28 марта 2017, вторник

Вы не жалеете, что произошел Майдан? - украинцы поделились мнением

Фото: Mariana Zhovnirenko via Facebook

"Революция была неизбежной, и она состоялась", - Валерий Пекар, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы

21 ноября исполняется год, как в Украине начались массовые протестные акции, переросшие в революцию. НВ поинтересовалось у соотечественников и иностранцев, сочувствующих Украине, какие эмоции у них теперь вызывает Евромайдан

Когда гибнут наши ребята на востоке, а люди по всей Украине отдают последнее, чтобы помочь им, я даже не сомневаюсь, что Евромайдан — наша гордость.



После 22 лет апатии я счастлива, что народ восстал и доказал, что мы не будем подчиняться произволу власти.

Скажете, коррупция процветает, а власть та же? Я с вами согласна!

Те же лицемерные лица, а некоторые еще и прикрываются достижениями на Майдане.

Пережили Януковича, переживем и это.

Мы три месяца стояли на морозе и доказали, что наша сила во взаимопомощи, мужестве и желании жить лучше.

И это большое счастье — жить в такой важный момент украинской истории.

Богдана Павлычко, директор издательства Основы


Украинцы правильно сделали, что поднялись и свергли свое бесстыдное правительство.

И, конечно, Украина — европейская страна, и очень здорово, что она это так ясно осознает.

Но жаль, что у протеста не было нормальных лидеров, которые сумели бы предотвратить кровопролитие.

Не нашлось Гавела или Валенсы.

В результате новая власть, не уверен, что намного лучше прежней, проиграна война, потеряны территории, разрушена экономика.

Это не здорово. России есть из чего делать выводы.

Леонид Бершидский, колумнист Bloomberg




Украина застряла в средневековье со своей олигархической экономикой, постсоветскими ценностями, неразвитым гражданским обществом, расколотой церковью, клановой политической системой и неоколониальной зависимостью от империи.

Вместе с тем сложилась критическая масса современных людей, ориентированных на развитие, свободу, самореализацию, национальное сознание и патриотизм.

Так что революция была неизбежной, и она состоялась, имея одновременно экономические, патриотические и ценностные измерения.

Валерий Пекар, президент компании Евроиндекс, преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы, соучредитель проекта Нова країна



У меня подход: у истории нет сослагательного наклонения.

Соответственно — мы живем в лучшем из миров.

И говорить, что было бы лучше, если бы вилка истории пошла по другому пути, я считаю не очень серьезным, ведь слишком много факторов, цепляющихся один за другой.

Поэтому в целом я доволен.

Александр Жолудь, старший аналитик Международного центра перспективных исследований



Каждый народ имеет право на восстание, на революцию — особенно, если власть наглая, воровская и склонная к беспределу. Украинцы показали, что они смело могут этим правом воспользоваться.



Другой вопрос, что Украина находится в тяжелейшем положении.

Не думаю, что дело в революции, но после революции необходима еще и содержательная работа.

Если бы после Евромайдана в экономике начался прогресс, люди хорошо зарабатывали, а гривна не упала, я бы сказал, что доволен.

А так могу только восхититься смелостью украинского народа, который не стал терпеть беспредельщиков и сверг Януковича.

Но что украинский народ стал жить лучше — этого я сказать не могу. Народ стал жить хуже.

Да, рядом есть агрессор, который с вами воюет и не дает нормально жить, но помимо него есть и внутренние проблемы.

Ну, хорошо, прошли выборы. А работа когда‑нибудь начнется нормальная?

Борис Немцов, российский политик



Не видно тех изменений, во имя которых были понесены жертвы. Смерть людей стала банальностью и никого не ужасает.

Сметены барьеры, сдерживавшие насилие, а страна наводнена оружием.

Продолжаются все развлекательные программы, ведущие FM-станций, сообщая об очередных жертвах (с любой стороны), продолжают непринужденно шутить. У нас нет траура.

Если говорить, что произошли события революционного характера, то революция — это способ преодоления кризиса.

У нас же эти события стали прологом к еще более глубокому кризису, конца которому нет.

И мне хочется посмотреть на человека, который сказал бы, что он доволен тем, что произошло.

Виталий Заблоцкий, доктор философских наук


Мне сложно дать объективную оценку и быть сдержанным, поскольку в Небесной сотне погибли двое моих близких друзей — Игорь Костенко и Сергей Кемский.



Для меня их смерть — постоянное напоминание о том, что дело, за которое они погибли, не закончено.

И мне было бы очень неудобно перед своими друзьями, если бы они увидели, насколько мы далеки от реализации задекларированного на Майдане.

Ведь много времени уже потеряно.

И если весной надежды были оптимистичны, осень, пожалуй, для многих стала разочарованием.

Впрочем, хочется верить, что не все еще упущено, и у нас есть шанс наверстать темпы.

Юрий Михальчишин, народный депутат от ВО Свобода



Я был одним из тех, кто говорил о неизбежности больших социальных и политических потрясений, поскольку вся деятельность Януковича логически вела к этому.

А в Майдане прежде всего вижу вертикальный конфликт. Конфликт между политиками и обществом.

Поэтому с прискорбием констатирую, что “хозяева заводов, газет, пароходов” в украинской политике в очередной раз обвели общество вокруг пальца.

Поскольку ни одна из стратегических задач, которые ставил на повестку дня Майдан, не решена.

Мы видим смену лиц, но не видим смены мнений.

Общество изменилось значительно, а политики очень сильно отстали.

И это приводит к тому, что продолжение конфликта между политиками и обществом вероятно и в 2015 году.

Андрей Золотарев, политтехнолог


Разве можно быть довольным тем, что государство потеряло Крым, фактически потеряло Донбасс, обрушило национальную валюту, привело к беспрецедентному падению экономики, к колоссальной потере рабочих мест, к еще большему скачку уровня коррупции?

Думаю, результаты этого года катастрофические для истории и перспектив Украины.

И кто за это должен отвечать — большой вопрос.

Все революции, как мы видим, приводят к катастрофе.

Это не дорога к улучшению жизни страны.

Надо искать другие пути: делать ставку на изменение ментальности народа, на молодежь, на образование, на эволюционный путь.

Анна Герман, народный депутат от Партии регионов



Давайте посмотрим на это глазами тех, кто потерял своих мужей и сыновей.

Стоит ли Евромайдан гибели их близких?

Для истории — это мгновение, а смерть — это гибель целого мира.

Неужели только для переизбрания новых бывших депутатов?

Прошло слишком мало времени для оценки.

Пока я вижу борьбу за власть и ресурсы.

Хочу напомнить, что октябрьскому путчу в 1917 году предшествовала февральская революция.

Очень похожая на события на Майдане — тоже за европейские ценности.

А затем, пока страна воевала против Германии, пришло 300 дезертиров, которые за деньги той же Германии в октябре 1917 года захватили власть.

Что было потом, мы знаем.

Вот и теперь я жду, когда придет батальон дезертиров и уже за деньги России попытается повторить историю.

Ефрем Лукацкий, фоторепортер, финалист Пулитцеровской премии


Я счастлив, что в Украине произошла революция достоинства.

Евромайдан стал ее предтечей и началом.

Без этого Украина вполне реально могла потерять шанс на будущее.

Вот этот шанс — строить собственными руками свое будущее — и есть основной итог революции достоинства, которая, хоть и празднует первую годовщину, еще далека от завершения.

Богдан Яременко, дипломат, бывший генеральный консул Украины в Стамбуле

Материал опубликован в №28 журнала Новое Время от 21 ноября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: