3 декабря 2016, суббота

Все сложно. Президентская кампания в США стала абсолютно непредсказуемой

Предвыборная кампания 2016 года превращается в хаос
Иллюстрация CNN

Предвыборная кампания 2016 года превращается в хаос

Победителем гонки может стать человек, имя которого сейчас мало кому известно, причем выбирать его будет Конгресс, а не граждане страны

Разрыв шаблонов

Президентская кампания 2016 года, вне зависимости от результатов, обязательно войдет в американские учебники политологии и политического маркетинга. Соответствующие разделы можно было бы озаглавить «Как все, что мы знали о выборах президента США, оказалось ерундой и потеряло смысл».

Всего полтора года назад и в страшном сне никто предположить не мог, что кандидатом в президенты от республиканцев станет шоумен и эксцентричный сумасброд – миллиардер Дональд Трамп. И уж тем более никто не мог предположить «блистательная королева, Серсея Ланнистер» Демократической партии Хиллари Клинтон вместо триумфальной коронации будет вынуждена до последнего дня биться за номинацию с никому не известным старикашкой, евреем-социалистом, сенатором из захолустного Вермонта.

Мало того, серьезными игроками на предвыборном поле в 2016 году стали маргинальные ранее силы – либертарианцы покорителя Эвереста, бывшего губернатора Нью-Мексико Гарри Джонсона, а также «зеленые» врача-терапевта Джилл Стейн. Все более хаотическая предвыборная кампания грозит обернуться совершенно беспрецедентным исходом – избранием президента не гражданами страны, а ее Конгрессом. Эта процедура никогда в современной истории не применялась, хотя в конституции страны и прописана – как раз на случай хаоса в электоральном поле. Однако обо всем по порядку.

Дональд Трамп, в победу которого никто не верил, с легкостью отправил в политическое небытие полтора десятка своих умудренных политическим опытом соперников-республиканцев. Для этого он использовал несколько примитивных как лом, но столь же действенных приемов. Бесконечными оскорблениями отдельных людей и целых групп населения он привлек к своей персоне чуткое и круглосуточное внимание СМИ, постоянно ожидающих от него чего-то «жареного». За медиа потянулись и невзыскательные избиратели, еще со времен Древнего Рима требующие  хлеба и зрелищ. Трамп охотно гарантирует им первое и в избытке поставляет второе. Уставшие от нуднейших «говорящих голов» и изворотливых политиков американцы с энтузиазмом поддержали «возмутительного» магната, ожидая от него все более забористого, но нескучного трэша. И тот не подкачал.

На вентилятор

Главным средством достижения успеха у Трампа стали нескончаемые потоки дерьма, которым он обильно поливает всех вокруг, а особенно – политических оппонентов. Никто из его соперников-республиканцев так и не сумел выбраться из-под настоящей Ниагары этой субстанции, извергаемой устами миллиардера. Попытки противопоставить этой тактике обсуждение серьезных тем, вроде налогов или внешней политики, неизбежно тонули во все том же. В этом смысле надо сказать «большое спасибо» американским СМИ: в погоне за рейтингами они заботливо доносили до читателей и зрителей каждое слово Трампа, почти игнорируя его оппонентов. Довольная публика с мрачным злорадством наблюдала за тем, как губернаторы и сенаторы, еще вчера поучавшие ее жизни с экранов телевизоров, в отчаянии размахивали руками и хватали воздух, безуспешно пытаясь выплыть из продуктов производства трамповского рта.

Вспомогательным (но во многом смежным) его калибром стала смешанная с ложью полуправда. Трамп постоянно атакует противников, ссылаясь на непроверенные публикации в желтой прессе, делая весьма широкие обобщения, вроде «все политики врут, почему N другой?», раздувая мелкие грехи своих оппонентов в сотни раз и перенося их из прошлого в настоящее. Этот метод привел к тому, что политический опыт в глазах многих избирателей стал восприниматься опытом грабежа страны, а у любого представителя власти «прорастают» рога на голове и копыта на ногах.


Красным показаны штаты, в которых традиционно голосуют за республиканцев, синим - за демократов

Красным показаны штаты, в которых традиционно голосуют за республиканцев, синим - за демократов


Ранее считалось, что подобного рода пропаганда действует лишь на малообразованных и озлобленных на мир избирателей Республиканской партии. Однако в реальности ситуация намного сложнее. Как только Трамп гарантировал себе номинацию и взялся за предполагаемую соперницу Хиллари Клинтон, то и ее рейтинг бодро пополз вниз. Если двумя месяцами ранее в очном противостоянии по всем опросам миллиардер проигрывал экс-госсекретарю с двузначным отрывом, то теперь некоторые опросы отдают победу ему. Что особенно неприятно для Клинтон, она проигрывает Трампу в большинстве «неопределившихся» штатах вроде Огайо, от голосования которых зависит общий итог выборов. Тут надо пояснить, что большинство штатов традиционно – вне зависимости от хода кампании – поддерживают либо «красных» республиканцев, либо «синих» демократов. Именно поэтому наиболее интенсивно президентская кампания идет в сравнительно небольшом числе «фиолетовых» штатов, где сторонников демократов и республиканцев примерно поровну.

Но это не единственная проблема Хиллари Клинтон. За ней и ее мужем Биллом, активно агитирующим за супругу, тянется длинный шлейф различных скандалов и просто неоднозначных историй. Для Трампа это настоящий Клондайк. Дело в том, что подобного рода истории – это топливо для его пропагандистской машины, заточенной под личные атаки и оскорбления оппонентов. В случае, если противник сравнительно «чист», миллиардеру приходится выдумывать ему темное прошлое. Но в случае с Клинтонами это не понадобится, там есть все: от «необузданной похотливости» Билла до «торговли национальными интересами» в исполнении Хиллари. Да чего там далеко ходить:  в 2005 году Трамп сам отсыпал Клинтонам 150 тысяч долларов, чтобы они исполнили роль коллективного «свадебного генерала» на его… свадьбе. Это дает ему повод заявить, что если уж он в прямом смысле покупал Хиллари и Билла, то почему это не могут сделать другие?

Грязное «мыло»

Но «вишенкой» на этом торте, безусловно, является набирающая обороты история с использованием Хиллари Клинтон частного почтового сервера во время ее работы государственным секретарем. Дело в том, что использование несанкционированного и незащищенного оборудования для хранения и передачи электронных писем госсекретаря ставило под угрозу ее секретность и, как следствие, национальную безопасность США. Сама Клинтон утверждает, что это было ее ошибкой, но тогда «так делали все», это было «разрешено», об этом «все знали», да и «ничего страшного не произошло», так как «нет свидетельств взлома» этого сервера. Кроме того, она объявила, что готова обсудить все аспекты этого дела с любым представителем власти, предоставив исчерпывающие ответы на все возможные вопросы.

И тут, как на беду, в конце мая публикуется доклад генерального инспектора американского дипломатического ведомства. Этот документ даже при беглом ознакомлении выявляет целую кучу нестыковок между версией Клинтон и официальной позицией Государственного департамента. Во-первых, собственный сервер для секретной переписки использовали не все, а только Клинтон. Во-вторых, генеральный инспектор, отвечающий в Госдепе за соблюдение правил безопасности, не давал разрешения на подобное нововведение, а если бы получил соответствующий запрос, то ответил бы отказом. В-третьих, само наличие личного сервера было секретом, о котором мало кто знал даже в Госдепартаменте. А тем двум клеркам, кто узнал и выразил беспокойство, приказали забыть и о сервере, и о своем беспокойстве. Доклад также отмечает, что попытки взломать сервер Клинтон точно были: один раз для отражения атаки его даже пришлось отключить от питания. Добились ли хакеры успеха, неизвестно, но исключать этого нельзя. Ну и последнее: Клинтон не только сама отказалась обсуждать эту тему с генеральным инспектором, но и запретила это делать своим тогдашним и нынешним подчиненным. Общая картина получилась не очень привлекательной: кандидат в президенты не только врет, но и что-то скрывает.


Дональд Трамп, Хилари Клинтон и Билл Клинтон на Палм Бич в 2005 году. Фото: usapoliticstoday.com

Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и Билл Клинтон на Палм-Бич в 2005 году. Фото: usapoliticstoday.com


Ожидать, что Трамп не раздует гигантского скандала из вполне реальной истории, развивающейся прямо сейчас, было бы верхом наивности. Он без сомнений обвинит Клинтон в таком, что сейчас даже и представить невозможно. Измена Родине – это, наверное, будет самое невинное выражение.

Кроме того, внутреннее расследование Госдепартамента – это еще полбеды: кроме имиджевых потерь оно ничего с собой не несет. Но аналогичное следствие ведут и десятки агентов ФБР, которые вдоль и поперек изучают оставшуюся в Госдепе переписку Клинтон и сам частный сервер (люди Хиллари его предварительно подчистили, но кое-что достать из него все же можно). Это уже куда серьезнее: по итогам их работы Клинтон могут предъявить обвинение в преступной халатности и пренебрежением правилами безопасности при работе с секретными материалами. Подобное обвинение будет означать автоматическое прекращение ее кампании и начало неприятного судебного процесса.

Гость из будущего

Многие сторонники Берни Сандерса – испортившего Хиллари Клин многие литры крови, не скрывают надежд на «фэбээровский избирательный округ», способный вывести их кандидата, пока проигрывающего Хиллари Клинтон, в победители демократических праймериз. Сам сенатор из Вермонта, конечно, такого не говорит, но на победу все же надеется. Чисто арифметически его шансы даже призрачными назвать сложно – их не осталось практически. Но Сандерс поступает в точном соответствии с собственным предвыборным лозунгом, гласящим «Будущее, в которое мы верим». Так вот, верит он в то, что лидеры Демократической партии, напуганные все более вероятным приходом Трампа в Белый дом, откажутся от поддержки Клинтон и отдадут номинацию ему. И под этими надеждами есть некоторое основание.

В национальном масштабе популярность Клинтон понемногу снижается, а Сандерса, напротив, растет. Следствием этой тенденции вполне может стать его победа 7 июня на праймериз в Калифорнии – крупнейшем по числу жителей штате, главном оплоте Демократической партии. Человек, который надеется стать кандидатом от демократов, хотя бы из соображений престижа должен поднять над этой «крепостью» свой флаг. Сейчас же, по опросам, все идет к тому, что Калифорния останется за Сандерсом. 7 июня – это, по сути, последний день голосования на праймериз. После остается только округ Колумбия, но там мало и избирателей, и делегатов. Сенатор из Вермонта отправится на июльский съезд партии в Филадельфии на мажорной ноте – в статусе набирающего очки, а не падающего в рейтингах кандидата.


В очном бою между Сандерсом и Клинтон победила
В национальном масштабе популярность Клинтон понемногу снижается, а Сандерса, напротив, растет.



Трамп, уже вставший в боевую стойку, уже начал втаптывать Клинтон в грязь. Нет никаких причин, по которым он прекратил бы это делать в июне. Как показывает опыт, его усилия в этой области дают гарантированные и довольно быстрые плоды. Кроме того, ФБР может напомнить о себе – либо в виде официального обвинения в адрес Клинтон, либо в виде «свистуна» – человека из системы, обычно анонимного, который рассказывает, что внутри нее происходит на самом деле. (Классический пример – Эдвард Сноуден). В любом случае, шансы Клинтон прийти к съезду серьезно ослабленной довольно высоки.

Сандерсу именно это и нужно. Если его соперница будет уступать  Трампу пять-десять процентов в общенациональных опросах общественного мнения, ее шансы на победу в ноябре (на именно президентских выборах) будут вызывать вполне резонные сомнения. Сенатор от Вермонта, стабильно опережающий Трампа на 10-15 процентов в тех же опросах, будет выглядеть единственным спасением страны от нависшей над ней «оранжевой» (по цвету лица миллиардера) угрозой. Но как же Сандерс может победить на съезде, если большая часть избирателей-демократов  поддержала на праймериз Клинтон? Ответ на этот вопрос – в довольно сложной и не совсем недемократичной процедуре избрания кандидата от Демократической партии.

«Суперделегаты»

Любой участник демократических праймериз может стать кандидатом в президенты от своей партии автоматически. Для этого ему (или ей) нужно в ходе праймериз собрать 2383 делегата съезда простое большинство от общего числа его участников (4770, четверо из которых не голосуют). Ни Хиллари Клинтон, ни Берни Сандерс искомого числа на праймериз не соберут, поэтому исход голосования будут решать примерно 600 так называемых «суперделегатов», которые на праймериз не разыгрываются, а попадают в число делегатов съезда «за заслуги»: это демократы – члены Палаты представителей, сенаторы, губернаторы, бывшие президенты, мэры крупных городов и так далее. На праймериз за или против них никто не голосовал, отсюда и претензии к демократичности процесса.

Сейчас подавляющее большинство этих людей – 543 – заявили о том, что собираются поддержать Клинтон. Лишь 44 пообещали проголосовать за Сандерса. Но они имеют полное право передумать и проголосовать за того из кандидатов, кто, как им кажется, обладает большими шансами на избрание в ноябре. Поскольку отрыв Клинтон от Сандерса по обычным делегатам будет в районе 200 человек, 600 «суперделегатов» теоретически могут склонить чашу весов на его сторону. Но главное слово в этой фразе – это «теоретически». Найти нужные слова и аргументы, чтобы убедить этих людей отказаться от поддержки Клинтон, будет невероятно сложно. Единственное, что тут может сработать – это страх перед президентом-Трампом. Сандерсу остается лишь надеяться на рост популярности Трампа и снижение поддержки Хиллари. На этом фоне его двузначное преимущество перед миллиардером будет смотреться особенно убедительно.

Пока у сенатора из Вермонта дела в этом смысле идут неплохо: Хиллари падает, Дональд растет.  Но, надо подчеркнуть еще раз, шансы на общий успех у него остаются ничтожными. Инерция сознания демократического истеблишмента велика: если разрыв между Клинтон и Трампом будет в рамках статистической погрешности, «суперделегаты» на съезде Демократической партии в Филадельфии проголосуют за нее. Проблема, правда, в том, что выдвижение Клинтон в президенты не сделает электоральную ситуацию яснее. Все станет куда более запутанно.

Черти из табакерки

И Демократическая, и Республиканская партии в этом году оказались страшно расколоты. Примерно половина сторонников Берни Сандерса категорически отказывается поддержать на всеобщих выборах Хиллари Клинтон, если она получит партийную номинацию. Дональда Трампа люто ненавидит партийный истеблишмент и немалая часть избирателей-республиканцев.

В этих условиях выбор между Хиллари и Дональдом для многих окажется слишком неприятным. Кто-то просто не пойдет на избирательные участки. Но у людей, которые все же придут, но не захотят выбирать из этих двух кандидатов, альтернативы все же имеются.

Во-первых, во многих штатах существует опция вписывания в бюллетень имени любого человека. Если человек является убежденным сторонником Берни Сандерса, Джеба Буша или кого-то еще, он имеет право просто вписать это имя в бюллетень. И оно обязательно будет посчитано.

Другой вариант – это голосование за кандидатов от мелких партий, вроде либертарианцев, социалистов, «зеленых» и так далее. Недостатка в этих людях не наблюдается. Мало кто знает, но на каждых выборах президента США бюллетень всегда содержит множество имен, а не только республиканца и демократа. В этом году на фоне крайней непопулярности Клинтон и Трампа значительно возрос интерес именно к таким кандидатам.

На выборах президента США 2012 года представитель Либертарианской партии Гарри Джонсон установил рекорд ее популярности: за него проголосовал примерно 1 процент от пришедших на выборы. В этом году, согласно опросам, за него же уже готовы проголосовать примерно 10 процентов. Десятикратный рост за четыре года – это не шутки. Более того, если Джонсон сумеет подтянуть свой рейтинг до 15 процентов, ему предоставят место на дебатах. А это – общенациональная известность и возможность донести свою позицию до сотен миллионов избирателей.


Гэри Джонсон

За либертарианца Гарри Джонсона сейчас готовы проголосовать 10 процентов избирателей, что в 10 раз больше, чем в 2012 году. Фото: Leafly


Примерно та же ситуация и у «зеленых». Рейтинг их лидера – врача Джилл Стейн – колеблется между тремя и пятью процентами. Ее шансы на участие в дебатах, соответственно, пока невелики. Однако если Клинтон станет кандидатом от демократов, многие сторонники Сандерса пополнят ряды «зеленых». Дело в том, что программы сенатора из Вермонта и «зеленой» Стейн во многом совпадают, поэтому такое решение было бы вполне логичным. Кстати, Джонсон также выиграет при исключении Сандерса, поскольку оба они выступают за легализацию марихуаны, прекращение войн за границей и ликвидации тотальной слежки за гражданами страны, организованной АНБ.

Конечно, победить на выборах ни Стейн, ни Джонсон не сумеют: все-таки большинство избирателей проголосует либо за Трампа, либо за Клинтон. Однако само наличие их имен в бюллетенях в этом году способно серьезно повлиять на исход кампании. Во-первых, они отберут голоса как у Трампа (в этом преуспеет Джонсон), так и у Клинтон (На ее площадке играет Стейн). А во-вторых, в 2016 году кандидаты от малых партий могут пустить президентскую кампанию по сценарию, который в истории еще не происходил: президента США будут выбирать не граждане страны, а ее парламент.

Неочевидное вероятно

Согласно американским законам, для победы на выборах президента кандидат должен собрать как минимум 270 голосов выборщиков (из списочных 538). Собственно, граждане в ноябре голосуют не за собственно кандидатов, а за тех самых выборщиков, которые спустя несколько недель собираются и избирают главу государства. Каждый штат дает некоторое количество этих выборщиков, варьирующееся в зависимости от числа избирателей в штате. Например, густонаселенная Калифорния отправляет в коллегию 55 выборщиков, а безлюдная Монтана – всего троих.

Во всех штатах, кроме небольших Мэна и Небраски, действует система «победитель забирает все». Если большинство жителей Техаса, например, голосует за кандидата-республиканца, то все выборщики штата достаются именно ему, даже если за соперника-демократа проголосовало всего на пять человек меньше.

Ситуации, когда некий штат уходил кандидату от «третьей партии» в истории США не было. Но нынешние выборы очень отличаются от всех предыдущих, поэтому хотя бы ради интереса можно рассмотреть и такую вероятность. Итак, большинство жителей преимущественно демократических Орегона, Вашингтона или того же Вермонта могут вдруг не проголосовать за Клинтон, а вписать имя Сандерса в бюллетени. Или же жители некоего республиканского штата на юге США возьмут, да проголосуют не за Трампа, а за Джонсона. В этом случае совершенно уникальная ситуация: ни Трамп, ни Клинтон не соберут искомые 270 голосов выборщиков. Соответственно, никто из них после общенациональных выборов не будет президентом.

 На этот случай в американском законодательстве предусмотрена довольно любопытная процедура. Дело передается в Конгресс, где Палата представителей избирает президента из трех кандидатов, лидирующих по выборщикам, а Сенат избирает вице-президента, основываясь на тех же параметрах.

Хотя процедура прописана в деталях, ее реализация чревата очень большими проблемами. Легитимность президента, избранного в Конгрессе, изначально будет невысокой. Кроме того, сейчас в Палате представителей намного больше республиканцев, поэтому главой государства неизбежно станет Трамп, даже если за Клинтон проголосует больше избирателей. Такого потрясения американская политическая система еще не переживала, и доводить до него никто сейчас не хочет.

Но! Нынешняя предвыборная кампания не похожа на предыдущие – ни по смыслу, ни по содержанию, поэтому надо быть готовым и к такому варианту.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: