8 декабря 2016, четверг

Все для фронта, все для победы. Один день из жизни мариупольского волонтера

Все для фронта, все для победы. Один день из жизни мариупольского волонтера
Фото: Алексей Коваленко
Тонны продуктов, судьба Широкино, жизни бойцов АТО и тысячи других задач взвалила на свои плечи преподаватель Мариупольского университета Мария Подыбайло

Сотни звонков в день, десятки выпитых чашек кофе, уйма проблем, которые не отложить в долгий ящик. Именно так выглядит один день из жизни координатора мариупольского волонтерского штаба Марии Подыбайло. С начала вооруженного конфликта на востоке она совмещает работу в Мариупольском университете и волонтерство.  Последнему уделяет практически все свое время.

  

Та, что действительно «працює»

Новому Времени не сразу удалось договориться о том, чтобы в течение целого дня подсматривать за ее работой. Сначала одна из самых влиятельных мариупольских волонтеров уехала в Киев, потом были встречи по вопросу ожидаемой демилитаризации Широкино, закрытые для журналистов. Только третья попытка оказалась успешной. Подыбайло произносит заветное: «Хорошо. Попробуем завтра на 9 утра». И с самого начала предупреждает, что ее работа не уникальная и в городе есть еще сотни волонтеров.

В оговоренное время на месте ее не оказывается. В штабе только двое волонтеров, дежуривших ночью, и уборщица. Пока уборщица моет пару квадратных метров пола, свободных от гор мешков и ящиков с гуманитаркой для фронта, беседуем с военными. «Маричка может прийти в 9 утра, может – в обед, а может – в 9 вечера, но работает она даже тогда, когда ее здесь нет», - рассказывает один из волонтеров.

В 9.30 звонит и сама Мария. «Всю ночь работала, было селекторное совещание по ситуации в Широкино. Такси вызвала поздно, еще и машина в дороге сломалась, поэтому иду пешком. Буду где-то через полчаса», - объясняет опоздание.

За эти полчаса в набитом пакетами и коробками помещении собирается очередь из тех, кому «нужна Маричка». Среди них есть как те, кто хочет помочь волонтерам, так и те, кому нужна эта помощь. Эта импровизированная «приемная» служит одновременно и складом, и кухней. На стеллажах «кухни» аккуратно выстроились банки с соленьями, а вот в холодильнике со смешной надписью «гурток карателя» кроме воды и минеральных напитков ничего нет. Кулинарными изысками волонтерам заниматься некогда.

Рыба под свистом пуль

Офис волонтеров, его мозговой центр, находится в том же полуподвальном помещении по соседству с «приемной». В офисе такой же рабочий беспорядок: плакаты, тактические рюкзаки, маскировочная ткань и прочее обмундирование. Из плакатов больше всего свеженапечатанных брошюр формата А2, в которых конфликт на востоке Украины сравнивается с войной за Нагорный Карабах. На столах у волонтеров практически нет свободного пространства. У кого-то на столе лежит каска, у кого-то фонари, письма, запросы. На стенах прикреплены фотографии волонтеров, военных и просто жителей Мариуполя. Дальше по коридору еще несколько комнат. Среди них конференц-зал, комната, в которой делают «кикиморы», студия «Громадське Приазов’я» и просто помещения, в которых что-то хранится.

В 10.00 изучение помещений бывшей редакции «Вечернего Мариуполя» заканчивается – в дверях появляется Мария Подыбайло. Пара слов с волонтерами, дежурившими ночью – и Мария уже принимает первого гостя. Им оказалась Людмила Штакал из Союза предпринимателей. Ей нужна помощь с доставкой 300 кг рыбы в Авдеевку, которая страдает от обстрелов боевиков. Саму рыбу дает Штакал, а вот с ее доставкой – проблемы. Риск большой, подставляться под огонь и везти помощь никто не хочет. Поэтому она и пришла в «Новый Мариуполь». Заодно обговорили, какие у волонтеров есть вопросы к Министерству обороны. Главная проблема – готово ли государство что-то делать для волонтеров. «Пусть человек работает здесь по 24 часа в сутки, но есть то что-то нужно?», - озвучивает Штакал почти риторический вопрос. За 40 минут разговора с ней Мария трижды разговаривает по телефону, но большинство звонков сбрасывает. 

От главной волонтерки «Нового Мариуполя» Людмила Штакал выходит спокойной и уверенной, что помощь все-таки доставят в нужные руки. До конца дня Мария будет держать этот вопрос под контролем. Вскоре окажется, что для успеха «операции» придется привлекать волонтеров из других организаций, брата Марии и даже самого мэра Мариуполя Юрия Хотлубея. Сопровождать груз будет глава Донецкой организации «Правого сектора» Сергей Чирин.

Только Штакал вышла из штаба, как у порога появилась машина с тарой для воды. Военным нужны питьевые баки, и они попросили «Новый Мариуполь» помочь. Волонтеры из штаба, Дмитрий Чичера и Тарас Артеменко, взялись купить все необходимое и доставить военным.

- Это кто-то спонсирует?

- Нет, все купили за наши деньги.

- А кому конкретно передадите?

- Ну, для начала морпехам в Широкино, а там – кому нужно будет.

Уже через два дня баки для воды вместе с необходимыми лекарствами передали в руки морпехам. Баки – от «Нового Мариуполя», а лекарства – от Благотворительного фонда «Поддержка и забота».

- Мы часто так кооперируемся с другими волонтерскими организациями и фондами. Цели то у нас одни, - объясняет Мария.

История одной чашки кофе

После решения вопроса с баками для воды Мария идет в курилку – ею служит лестница у входа в волонтерский штаб. Скоро сюда должны приехать военные вместе с СБУшниками. «Этих людей не фотографируй и не записывай. Будем говорить, как воевать с контрабандой», - говорит Мария. Она не успевает допить кофе, как появляется машина с военными. «Маша, мы к тебе», - говорит один из них. Только военные называют Марию Подыбайло «Машей», для всех остальных она – Мария Теодоровна, Мария или Маричка.

Переговоры «не под запись» ведутся долго, за это время волонтер несколько раз выходит перезвонить в ответ на один из десятков пропущенных звонков. Такие встречи для нее – не редкость. Результат встречи она описывает кратко: «Роль нашего штаба в таких встречах – коммуникативная. Часто люди с правильными мыслями не знают, как им поступать и кому можно доверять. Договорились, как противодействовать контрабанде. Сообща». Только теперь Мария находит несколько минут, чтобы ответить на вопросы НВ. Разговариваем сидя на лестнице.

- Утром было оперативное совещание по результатам минских переговоров, пытаемся решить, что нам дальше с этим всем делать. Мы ведь в прифронтовых городах занимаемся не только доставкой волонтерской помощи, но и вопросами, связанными с демилитаризацией, какими-то внутренними изменениями – например, боремся с коррупцией, распиливанием бюджетных средств, - объясняет Мария Подыбайло специфику работы штаба.

- Какие масштабы вашей работы? Мариуполь, Приазовье, область?

- Нам конечно хотя бы по Мариуполю решить все проблемы, но мы не ограничиваем себя даже Приазовьем. Помогаем Авдеевке, Марьинке, где сейчас гуманитарная катастрофа. Собираем груз, устанавливаем связь и везем. Вот как рыбу сегодня. Пока государство соберется и поймет, как и чем будет помогать людям, нужно просто брать и помогать.

- Государство в таких ситуациях просто не помогает или мешает?

- Иногда и мешает. По какому-то новому постановлению мы должны перечислять все собранные для военных деньги Министерству обороны. Зачем это делать? Люди дают нам деньги как раз потому, что Министерство не справляется. Мы просто игнорируем это постановление. Сейчас, секунду, директор Азовмаша звонит, нужно ответить, - волонтер поднимает трубку мобильного и на пару минут отходит.

- Это по поводу оборонных госзаказов?

Да. Мы пробили, чтоб Азовмашу дали госзаказ, запустили завод. Работники завода не получали долгое время зарплату. Вот и решился кое-кто пойти на блок-посты вражеской стороны. Поэтому работа Азовмаша – вопрос госбезопасности. Завод изготовил 20 бронеколпаков, восстановил уникальное производство, а государство так и не дает никаких денег за работу. Вот директор Телица (Владимир Телица, первый заместитель Гендиректора – НВ) звонит и просит посодействовать. Перезвонила заместителю министра обороны Игорю Павловскому, руководителю сектора М Игорю Федорову и заместителю губернатора Евгению Вилинскому с просьбой помочь, чтобы не было еще большего чувства, что государство нас «кидает». Решение нашли, но такая работа – не выход.

- Как сейчас обстоят дела у «Нового Мариуполя» с деньгами?

- Плохо. Их нет. Посмотрите копилку с мелочью, которая в офисе стоит. Никогда еще так деньги не собирали.

- Замену добровольческих батальонов на морских пехотинцев многие уже окрестили «зрадой». Вы работаете непосредственно с военными. Так что, это правда «зрада»?

- Среди морпехов не меньше мужественных, умных и патриотических военных. Мы не сомневаемся, что морпехи – крутые ребята и не хуже бойцов Азова. Вопрос в другом. Это технологический ход: ВСУ не будут обговаривать приказ, они его выполнят.

О нимбах и крыльях

Пока разговариваем о деньгах и морпехах, к Марии с наболевшим вопросом подходит волонтер организации «Будущее Приазовья» Ирина Козка.

- Маричка, ко мне обратился ваш доктор за промо-кодом от Новой почты. Я промо-код дала, потом посмотрела, а груз – 280 кг какого-то порошка для чистки бассейна. Кому они нужны, зачем? Я что здесь бизнес помогаю делать?

- Нет. Не переживай, это для очистки баков с водой, а то у военных дизентерия в такую жару может начаться. Да и наш доктор Андрей!? Вы серьезно!? Какой бизнес – у него над головой нимб, а за спиной – крылья, - Мария с улыбкой на лице успокаивает волонтерку. – А вот и он сам, кстати (она показывает она высокого и молодого врача). Андрей и по лекарствам для военных может посоветовать, и медсанбаты провести. Незаменимый человек.


__20
__20


Сам доктор Андрей Пазушко подойти к Марии не успевает. На пути к ней врача «перехватывает» боец, уже несколько часов ожидающий в штабе, и показывает свое назначение. Тем временем к Марии подоспел другой врач – Михаил Пасичный. Он тоже помогает штабу, оперирует раненных военных, находит нужные лекарства. Еще он подарил военным беспилотник. Сегодня Пасичный пришел, чтобы обсудить информационную стратегию на Донбассе.

Пока Мария разговаривает с врачом, к ней уже приехал один из командиров морпехов. «О, мой старый друг приехал», - радостно встречает волонтер бойца из Широкино, но тоже намекает, что фотографировать и его не стоит. Морпех с Марией обсуждают, как помочь жителям Водяного и Коминтерново, чтобы те смогли проезжать в Мариуполь. «От этих сел до Мариуполя буквально 10 км. Конечно, СНБО в Киеве виднее. Они предлагают людям, которые хотят остаться в Украине, работают в Мариуполе и живут под обстрелами с полностью разрушенной инфраструктурой 100-километровый маршрут через оккупированную территорию и блок-посты боевиков. Никто в Киеве на наши просьбы не отвечает. Помогло только командование сектора М и сами бойцы», - рассказывает волонтер. Морпех соглашается с тем, что нужно бороться за умы людей. Самый лучший способ этой борьбы, по его мнению – показывать, что бойцы готовы помочь местным, доставлять гуманитарную помощь, раздавать сладости детям.

Волонтерская семья

Ближе к вечеру Мария Подыбайло садится за рабочий стол. Объясняет, что ей за час нужно промониторить СМИ по вопросу Широкино и решений в Минске. От этого зависит, какие предложения она выдвинет мариупольской общественности на вечернем вече у сгоревшего здания горсовета.

- Уже шесть часов вечера, вы вообще обедаете? – снова отвлекаю Подыбайло от работы.

- Конечно. Ты ведь видел, что я слойку с соком утром съела, - смеется волонтер. – Некогда мне.

- Над столом у вас висит вышиванка. Часто приходится надевать?

- Не очень. Это как парадная одежда – на праздник какой-то или парад вышиванок. Каждый день, к сожалению, в такой не походишь.

Отвлекаю Подыбайло не только я, но и ее дети – двое дочерей и сын. Они приходили еще в обед, когда Мария работала с военными. Детям много внимания уделить не получилось, но дочери решили остаться в штабе до самого вечера. Старшая, Мирослава, отлично ладит с другими волонтерами и ее рядом с мамой было практически не видно, а вот младшая, Кристина, не отходила от нее. Мирослава с братом, Данилом, давно записались в Самооборону Мариуполя. Они помогают в организации разных мероприятий «Нового Мариуполя». Данил кроме того пишет и исполняет патриотические песни.  

- Мам, я была там, где кикиморы шьют. Я тоже попробовала, - подбегает Кристина к маме.

-  Да? Молодец! Скажи, классно! – радостно отвечает Мария. 

На вечерних баррикадах

В 7 часов вечера Мария Подыбайло вместе с дочерями идет к бывшему зданию горсовета, где уже несколько дней разбито несколько палаток. Митингующие выступают против демилитаризации Широкино и не собираются уходить, пока не получат от власти какие-то гарантии безопасности. В руках у Марии обычный тетрадный листок в клетку, на котором она от руки написала несколько тезисов. Волонтер собирается их озвучить на вечернем вече.

Все митингующие хорошо знают Марию Подыбайло и ждут ее на вечернем вече. На вече обсуждают, как не допустить демилитаризацию Широкино. Сложнее с обсуждение местной власти. В проблеме «кто прав и кто виноват» не нашли ни правых, ни виноватых. Мариупольцы слушают Марию внимательно и соглашаются по всем пунктам подготовленного ею плана, потом выдвигают свои предложения.  

Митингом заканчивается рабочий волонтерский день. Она берет младшую дочь за руку и уже собирается домой, как вдруг ее зовет один из участников вече. «Маричка, а давайте будете нашим мэром», - предлагает он. «Нет. Спасибо. Это не для меня», - улыбаясь, отвечает Мария. Сегодняшнею ночь она планирует провести не в штабе, а дома, с детьми.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: