший главой Налоговой службы Украины, надеется, что сумеет остановить всю эту вакханалию. По его мнению, ранее над всеми теневыми процессами стоял экс-руководитель Министерства доходов и сборов Александр Клименко, за что с 31 мая 2014 года Служба безопасности Украины объявила его в розыск.

Новому начальнику фискальной службы придется ломать коррупционную схему, выстраиваемую годами, и делать это руками 60 тыс. сотрудников с небольшой зарплатой.

В беседе с НВ Билоус сокрушается, что средний оклад в службе госаудита — 3 тыс. грн — на 60 % ниже средней зарплаты бухгалтера. Руководитель районной налоговой инспекции получает всего 3,5 тыс. грн. И только 3,4 % работников ведомства имеют жалование выше 5 тыс. грн. Эти цифры и есть приглашение к коррупции.

Впрочем, неэффективных сотрудников Билоус хочет заменить, ненужных — сократить. Оставшимся — существенно повысить и доход, и требования к их работе.

Госкарьера Билоуса началась на самом сложном этапе страны. Собирать налоги в то время, когда в двух областях идет война,— такого в нашем государстве еще никому не приходилось делать.

Одновременно начинающему чиновнику нужно не утопить обескровленный бизнес в сборах и, что самое трудное, победить закостенелую бюрократию своего финансово-силового ведомства.

— На прошлой неделе глава Нацагентства по вопросам госслужбы Денис Бродский, в недавнем прошлом — представитель частного бизнеса, подал в отставку. Причина — не смог справиться с украинской казенщиной. Бродский сказал, что отечественная бюрократия — это закрытый клуб, основной мотив которого — освоить выделяемые бюджеты и прочие выгоды. Расскажите на примере вашего ведомства, можно ли разрушить эту систему?

— Нужно. Я только неделю назад познакомился с Денисом, мы обменялись рукопожатиями, зафрендились на Facebook. Очень сложно [приходится] человеку, который работал в бизнесе, имеет статус, заработал деньги…

— Это вы сейчас про Дениса или про себя?

— И про себя, и про Дениса. Он известный товарищ. И вот ты попадаешь в другой мир. Мир, в котором действует лишь одно правило: ты — мне, я — тебе. Мир процессов, мир осваивания средств. Мир жесткой субординации и лояльности. Он искажает реальность. Я из другого мира — из бизнеса. В нем действует другая реальность: что убил, то съел. Здесь же ты попадаешь в среду, которая культивировалась еще в Советском Союзе. В бизнесе ты проводишь совещания, обсуждаешь пути решений, раздаешь задачи. Все. Пошли работать. Здесь все нужно делать под протокол, расписывать приказами, индивидуальными, общими, согласно каким‑то инструкциям, приказам, законам, актам. Мне было очень сложно. Это повергло меня в шок.

— Сейчас на базе вашего ведомства создается служба финансовой разведки. Она в том числе будет нести контрольно-проверочные функции. В Украине и без того 70 ведомств заняты контролем и проверками бизнеса. На их содержание в 2013 году потрачено 24,7 млрд грн. Зачем нам еще один контролер?

— Инициатором [создания новой службы] был не я. Когда меня пригласили, это предложение уже было. Теперь оно вновь актуально на волне проевропейских настроений. В Европе есть такой орган, в Англии и США существует финансовая разведка. Ее цель — объединить в одних руках борьбу с экономическим криминалом. Идея интересная, у нас в стране много структур, которые занимаются борьбой с экономическим криминалом. У СБУ, МВД есть экономический блок и финмониторинг. Было много обсуждений. В итоге все пришли к выводу: вот есть теперь крыло в государственной фискальной службе, у которого будет Главное следственное управление, Главное оперативное управление. На их базе будет создаваться Служба финансовой разведки. Упразднится экономический блок СБУ и МВД.

— Цель всех предыдущих проверок — нужно что‑то найти или попросить.

— Даже не так: только переступил порог — сразу включился калькулятор. Была четкая матрица: если у предприятия оборот 30 млн грн, надо выйти оттуда минимум с 250 тыс. грн. Все понимали, что в случае плановой проверки нужно готовить деньги. Никто никого толком и не проверял. Акты писались каким‑то волшебным образом, и мы сейчас все это разгребаем. В актах видно, что писавший их аудитор мозги совсем не включал. Это была явно заказуха.

— Телефонное право работает? Вам звонят с личными просьбами?

— Я многим отказал, многих послушал. Мы пришли сюда, а у нас тут 5 тыс. криминальных дел. Половина из них надуманны. Нам говорят: вот вы пришли, а дела‑то сами по себе живут, и по ним уже побежали — и не только вы, а Генпрокуратура и прочие — с протянутой рукой.
Много долгов бизнесу. Де-факто бизнес кредитует государство. Это [невозмещенный] НДС, это авансовый платеж по прибыли. По авансовому платежу по прибыли мы должны [бизнесу] более 25 млрд грн.

Карьера менеджера: Летящей походкой Игорь Билоус ворвался в большую политику. Надолго ли?

_7106.jpg54777_01

Фото: Александр Медведев / Новое Время

— Как удается собрать налоги с территорий, где идет война?

— В мае мы их не собрали. Деловая активность падает — вы сами видите, что происходит на востоке. Мы там недобрали 420 млн грн. В Крыму — все 700 млн грн. Большие трудности возникают в основном в Донецке и Луганске. На востоке есть большие системные предприятия, у них работает цикл, и, несмотря на то что за забором стреляют, они продолжают функционировать. В итоге платежи выплачиваются. Если бы восток был в таком формате, как Западная Украина, где развито предпринимательство, средний и малый бизнес, и там была бы война, налоги никто бы не платил. Чем дальше продвигается АТО, тем больше появляется просьб у бизнеса. Предприниматели говорят: ребята, у нас проблемы, у нас точно будет штраф, но если вы нам его начислите, мы умрем. Вот эта часть бизнеса, рассказывают, у нас работает в Донецке,— а там воруют, убивают, мы могли бы дела закрыть, но тогда сожгут все наши магазины, нас шантажируют, мы должны там быть, возить продукты.

— Вы им дали налоговые каникулы?

— Я еще ничего не дал. Я сижу и выслушиваю. Думаю, что делать. Все кругом критикуют, никто ничего не предлагает. Отличная позиция. Чисто украинская. Или была ситуация с Крымом. Мы решили, что тех плательщиков, которые хотят, мы переводим с Крыма на континент. Они же — российская ФСБ — уже начали качать всю нашу базу, уже запустили туда руки. Мы просто вовремя отрезали. Мы все ждем закон об оккупированных территориях. Есть идея там создать свободную экономическую зону. Из Крыма еще многие платят налоги — порядка 300 компаний и 500 предпринимателей. Но в целом мы все добираем [до планового уровня].

Мы начали бороться с “налоговыми ямами”. Конечно, побороть такое явление быстро невозможно. Это сладкий, высокоприбыльный бизнес. Его покрывают чиновники в погонах. Главная проблема ведь не в сумме налога, а в его администрировании.

— В чем проблема администрирования НДС?

— Дутые налоговые декларации. Этот налог всегда был суперкриминальным. Всегда вокруг него была какая‑то схема. Единственное, что сделал Клименко,— возглавил этот процесс и получил контроль над всем этим. Потом не удержался.

— Какие есть доказательства, что конвертационными центрами управляло прежнее руководство Миндоходов и сборов?

— Идет следствие, я сейчас не могу говорить. Но вся страна знает, как это происходило. Большой бизнес кагалом созывался сюда [в здание Миндоходов и сборов] или в гостиницы. Никто не прятался. Им говорили, как они будут работать. Была организована система оптимизации налогообложений, которая называлась “госпрограмма”. Существовало шесть таких “госпрограмм”, которые консолидировались на верхнем уровне — здесь, на шестом этаже [в Департаменте экономического анализа]. К “госпрограмме”, как и к тем, кто по ней работал, никто из проверяющих не приходил. Но если ты выскакивал из “госпрограммы” и начинал работать с “партизаном”, потому что там дешевле, включалась красная кнопка, к тебе приезжали налоговые милиционеры, а то и покруче товарищи. И объясняли, что так делать нельзя, а конвертационную площадку уничтожали.

— Совсем недавно глава парламентского комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Виктор Чумак сказал НВ: “А знаете, почему они все еще работают? Потому что есть еще искаженная украинская экономика, когда бизнесу не хватает оборотных средств. Эти площадки давали оборотные средства бизнесу. И потому сам бизнес от них не может отказаться”.

— Бизнес не может отказаться [от площадок] потому, что не привык и никогда не платил 20 % НДС. Если есть возможность не платить, люди воспользуются ею. Если такой возможности нет, люди платят. Вот как произошло с акцизом, который мы увеличили в три раза за два месяца? Когда нет возможности воровать спирт и делать контрафактную водку, люди покупают акцизные марки и увеличивают свои платежи по акцизу в 17 раз! Либо завод стоит, либо работает.

Не все компании хотят работать на “площадках”. Некоторые хотят все делать правильно. Но они мне говорят: мы тогда не выдержим конкуренцию против тех товарищей, которые работают на “площадках”. Эти “площадки” занижают НДС, оптимизируют налог на прибыль. Еще они представляли наличку, которая использовалась для оплаты как взяток, так и зарплатных проектов.

Вы понимаете, что когда оборот "площадок" по НДС перевалил за 300 млрд грн, то это уже беда национального масштаба. Если налоговые доходы в бюджет составляют 206 млрд грн, иметь параллельный оборот 300 млрд грн — это рак.

— Как сделать так, чтобы налогов стало меньше (ниже ставки), а платили их больше? Я на днях говорил с Кахой Бендукидзе, грузинским реформатором и бывшим министром экономики. Он рассказывал, что они одномоментно упразднили 15 видов сбора, а по ряду других сократили ставку. В итоге в 2004 году собрали 13 % налогов от ВВП, а в 2005‑м — 21 %.

— Я изучаю грузинский опыт. Он мне очень нравится. Но Грузия — маленькая страна, там проще все это было проводить. Мы унаследовали систему с нулевым корсчетом на казначействе и с большими соцобязательствами. Грузия вообще взяла и отменила единый социальный взнос и пенсионный фонд. Как вы думаете, мы можем такое сделать?

— Бендукидзе добавил, что в рамках налоговых реформ они также посадили около 5 тыс. правонарушителей. Можем ли мы себе позволить такие жесткие меры?

— Сейчас нет. Я человек из бизнеса, мне сложно говорить такие вещи, но если мы не будем применять какие‑то радикальные методы, то у нас мало что получится.

— Ваш предшественник Александр Клименко в интернете попросил нас спросить, видели ли вы пятилетнюю стратегию развития Министерства доходов и что вас в ней не устраивает?

— Видел. Я не говорил, что она меня не устраивает. Ну, например, та стратегия, которую он частично осуществил,— объединение [двух ведомств — Налоговой службы и Гостаможни]. Я очень много усилий приложил, чтобы убедить наше правительство не разъединять налоговую с таможней. Там было много интересных расчетов, много хороших идей. Я никогда не говорил, что все, что сделал Александр, было плохо. В той же стратегии у него было предусмотрено снижение ЕСВ [единый социальный взнос; сейчас составляет 34,7 % с зарплаты]. Мы идем по этому пути. Он, как никто, понимает, что [невозможно] победить за месяц коррупцию, которую он победил по‑своему…

— Звучит как насмешка: “победил по‑своему”…

— Как победил? Подчинил. Это тоже была работа. Ее цель была в том, чтобы увеличить бюджетные поступления. Просто потом выстроилась такая вертикаль власти, что люди поняли: мы здесь надолго, потому можно делать разные вещи. Он ведь тоже не сразу стал заниматься схемами.

— Я сейчас расскажу вам про вас, а потом задам вопрос. “Игорь Билоус являлся главой инвестиционно-банковского управления Ренессанс Капитал в Украине и странах Центрально-Восточной Европы. Ранее работал в инвестиционном банке UBS. До этого — в SARS Capital, киевской инвестиционной компании, специализирующейся на сделках M&A”. Теперь вы чиновник самого ненавистного и неповоротливого ведомства. Зачем вам все это?

— Я не рассчитываю на карьерный рост, сидя в этом офисе. Даже отчитываясь перед премьером, я готов, если чего‑то не выполню, встать и уйти. Но у меня есть видение, что можно сделать. Я слышу бизнес. Я от земли. Я их [предпринимателей] многих знаю. Я понимаю, что и как можно сделать. Вопрос в том, дадут ли мне свободу действий до конца. Понимаете, очень хочется что‑то сделать, чтобы оно не развалилось с моим уходом. Сделать так, чтобы не было возврата назад. Чтобы было, как в Грузии. Если разрулится этот конфликт на востоке и если все правильно сделать [налоговая реформа, снижение уровня коррупции], нам будут не нужны никакие займы, мы просто станем очень богатой страной. Если кто‑то может сделать эту работу лучше, я всегда готов встать и уступить место.

На підставі рішення Печерського районного суду від 26 січня 2015 р. (суддя: Вовк С.В.) публікуємо наступне:

«СПРОСТУВАННЯ! Повідомляємо, що інформація про Клименка Олександра Вікторовича, яка була поширена Білоусом Ігорем Олеговичем в інтерв’ю он-лайн виданню «Новое время» (http://nvua.net), розміщенному 16 липня 2014 року на веб-сайті » (http://nvua.net), а саме «Дутые налоговые декларации. Этот налог всегда был суперкриминальным. Всегда вокруг него была какая-то схема. Единственное, что сделал Клименко, – возглавил этот процесс и получил контроль над всем этим. Потом не удержался.», «… коррупцию, которую он победил по-своему…» «Как победил? Подчинил. Это тоже была работа. Её цель была в том, чтобы увеличить бюджетные поступления. Просто потом выстроилась такая вертикаль власти, что люди поняли: мы здесь надолго, потому можно делать разные вещи. Он ведь тоже не сразу начал заниматься схемами», не відповідає дійсності, є недостовірною.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: