8 декабря 2016, четверг

Время кончается. Военные аналитики оценили возможность масштабного вторжения в Донбассе

В последние дни обстрелы украинской стороны боевиками заметно активизировались. На фото - женщина осматривает руины своего дома, разрушенного во время обстрела поселка Сартана под Мариуполем

В последние дни обстрелы украинской стороны боевиками заметно активизировались. На фото - женщина осматривает руины своего дома, разрушенного во время обстрела поселка Сартана под Мариуполем

Чем вызвано обострение на востоке, чего добиваются боевики, усиливая огонь и создавая новые горячие точки, и смогут ли украинские военные отразить возможное наступление, объясняют военные эксперты

Вторую неделю, используя тяжелую артиллерию, террористы активно обстреливают украинские позиции и города Донбасса. По мнению экспертов, боевики решили воспользоваться благоприятными погодными условиями и имитировать подготовку к широкомасштабной военной операции. Их цель – надавить на Украину и другие страны перед переговорами контактной группы. Также сепаратистами движет желание расширить границы подконтрольной им территории.

Ситуация настолько непростая, что военные эксперты не берутся прогнозировать дальнейшие действия боевиков. Хотя, ссылаясь на рациональный анализ, масштабных наступлений в ближайшее время они не ожидают. Но даже в случае неблагоприятного развития событий украинская армия готова отразить нападение врага: в Генштабе Украины готовы к разным сценариям развития событий – от широкомасштабного наступления до тлеющей войны, полагают аналитики.

Александр Гольц, российский военный эксперт

Истекает срок, когда с климатической точки зрения удобнее всего проводить широкомасштабную военную операцию. Наступать в этом районе удобнее в это время – пока еще не пошли дожди, не размыты дороги, пока танки могут идти параллельно дорогам. Осталось три – четыре недели такой погоды. Поэтому даже если в планах противоборствующих сторон нет такой операции, самое время сымитировать такую подготовку, чтобы добиться чего-то на переговорах контактной группы, надавить на другие стороны, на страны, которые участвуют в нормандском процессе.

Если базироваться на рациональных аргументах, большого смысла для такого наступления сейчас нет. Но в этой войне не раз был продемонстрирован иррациональный подход. Отразит ли Украина наступление, будет зависеть от задач, поставленных перед наступлением, и от задействованных сил.

Сергей Згурец, директор украинской консалтинговой компании Defence Express

Есть несколько версий того, чем вызвано обострение на Донбассе. Первое – с одной стороны, сейчас оптимальный период для активизации боевых действий, исходя из состояния российской армии и климатических условий. Второе – в "ДНР" и "ЛНР" сейчас ожидают более активной помощи России. Эта помощь пока не подходит, поэтому они просто активизируют обстрелы как способ давления одновременно и на их российских спонсоров, и на Киев. Третий фактор – происходит постепенное, метр за метром, откусывание территорий, которые боевики пытаются контролировать.

Сейчас мы выходим на ситуацию, когда все признают, что Минские соглашения опять не работают. Опять надо выходить на большой круг переговоров. Украинская сторона говорит, что нужно расширить формат нормандской четверки – добавить туда или американцев, или увеличить силы этой группы, включив министров иностранных дел. Такое впечатление, что мы выходим на новый формат переговоров с очередными закулисными или не закулисными договоренностями.

Через два месяца начнется осень, дожди, угроза потенциальных наступательных действий для Украины будет меньше. Сейчас, конечно, чаша весов качается в разные стороны.

Стратегия боевиков – отвоевывание больших территорий. Постоянное удержание в напряжении украинской стороны и мелкие, но болезненные жертвы. Давление на украинское политическое руководство, на Запад, на необходимость формализации процедур, которая позволит добиться признания сепаратистов лидерами этих новоформируемых территориальных группировок. Приведение их к власти, и, возможно, даже в перспективе, на фоне выборов в Украине, формирование более лояльного к ним правительства или Кабмина.

Точно спрогнозировать дальнейшие действия боевиков сложно. Есть подход Генштаба. Мы учитываем разные сценарии, начиная от широкомасштабного наступления до тлеющей войны, которая идет сейчас. Думаю, есть и стратегия противодействия, рассчитанная и на отражение массированного наступления по ряду направлений на Украину.

Любая российская стратегия имеет план противодействия с украинской стороны. Насколько можно прогнозировать действия той стороны? С одной стороны, армия России находится в хорошей форме, исходя из того, что сейчас у них в распоряжении прошлый осенний призыв и половина людей этого весеннего призыва, и они не спешат проводить демобилизацию своих людей, удерживая их в составе вооруженных сил. Это люди, которые прослужили уже год, и которых нужно увольнять. То же самое теперь делаем и мы. Не спешим отправлять людей, которые прослужили год, тоже удерживаем их до сентября. То есть идет такая выдержка с обеих сторон.

Когда Россия начнет увольнять своих срочников, которые прослужили год, у них начнет падать уровень боеготовности, что характерно для всех армий советского типа, формирующихся по призыву. То же самое будет и у нас. Поэтому предстоящие два месяца – это очень важный период.

Игорь Сутягин, научный сотрудник Британского королевского института оборонных исследований

Сепаратисты чувствуют, что их время кончается, потому что Россия определенно пытается взять их под абсолютный контроль, заставить забыть обо всех лозунгах независимости. На данном этапе задача России – вогнать эти новообразования обратно в состав Украины и использовать их, как троянского коня, который позволял бы контролировать Украину. Но желаниям руководства "республик" это абсолютно не отвечает. Им нужна независимость в составе Украины. Поэтому внутренний фактор сводится к тому, чтобы провоцировать обострение ситуации. Хвост вертит собакой с тем, чтобы заставить Кремль идти на общее обострение, идти на сохранение необходимости в боевиках, которые умеют только воевать и ничего другого.

Второй фактор – внешние усилия Кремля связаны с тем, что, кажется, в Кремле начинает просыпаться понимание, что с ним могут перестать спорить о трактовке минских соглашений и просто спросить: выборы по украинским законам прошли? Нет! Граница к 31 декабря под контроль Украине передана? Нет! Все – получите новые санкции, как вам был обещано.

России сейчас необходимо срочно обезопасить свое приобретение под названием Лугандония. Поэтому эта территория накачивается запасами вооружений, чтобы их "армии" могли действовать самостоятельно, накачивается инструкторами, интенсивно реорганизуются сепаратистские подразделения в нечто похожее на настоящую армию с тем, чтобы не допустить повторения прошлого лета.

В целом, это не обострение как таковое, а просто попытки надежно застолбить свои границы и не дать шансов украинским вооруженным силам двигаться вперед и приводить эту территорию в порядок. Для России ситуация не очень подходящая, чтобы начинать дальнейшие движения. Но есть и третий фактор.

Третий фактор заключается в том, что в Кремле не то что паника, но очень большое непонимание, как жить дальше. С экономикой становится сильно нездорово. Осенью, к концу года поднимется большая волна внутренних сложностей. Уже сейчас 80% населения, судя по опросам, замечают, что выросли цены на жилье, за все.

Поэтому Кремлю придется переориентироваться на какие-то отвлекающие факторы. Им может быть, с одной стороны, новая войнушка, а с другой – наоборот устаканивание ситуации для концентрации на домашних делах.

Рациональный анализ подводит к выводу, что больших наступлений Украине ожидать не следует. Немного не то время. Хотя тут сложно говорить. Сейчас такой момент, когда Кремлю уже терять почти нечего. А раз так, то могут предприниматься какие-то отчаянные попытки.

Но Путин, человек крайне осторожный и нерешительный. Он всегда избегал принятия каких-то решений до тех пор, пока их становилось совершенно невозможно не принять. Решение о новом наступлении, когда откровенно объявлено, что оно автоматически приведет к новым санкциям – это крайне решительное движение, несвойственное Путину.

Сможет ли Украина отразить масштабное наступление, случись таковое? Украинские военные говорят, что сегодня они не допустят второго Иловайска, что они готовы отразить врага. Психологически армия Украины, наконец, существует. Это то, чего не было в мае прошлого года. В плане оснащенности она тоже оснащена сравнительно неплохо. Похоже, что есть большие проблемы с артиллерией, которая является в этом конфликте главным инструментом. Насколько я осведомлен, попытки организовать выпуск стволов артиллерийских на Украине есть – просто качество их ниже, чем качество пермских стволов. Но в целом, думаю, шансы на отражение наступления есть и достаточно высокие. Украинские войска готовы защищать свою землю, потому что они знают, за что воюют.

В российских войсках, похоже, начинаются психологические проблемы. Их напор сегодня может оказаться ниже, чем был раньше.

Но есть одно преимущество на российской стороне – она совершенно не жалеет солдат. Их действительно готовы бросать в мясорубку. Но такой живой массы можно уничтожить очень много, поэтому шанс у украинской стороны тоже есть.

Однако вероятность наступления все-таки меньше 50%. Шансы того, что превосходство российской стороны над украинской будет подавляющим, тоже ниже 50%. Все вместе это позволяет оценить вероятность того, что Украина сохранит то, что имеет сейчас, как 3 к 1.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: