20 января 2017, пятница

Война – надолго, нам нужен человеческий ресурс: волонтеры о четвертой волне мобилизации

Из 100 тысяч получивших повестки 20 тысяч уже прибыли в учебки
Фото: nahnews.com.ua

Из 100 тысяч получивших повестки 20 тысяч уже прибыли в учебки

Волонтеры, работающие непосредственно с бойцами на передовой, рассказали, как проходит мобилизация, чем снабжает новоиспеченных военных государство и нужна ли мобилизация вообще


Нужно развенчать миф о том, что у нас нет войны и мобилизация незаконна

Ребята, которые пошли по своей воле на фронт, когда еще только началась история с аннексией Крыма, по закону должны быть демобилизованы в марте. Понятно, что многие из них все равно останутся воевать, но очень многие хотят вернуться, говорит Виталий Дейнега, волонтер инициативы Вернись живым.

Очень важно, чтобы наши солдаты понимали, что их забирают на войну не навсегда, а на определенный срок. Многие ребята, которые были в донецком аэропорту, говорили мне: "Мы готовы стоять здесь столько, сколько понадобится, но мы хотим знать, что 15 апреля я вернусь на свою работу, к своей прежней жизни." Поэтому сейчас очень важно, чтобы каждый, идя на фронт, знал точную дату, когда он оттуда вернется. Для этого и нужны волны мобилизации.

"Война – надолго, нам нужен человеческий ресурс, нужна свежая кровь. Людей, которые воюют, которые устали и морально, и физически – нужно менять, - говорит Дейнега. - То, что происходит сейчас на востоке, – наверное, самый серьезный конфликт чуть ли не со времен Второй Мировой. По количеству артиллерии, которая применяется с двух сторон, по количеству людей и вооружения, эта война прецедентов практически не имеет. Если мы сравниваем ее с войной в Чечне или в Афганистане, - там не было такого количества вооружения с двух сторон. По Краматорску, например, работал "Смерч". Я не знаю случаев применения "Смерчей" до этого".

Очень важно, чтобы во время четвертой волны пошли воевать те, кто чувствует в себе силы, считают волонтеры: если не пойдут они, то призовут испуганных мальчиков, мало пригодных для ведения войны. На фронте гибнет много как раз среди тех, кого заставили воевать, а не тех, которые пошли добровольцами. Когда человек психологически понимает, куда он идет и зачем – ему гораздо легче, а когда человека заставили – он начинает бояться.

"Воевать нужно так, как будто ты никогда не умрешь. Тогда у тебя гораздо выше шансы на выживание, чем когда ты боишься и перестраховываешься", - подчеркивает волонтер.


Волонтеры Виталий Дейнега (слева) и Давид Арахамия (справа) считают, что мобилизация необходима, иначе война докатится до Киева
Волонтеры Виталий Дейнега (слева) и Давид Арахамия (справа) считают, что мобилизация необходима, иначе война докатится до Киева


Войну нужно остановить там

На сегодняшний день, по подсчетам волонтеров, которые активно следят за процессом четвертой волны, в учебных центрах пребывает уже больше 20 тыс. человек, рассказывает Давид Арахамия, волонтер инициативы Народный проект и глава Рады Волонтеров при Минобороны.

Из 100 тыс. призванных (а примерно такое количество повесток разослано на данный момент), 20 тыс. уже поступили в учебки. Таким образом, примерно каждая пятая повестка приводит к мобилизации. Если сравнивать с первой волной, показатели четвертой – вдвое выше.

Работу военкоматам осложняет тот факт, что многие призывники живут не по месту прописки. 

"Самая серьезная проблема в военкоматах – это устаревшая база данных. Ни для кого не секрет, что в мирное время армия не финансировалась должным образом, а военкомы фактически не были обеспечены вообще никакими ресурсами финансирования, кроме зарплат для того, чтобы производить актуализацию баз данных." - говорит Арахмия.

Основной возрастной костяк призывников – 30-35 лет, говорит Дейнега.

"У нас не будет войны срочников, войны маленьких мальчиков, пацанвы, которую к нам сюда кидает Россия. В основном идет призыв уже созревших мужчин. В первую очередь, призывают артиллеристов, танкистов, связистов и медиков, - рассказывает он. - После того, как новобранцы попадают в учебку, они проходят боевое слаживание. После этого из мест постоянной дислокации выдвигаются (или не выдвигаются) на фронт. Многие люди, которые сейчас пойдут по повестке в военкомат, в принципе, на фронт не попадут. Они отслужат год в месте постоянной дислокации части и потом просто вернутся домой."

В течении десяти дней производится одиночная подготовка военнослужащих, два дня специально выделяются на медицинскую подготовку, затем следует подготовка по специальности – до 16 дней, в зависимости от рода войск. После этого начинается боевое слаживание подразделения. Такая подготовка длится еще около двух недель. После нее подготовленные солдаты уже могут выезжать в зону АТО.

При этом, подчеркивает Валерий Логинов, офицер 95-ой аэромобильной бригады с позывным Аскольд, люди, которые прибывают в зону АТО, не обязательно находятся на боевой позиции.

"Никто не отправит человека сразу на передовую, потому что человеку необходимо адаптироваться в полевых условиях. Для того, чтобы не было необоснованных страхов, - рассказывает он. - Если войну не остановить там – она прийдет сюда, и мы будем сидеть в подвалах, при свечках, так же, как сидят люди там. И тогда война пройдет через семью каждого. Никто не останется равнодушным. У кого-то погибнут ближайшие родственники, у кого-то – родные, у кого-то - знакомые. Но равнодушных не останется. Войну надо остановить там. Вот для чего нужна эта мобилизация."

"Юридические коллизии" мобилизации

Сейчас человек, призванный служить, по закону сохраняет за собой рабочее место, и получает при этом зарплату и в АТО, и по месту постоянной работы, на которое он может вернуться через год. Если война затягивается еще на год – он будет демобилизован только со следующей волной мобилизации.

"Важно юридически демобилизовать людей через год. Процентов 35 людей, которые были мобилизованы в первой волне, – это люди, которые имели официальное место работы и за ними зарезервировано их законное право – зачисляется их текущая заработная плата и их право сохранения места работы в течении года. Если эти сроки затянутся, возникнет юридическая коллизия, которую снова надо будет решать в национальных масштабах", - говорит Арахамия.

Волонтеры вместо государства

"Всеми нами извлечены уроки из взаимодействия с государством. Если раньше мы как волонтеры заменяли функции государства, то сегодня стараемся прийти к тому, чтобы по крайней мере дополнять друг друга. Поэтому мы четко заранее выявили, какими вещами будет снабжать государство мобилизованных и какие вещи государство не в состоянии доставить в данный момент", - говорит Арахамия.

Сегодня государство предоставляет форму – обычную полевую и зимнюю, шапки, перчатки, обувь, бронежилеты и кевларовую каску, оружие, частично обеспечивает связь.

При этом государство все еще не может полностью снабдить армию приборами ночного видения, оптикой, тепловизорами.

В связи с этим, самый острый вопрос на повестке дня, который могут закрыть волонтеры – вопрос ночной оптики, говорит Дейнега. 

"Слава богу, мы не будем, как было год назад, бегать и покупать бронежилет. Я помню этот ужас – когда в Киев кто-то привозит 50 бронежилетов по завышенной цене, и их невозможно купить. Их разметают в течении часа при том, что цена завышенная, а качество сомнительное. Такого, к счастью, уже не будет, потому что государство покупает бронежилеты, - говорит Дейнега. - Не знаю, почему государство до сих пор не взяло на себя обеспечение ночной оптики и связи в полном объеме – это не такие уж и большие деньги для госбюджета. Их наличие могло бы предотвратить 60% жертв".

Во вторник из Горловки был обстрелян Краматорск, рассказывает волонтер Его "подопечные" в районе обстрела не видели момент пуска ракет, системы залпового огня "Смерч".

"А если бы у них на тот момент был артиллерийский дальномер, который меряет на шесть километров, они бы успели дать ответку до того, как те ребята успели уехать, из минометов, находящихся под Горловкой. Место пуска ракет находилось в зоне прямого поражения минометами. Вот вам пример того, зачем нужна ночная оптика", - говорит Дейнега.

Реабилитация военных

Люди, которые после очередной волны мобилизации вернутся в тыл, будут находится в резерве. Если начнется более серьезная история – в стране уже будут люди, которые умеют воевать, знают, как сражаться в гибридной войне, и имеют достаточный опыт, говорит Дейнега.

"Важно, чтобы люди набирались опыта в войне, которая идет. Поэтому мы создаем возможность для реабилитации. Человека, который пробыл на войне год, реабилитировать гораздо легче, чем если бы он ушел на войну на три года. Важно, чтобы когда он вернется в тыл, мы не получили таких последствий, которые имела война в Афганистане: когда люди, вернувшись с войны, не смогли реабилитироваться и вести нормальную жизнь", - говорит волонтер.

 

 

 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: