21 января 2017, суббота

НВ: Каким был экс-президент Грузии Эдуард Шеварднадзе

Дважды главный: Эдуард Шеварднадзе два раза руководил Грузией
Фото: Виктор Драчев / AFP

Дважды главный: Эдуард Шеварднадзе два раза руководил Грузией

Эдуард Шеварднадзе умудрился дважды поруководить Грузией - и в ее бытность советской республикой, и в период независимости

Он прожил 86 лет. Уроженец маленького села Мамати в Западной Грузии, выпускник провинциального Кутаисского пединститута, комсомольский, партийный работник, глава МВД республики, первый секретарь республиканского ЦК, член московского политбюро — это все о нем, Эдуарде Амвросиевиче Шеварднадзе, почившем 8 июля 2014 года.

За телеграфной строкой остались две, пожалуй, главные его жизненные карьерные вехи — министр иностранных дел СССР в момент пикового мирового интереса к советскому государству и президент Республики Грузия.

Каким он был? Сотканным, как и любой другой человек его масштаба, из противоречий. Властным и доступным. Смелым человеком и нерешительным реформатором. Приятным, остроумным собеседником и одновременно искусным интриганом. Восточный, коротко говоря, человек.


Субъект международного права: Глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе (сидит слева) подписывает советско-американское заявление в Женеве в ноябре 1985 года. За его спиной стоит генсек Михаил Горбачев, а правее - президент США Рональд Рейган. Это была первая встреча лидеров двух стран / Дмитрий Танин, AFP
Субъект международного права: Глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе (сидит слева) подписывает советско-американское заявление в Женеве в ноябре 1985 года. За его спиной стоит генсек Михаил Горбачев, а правее - президент США Рональд Рейган. Это была первая встреча лидеров двух стран / AFP


Легенда и действительность

Эдик, как его панибратски называли многие годы, имел отменное чувство юмора и был героем огромного количества анекдотов. Как правило, не обидных.

Бывший пресс-секретарь грузинского посольства в Киеве Бачо Корчилава, знавший Шеварднадзе с начала 1990‑х, еще со времен войны в Абхазии, вспомнил одну из бывальщин.

Мол, в 1962 году чемпионкой мира по шахматам стала молодая грузинка Нона Гаприндашвили. Она удерживала этот титул аж до 1978 года. Впоследствии, до 1991‑го, чемпионская корона опять находилась в Тбилиси, у гроссмейстера Майи Чибурданидзе. В это же время основными претендентками на звание чемпиона мира были грузинские шахматистки Нана Иоселиани и Нана Александрия.

Есть у нас товарищ Шеварднадзе - он ведет со взятками борьбу, - отрывок из стихотворения советского поэта Евгения Евтушенко

После того как в 1972 году первым секретарем ЦК стал Шеварднадзе, всем четырем девушкам выдали квартиры в самом престижном районе грузинской столицы — Ваке. Потом Эдуард Амвросиевич часто шутил: “Видите, как мы чемпионат мира по шахматам превратили в чемпионат Вакийского района города Тбилиси”.

Некоторые истории о Шеварднадзе даже были воспеты в стихах. Популярный в советское время поэт Евгений Евтушенко, к примеру, сделал, как сейчас сказали бы, пиар партийному лидеру Советской Грузии, упомянув его в стихотворении, посвященном великому футболисту Давиду Кипиани:

“Взятка?
Но — я должен вам
признаться —
Есть у нас товарищ
Шеварднадзе,—
Он ведет со взятками борьбу.
Если бы он к вам приехал
в Кардифф,
Взяточников местных
проинфарктив,—
Вылететь бы вам пришлось
в трубу!

Контекст этого вирша не столь важен, как подтекст. Мол, берегитесь, взяточники и казнокрады — есть такой товарищ, который не даст вам спуску.

В какой‑то степени это была правда. Шеварднадзе был назначен на главный партийный пост Грузинской ССР после Василия Мжаванадзе как раз с целью обуздать коррупцию, разъедавшую общество и экономику закавказской республики. 44‑летний министр внутренних дел начал махать шашкой: при Шеварднадзе только за 1972–1974 годы арестовали более 25 тыс. человек. В том числе 9,5 тыс. членов КПСС, 7 тыс. комсомольцев и около 70 сотрудников милиции и КГБ.


Пара бывших советских: Шеварднадзе и российский президент Борис Ельцин встречаются в Сочи в сентябре 1994 года / Дмитрий Танин, AFP
Пара бывших советских: Шеварднадзе и российский президент Борис Ельцин встречаются в Сочи в сентябре 1994 года / Дмитрий Танин, AFP


Человек системы

Впрочем, как и у многих других его показательных акций, у этой финала не было. Грузия ничуть не изменилась и оставалась до августа 1991‑го самой коррумпированной и самой несоветской частью огромной страны.

Здесь едва ли не открыто действовали подпольные цеха, одевавшие и обувавшие весь СССР. Не было человека, не знавшего, что в Грузии 1970–1980‑х можно купить все — от “брони” от армии, трудоустройства в КГБ или диплома зубного врача до черной волги ГАЗ-24 представительского класса. Анекдоты о грузинах, которым родители покупали троллейбусы, чтобы их дети не выделялись и ездили в институт “как все”, довольно точно характеризуют те времена.

Коррупция была не эксцессом и тем более не национальной чертой, а всего лишь “смазкой” общественных отношений. Косность партийно-государственной системы лишь в малой части зависела от личности руководителя. Шеварднадзе пришел к власти достаточно молодым, по советским меркам, человеком и “костенел” вместе с системой. Он был грузинским вариантом советского генсека Леонида Брежнева — неплохим в общем‑то человеком, но не самым хорошим управленцем.


Дорогой дорогого Леонида Ильича: Шеварднадзе был молодой кровью в команде "минерального секретаря" Леонида Брежнева (в центре), фото 1977 года / Sergo Edisherashvilli, Reuters
Дорогой дорогого Леонида Ильича: Шеварднадзе был молодой кровью в команде "минерального секретаря" Леонида Брежнева (в центре), фото 1977 года / Sergo Edisherashvilli, Reuters


История партийного деятеля Шеварднадзе — это пример неглупого карьериста, понимавшего, что его судьба находится в руках центра. Он угодничал перед Брежневым и номенклатурой ЦК, чтобы удержаться в своей вотчине.

Людмила Алексеева, написавшая первую обобщающую Историю инакомыслия в СССР, в главе, посвященной грузинскому национальному движению, сделала такую ремарку в адрес тогдашнего первого коммуниста республики: “Патриотический и антирусский настрой является хорошим тоном во всех слоях, даже у высокопоставленных партийных и правительственных чиновников. Его придерживаются и те, кто на самом деле верно служит Москве. Шеварднадзе… получив этот пост, стремился создать впечатление, что его ревностность в исполнении приказов Москвы — лишь маска, под которой он прячет грузинский патриотизм, чтобы вернее послужить Грузии”.

Весной 1978 года у первого секретаря ЦК Компартии Грузии Шеварднадзе была возможность показать не формальную, а реальную заботу о родном крае. Во время обсуждения конституции республики в недрах партийных органов возникла идея об изменении статьи о государственном языке. Из Москвы прозвучало “мнение” проголосовать за “обеспечение”, “заботу” и “свободное использование” в Грузинской ССР русского языка.

Читайте также: Биография последнего главы МИД СССР Эдуарда Шеварднадзе

Общество начало роптать. “Одобрямс”, как было всегда, не прошел. Редакции газет оказались завалены отнюдь не верноподданническими письмами — люди требовали остановить русификацию. Эти обращения не имели шанса быть напечатанными, но партийные власти, безусловно, были информированы о реальных настроениях.

Студенты тбилисских вузов объявили, что организуют демонстрацию — невиданное дело для застойных времен. Ситуация начала выходить из‑под контроля, и тогда Шеварднадзе, собрав актив города, попробовал взять на испуг — мол, полк внутренних войск приведен в боевую готовность. Люди все‑таки вышли на протест. Самое яркое воспоминание очевидцев — как девушки из мединститута порвали свои белые халаты и написали на них ярко-красной губной помадой лозунги о защите родного языка.

Десятки тысяч манифестантов, горящие глаза и уверенность в правоте своего дела не дали шанса партийным бонзам провести спущенное сверху, из Кремля, решение. В конце дня Шеварднадзе лично выступил по телевидению и зачитал с бумажки именно то, чего добивались протестующие: “Государственным языком Грузинской ССР является грузинский язык”. Всеобщее ликование!

Свой среди чужих, чужой среди своих

Шеварднадзе чем‑то напоминает фигуру первого президента Украины Леонида Кравчука. Он также всю жизнь пытался пройти “между капельками дождя”. Иногда ему даже удавалось.
Шеварднадзе умел быть своим — к примеру, для людей с вполне европейским мировоззрением — и одновременно принятым в среде сталинистов.

Статус “родины вождя народов” обязывал первого секретаря поддерживать культ Иосифа Сталина — не тирана, но “скромного человека, прошедшего всю войну в скромной солдатской шинели”. В местечке Гори, несмотря на решения XX и XXII съездов КПСС о преодолении культа личности, действовал циклопических масштабов музей его имени.


Вершина власти: Шеварднадзе, как и другие руководители ССР, на праздниках обязательно выходил на трибуну Мавзолея . Когда-то отсюда махал рукой не Михаил Горбачев, а Иосиф Сталин / Виталий Арманд, AFP
Вершина власти: Шеварднадзе, как и другие руководители ССР, на праздниках обязательно выходил на трибуну Мавзолея . Когда-то отсюда махал рукой не Михаил Горбачев, а Иосиф Сталин / Виталий Арманд, AFP


И если по всей стране памятники и бюсты кровавого тирана были сняты максимум в 1961 году, то в Грузии благодаря Шеварднадзе устояли до краха коммунистического государства. А некоторые дожили даже до недавних времен — их пришлось снимать соратникам президента Михаила Саакашвили.

Лет 20 назад мне пришлось записывать интервью с лидером партии Сталин (была и такая) Григолом Ониани. В кабинете главного сталиниста уже независимой Грузии было несколько огромных портретов Иосифа Виссарионовича и немаленький портрет Эдуарда Амвросиевича.

На недоуменный взгляд хозяин кабинета сказал, что Шеварднадзе очень хорошо относится к Сталину. И, не афишируя, выделял деньги на сохранение памяти “об этом великом человеке”, а также на поддержание в приличном состоянии могилы его сына Василия в Казани.

Будут правы и те, кто вспомнит о немалой ответственности Шеварднадзе — перестроечного министра иностранных дел СССР в эпоху прекращения холодной войны. Он был рядом с генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым во время исторических встреч с президентом США Рональдом Рейганом и премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер.

Он вел переговоры в Ватикане и Бонне, немцы не забыли о его роли в падении Берлинской стены и в последующем выводе советских войск.

Пророческое выступление Шеварднадзе на съезде народных депутатов СССР в декабре 1990 года об угрозе консервативного переворота в стране и его отставка с поста главы МИДа стали для страны и мира сигналом конца перестройки и “нового мышления”.


Хлопок дверью: В декабре 1990 года, выступая на съезде народных депутатов, Шеварднадзе объявил, что уходит в отставку / Виталий Арманд, AFP
Хлопок дверью: В декабре 1990 года, выступая на съезде народных депутатов, Шеварднадзе объявил, что уходит в отставку / Виталий Арманд, AFP


Он оказался не нужен Горбачеву, не способному удержать даже членов своей команды. И стал не нужен своей родине, переживавшей в тот момент роман с пассионарным националистом Звиадом Гамсахурдиа, ставшим первым президентом независимой Грузии.

Второе пришествие

Шеварднадзе вернется в Тбилиси лишь весной 1992‑го — тогда, когда была заплачена страшная цена за право быть свободными и ответственными. Война в центре столицы с артиллерийской стрельбой над головами беззаботных и безработных, перекинувшаяся на Западную Грузию, где армия была вынуждена воевать на два фронта — против российских регулярных войск и абхазского “ополчения” с Шамилем Басаевым в придачу, а также против сторонников уже сверженного Гамсахурдиа.

Политолог и лидер общественного движения Свободная зона Гела Васадзе вспоминает об одном характерном эпизоде тех лет. Его знакомый, высокопоставленный военный, присутствовал на встрече между Шеварднадзе и тогдашним главой министерства обороны Тенгизом Китовани.

Последний настаивал на вводе грузинских войск в Сухуми. Президент был категорически против. “Он вообще был против военных действий, понимая, что Грузия не готова к ним. Китовани не захотел с ним разговаривать и послал в прямом смысле слова. А ведь Шеварднадзе был главой государства, который почти ничего не контролировал”,— рассказывает Васадзе.

Шеварднадзе вообще был против военных действий, - Гела Васадзе политолог и лидер общественного движения Свободная зона

Но бывшего советского дипломата знали в Вашингтоне, Брюсселе, Париже. Шеварднадзе был последней надеждой, что мир услышит о трагедии Грузии, разрываемой на части внутренними проблемами и российской оккупацией.

Был голод, и под честное имя мистера с непроизносимой по‑английски фамилией западные партнеры начали присылать гуманитарку, которая позволила выжить сотням тысяч грузин.

Не было света. Не было газа. Не было армии. Не было границ. Не было экономики, а был базар без налогов и правил. Всевластие криминала. Мальчики мечтали быть ворами в законе, а девочки — женами этих самых воров.

Грузию пришлось собирать по кусочкам, как опытный хирург собирает еле живого пациента после автокатастрофы. Нельзя сказать, что воссозданная Шеварднадзе Грузия стала счастливой, но она просто выжила. И спасибо ему за это.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: