7 декабря 2016, среда

Вы действительно заинтересованы в проекте "Украина"? Польский диссидент Кшиштоф Становски о том, чего не хватает украинцам

Вы действительно заинтересованы в проекте
Фото: Scorpix/European Union
Польский диссидент и бывший вице-министр Кшиштоф Становски считает, что Украина уже стала "чемпионом мира по Майдану", а теперь главное для украинцев – научиться брать на себя ответственность

Поляк Кшиштоф Становски, президент Фонда Международной Солидарности, – в прошлом диссидент, оппозиционер времен коммунистической диктатуры в Польше, впоследствии, до 2012 года, вице-министр иностранных дел в правительстве Дональда Туска.

Он попал в тюрьму в 1980-х. Тогда, после введения военного положения, за решеткой оказались тысячи поляков, и вместе с ними Становски, который был одним из руководителей подпольной в то время Солидарности в Люблине.

В июле нынешнего года возглавляемый Становски Фонд наградил премией в размере 1 млн евро лидера крымских татар Мустафу Джемилева за его правозащитную деятельность. Часть денег Джемилев раздал родственникам погибших майдановцев.

На днях Становски находился в Киеве, где произнес речь на десятилетии Украинской школы политических студий. Он говорил о том, готовы ли сами украинцы быть европейцами. НВ публикует текст его выступления.


Фото: Українська школа політичних студій/Ukrainian school of political studies via Facebook
Выступая в Мыстецьком Арсенале, Становски спрашивал украинцев, действительно ли они заинтересованы в проекте под названием "Украина" Фото: Фото: Александр Коваленко 


Я хотел бы сделать четыре замечания. Первое – это то, что я понял в Южной Африке. Я был там с общественными организациями, и понял, что это страна, в которой люди не имели никаких человеческих прав. 80-90% людей, которые жили в Южной Африке, не могли голосовать, не имели имущества, не имели прав. И, в это же время самый длинный, самый богатый перечень прав человека был в Конституции Советского Союза. Только все понимали, что это только шутка. Поэтому первое мое замечание, которое сейчас относится к Украине и Европе: вы на полном серьезе или это шутка? Если бы вы хотели быть европейской страной – то это не шутка, это очень уважаемое дело. Вы действительно заинтересованы в этом проекте, который называется Украина?

Звучал вопрос: мы являемся субъектом или объектом? Позвольте сказать это более человеческим языком. На свадьбе этот вопрос звучит: "Кто заказывает музыку?". Есть такие ситуации, в которых мы видим, что украинцы заказывают музыку. Когда были времена Оранжевой революции, безусловно, украинское общество заказывало музыку. Украинское общество довело ситуацию до третьего тура президентских выборов. Честно говоря, обычно так не бывает. Вообще не бывает. Это невозможно.

Была и вторая ситуация, в которой, безусловно, было так, что украинцы заказывали музыку. Это Майдан. Майдан против всех. Казалось, что вопрос [подписания Соглашения об Ассоциации] закрыт. Но украинцы вышли и сказали: "Нет, тут музыку заказывает не Евросоюз, не Москва. Здесь мы будем танцевать под нашу музыку. Даже если вы отключите нам электричество".

Если после выборов, когда один проиграл, один выиграл, они подходят друг к другу и жмут друг другу руки, и через год после того они оба живы и никто из них не является заключенным, это - демократия

Для мира, может не для Москвы, но для мира это понятно. В Польше ни у кого нет таких вопросов. Украинцы достойны иметь свое государство. Ни в Японии, ни в Австралии, ни в Европе нет таких вопросов. Но есть момент: какую музыку заказывают украинцы? Есть вопрос: как они хотят это использовать?

И здесь мы видим, с одной стороны, важнейшие изменения. Я бы хотел сказать две очень важные вещи, которые для людей, которые видят это со стороны, очень видны. Только что у вас были выборы. Три раза украинцы шли выбирать, и это были нормальные выборы. Я послал туда наблюдателей, и это были нормальные выборы: кто-то выиграл, кто-то проиграл.

Как мне говорил один профессор, когда я был студентом: очень просто понять, демократическая страна или не демократическая. Если после выборов, когда один проиграл, а один выиграл, они подходят друг к другу и жмут друг другу руки, и через год после того они оба живы и никто из них не является заключенным, это – демократия. Это очень просто. Украина в этом плане – это демократическая страна.

Второе, что мы увидели – очень хорошую музыку. И это очень важно. Как только закончился Евромайдан (у нас в Варшаве тоже был маленький Майдан, на который украинцы, поляки, белорусы выходили), под конец Майдана, в Варшаве вышла одна из его лидеров, украинка, и сказала так: "До сих пор, когда мы выходили на площади и кричали: "Слава Украине, Героям слава!", мы думали об украинцах. Сегодня, когда мы выходим сказать: "Слава Украине, Героям слава!", мы думаем о белорусах, армянах, поляках, украинцах, которые вместе были на Майдане". И это очень, очень важная музыка.

Честно говоря, этой музыки не хватало последние 25 лет. Как татары из Крыма говорили: "Мы хотим быть украинцами", а от Украины слышали: "Это ваше дело, это ваши проблемы". В то время этой музыки не хватало. И когда пришло время кризиса, они остались одни. Так же как они были одни, когда первый раз выходили на Красную площадь протестовать против Советского Союза. Так же как они были одни, когда Мустафа Джемилев в ходе агрессии на Чехословакию говорил: "Мы против не потому, что мы русские, чехи или словаки. Мы против, потому что так не должно быть". Но есть музыка, которую мы мало слышим. И это проблема.

Бальцерович [Лешек Бальцерович – польский политик и экономист, автор экономической реформы План Бальцеровича], важный человек не только для Польши, говорит, что в Украине необходима только одна реформа – демонополизация. Только одна, больше ничего не надо. С одной стороны, это означает демонополизацию экономическую. Но, с другой стороны, это децентрализация.

Я не знаю, может ли жить Украина без Крыма. Крым – это Украина. Но без реформ, без децентрализации – простите, Украины не будет

Москва хочет, чтобы Украина говорила о войне. Я их понимаю. Но для украинцев, для Украины самое важное – говорить о реформах. Понятно, что если война пойдет не так, будет плохо. Но если война пойдет хорошо, а реформ не будет – будущего нет. Я не знаю, может ли жить Украина без Крыма. Крым – это Украина. Но без реформ, без децентрализации – простите, Украины не будет. Для нас очень важно, чтобы Украина могла использовать эти моменты, эти шансы, которые есть.

Вы показали, что вы не являетесь рабами истории и можете строить историю снова. Был такой момент, как Оранжевая революция. И много людей говорили: "Они не выполнили того, что обещали". Это неправда. Они сделали в международных отношениях одно обещаное. Вы помните, что в вопросах международной политики Ющенко до революции обещал один момент, и он его выполнил: вернуть украинские войска из Ирака. А что там было? Там была польско-украинская бригада. Поверьте, было бы неплохо иметь польско-украинскую бригаду в 2014, 2015 году. Сколько там солдат было, не имеет значения. Как и не имеет значения, сколько американских солдат будет в Польше. Достаточно, чтобы их было 100, чтобы США были физически у нас, надо использовать этот шанс.

И последнее, что я хотел сказать, что также относится к этой музыке: это не так, что власть решает все. Вы это показали на Майдане, мы это показали на своих площадях. Я помню, как я был парнем, которому было 19 лет, встретил одного из лидеров ненасильственного движения протестов. И мы вместе в Люблине (я живу в Люблине) пошли на первомайский парад. Он увидел этот парад и спросил, почему эти люди сюда пришли. Мы ответили, что они обязаны, вынуждены. Он говорит: я понимаю, но если кто-то не придет, его убьют? Это где-то 1976 год был. Нет, не убьют. В тюрьму отправят? Нет. С работы выгонят? Нет, если кто-то очень оперативный, то не выгонят. Детей из школы выгонят? Нет. Так что значит, что они вынуждены, спросил он.

И это вопрос к вам. Что означает, что вы вынуждены давать взятки? Мне очень понравилось, когда я был в Москве, и там видел антикоррупционные стикеры, разные. В Польше есть только один стикер: Не беру, не даю. Но такая пропаганда была и в Москве, и у них там два стикера (они же умные люди, это не поляки). Один – Не беру, другой – не Даю. На выбор. И это реальный вопрос.

Если вы смогли выйти на Майдан, то все возможно. Вы – чемпионы мира по Майдану. Было такое время, когда поляки были чемпионами мира по майданам. Лучше нас не было. Это были самиздаты, конспирация, протесты. Лучших, чем мы, в этом не было. Был такой момент, когда мы понимали: может быть такое, что они уедут и не будет против кого бастовать. А мы не готовы. У нас нет умения, навыков, как брать ответственность за себя, за свою семью, за деревню, за регион, за Речь Посполитую. В это время мы думали о Европе.

Не вопрос, как стать президентом, сколько стульчиков есть в парламенте и как их занимать. Вопрос - это ответственность. И, безусловно, этому нужно учиться у умных людей.

Очень интересно видеть татар. Они заказывали музыку, выходя на Красную площадь. После этого они переехали. Никто их [в Крыму] не ждал. Они переехали и стали жить в палатках, потому что не хотели брать силой свои дома. Они построили демократический Меджлис. Они вернули язык. А сегодня они пытаются прикрыть торговлю. Говорят: хэй, украинцы, это не честно, не должно быть так. Можно быть согласным или не согласным, но это очень важно.

Если вы уверены, что хотите иметь страну, то надо действовать так, как Словакия. Словакия показала: да, мы можем, мы профессионально готовы.

Я помню, как я попал в тюрьму. Было военное положение, и меня посадили. Подходит ко мне вор в законе, кладет мне руку на плечо и говорит: "Ничего, господин Становски, первые 10 лет – самые трудные".

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: