26 июля 2016, вторник

Постпред Украины в ЕС рассказал, что не выполнил Киев для введения безвизового режима

Рижский саммит может стать провалом не для Украины, а для Евросоюза - Констинтин Елисеев

Рижский саммит может стать провалом не для Украины, а для Евросоюза - Констинтин Елисеев

Из 15 условий либерализации визового режима Украина не продемонстрировала очевидного прогресса по одному - борьбе с коррупцией, в интервью НВ рассказал Константин Елисеев
На саммит Восточного партнерства, который должен состояться в Риге 21-22 мая, украинские власти возлагали большие надежды. Неоднократно от первых лиц звучали заявления, что именно на этом саммите Украина наконец-то получит согласие Брюсселя на безвизовый режим.

После саммита Украина-ЕС, который состоялся в Киеве в апреле, стало очевидно, что руководство Евросоюза не намерено пока давать добро ни на безвизовый режим, ни на предоставление Украине перспективы членства в ЕС.

Более того, на прошлой неделе в СМИ появилась информация, что декларация саммита в Риге станет самой слабой за все существование Восточного партнерства.

Почему Украина скорее вообще откажется от совместной декларации по итогам саммита, чем пойдет на уступки по принципиальным вопросам в интервью НВ рассказал представитель Украины при Европейском Союзе Константин Елисеев.

Последний саммит Украина-ЕС, который состоялся 27 апреля в Киеве, в экспертной среде вызвал скептические оценки. Лидеры Евросоюза проигнорировали главные призывы украинской стороны – предоставить Украине безвизовый режим и перспективу членства в ЕС. Как вы оцениваете результаты этого саммита?

Я не согласен с такими оценками. Я считаю, что саммит Украина-ЕС, кстати, первый саммит после подписания Соглашения об ассоциации, стал важным двусторонним форумом для укрепления уровня доверия между Украиной и ЕС и мобилизации солидарной поддержки Украины со стороны ЕС. Поэтому говорить о негативных результатах саммита значит подыгрывать голосу Кремля, нивелируя тем самым наши достижения в отношениях с ЕС.

Свидетельством этого являются не популистские разговоры, а суть совместного заявления, принятого по результатам саммита. В частности, в нем четко заявлено об акте агрессии российской стороны против территориальной целостности и суверенитета Украины, осуждение аннексии Крыма, призыв освободить Надежду Савченко и других политзаключенных. Есть там также осуждение нарушения прав национальных меньшинств в Крыму, в частности в отношении крымских татар. Там есть и первая инновационная идея относительно налаживания сотрудничества в противодействии российской пропаганде.

По итогам саммита было также договорено, что ЕС все-таки направит в Украину оценочную миссию для анализа и определения дополнительных потребностей Украины в сфере безопасности.

Тем не менее, на безвизовый режим с Украиной, судьбу которого планировалось решить на саммите Восточного партнерства в Риге в мае, судя по всему, в ЕС не согласны.

Как раз еще одним достижением последнего саммита Украина-ЕС стало то, что мы вместе четко подтвердили, что безвизовый режим между Украиной и Евросоюзом будет существовать, и он неминуем. Сейчас идет напряженная работа, чтобы определить часовые рамки, когда безвизовый режим будет внедрен. Именно для этого мы хотим использовать следующий саммит Восточного партнерства, который состоится в Риге 21-22 мая, чтобы попробовать зафиксировать четкое видение временной перспективы внедрения безвизового режима.

Все разговоры, будет или не будет безвизовый режим – это, опять же, теоретическая дискуссия безнадёжных пессимистов. Безвизовому режиму быть, и это неизбежно.

В чем загвоздка с перспективой членства? Почему ЕС упорно не хочет предоставлять ее Украине?

Тут есть проблема. Чтобы четкая перспектива членства Украины в ЕС была поддержана, нужно согласие всех 28 стран-членов ЕС. К сожалению, на сегодня такого четкого консенсуса нет. Но для нас это не должно стать препятствием на пути реализации наших евроинтеграционных амбиций.

Существует Лиссабонский договор, в нем есть статья 49, которая предусматривает, что любое европейское государство, которым является и Украина, имеет право подать заявку на членство в ЕС. Разумеется, если она выполнит определенные критерии. И как раз в нашем Соглашении об ассоциации четко прописано, что Украина – это европейская страна, а соглашение, которое мы подписали, не ограничивает потенциал развития отношений между Украиной и ЕС лишь рамками указанного Соглашения. Поэтому некая скрытая перспектива членства в ЕС у Украины уже есть.

Конечно, мы бы хотели эту перспективу еще раз четко прописать в совместных документах, в частности в рамках Восточного партнерства. Но это уже проблема не столько Украины, сколько проблема консенсуса в самом ЕС.

Почему такого консенсуса нет?

Это связано с разными причинами, в том числе и с внутренней ситуацией в ЕС. Есть проблема с Грецией и Великобританией. Поэтому в ЕС пока нет политической решимости, чтобы четко зафиксировать это в документах с Украиной, Молдовой и Грузией. Но мы не должны на этом зацикливаться, потому что у нас эта перспектива есть, и никто у нас ее не отнимет. Отнять перспективу – это проигнорировать Лиссабонский договор, который является основой функционирования Евросоюза.

Недавно в комментарии журналистам вы заявили, что грядущий саммит Восточного партнерства может стать провальным. Что вы имели ввиду?

Прежде всего, он может стать провальным не столько для Украины, сколько для ЕС и самой политики партнерства.

Мое заявление – это попытка мотивировать ключевые страны-члены ЕС более серьезно и более ответственно подойти к подготовке и содержанию документов саммита Восточного партнерства в Риге. Мне кажется, что он должен стать моментом истины в вопросе будущего развития этой совместной политики, особенно учитывая те тектонические изменения, которые произошли в последнее время как в странах-участницах Восточного партнерства, так и в регионе в целом.

В документах Восточного партнерства должен быть дан четкий ответ, каким мы видим дальнейшее развитие этой политики, по крайней мере, на следующие два года, то есть до следующего саммита.

Мы хотели бы четко показать гражданскому обществу, что это не просто абстрактная декларативная политика, а это содержательная политика, ориентированная на конкретный результат. Мы бы хотели, чтобы преимущества от этой инициативы почувствовали не только бюрократы в Брюсселе или других столицах, но и граждане, в том числе и украинские. Это касается и визовой либерализации, и транспортного сообщения, и улучшение инвестиционных, торговых, а также образовательных возможностей.

Поэтому мы работаем для того, чтобы наполнить эту политику конкретным содержанием, чтобы она не превратилась в очередной мыльный пузырь.

Европейские СМИ распространили информацию со ссылкой на источники, что декларация, которая будет принята по результатам саммита в Риге, будет самой слабой за всю историю Восточного партнерства. Это так?

Я бы не хотел раньше времени загадывать, будет или не будет декларация. Пока идет очень тяжелый переговорный процесс. Но я не вижу трагедии, если этой декларации не будет вообще. Кстати, у нас еще есть запасной вариант, но пока мы продолжаем работать над совместным документом.

По состоянию на 14 мая, после проведения девяти раундов многочасовых переговоров, в тексте декларации по ключевым аспектам планка амбиций ниже, чем в прежних декларациях, которые были приняты на Варшавском саммите в 2011 году или на Вильнюсском саммите в 2013 году. Это касается и четкой дифференциации между странами партнерами, и перспектив членства, и вопросов секторального сотрудничества.

Мы не можем позволить, чтобы позиция по ситуации в Украине деградировала и, как следствие, привела к дискредитации политики Восточного партнерства.

Недавно принятая Совместная декларация саммита Украина-ЕС содержит достаточно мощные сигналы для нас, мы не можем себе позволить включить в текст Рижской декларации менее весомые положения, чем те, которые есть в наших двусторонних отношениях с ЕС, иначе это может создать в дальнейшем негативный прецедент и для двусторонних отношений.

Будет ли на Рижском саммите подниматься вопрос подписания соглашения о едином авиационном пространстве?

Этот вопрос остро стоит в повестке дня отношений Украины и ЕС. Мы постоянно его затрагиваем в нашем диалоге. Евросоюз стремится подписать этот документ как можно скорее, поскольку ненормальной является ситуация, когда мы не можем подписать документ, парафированный более полутора лет назад.

Подписание и имплементация этого документа не только позволит войти в Украину так называемым лоукостерам, что снизит цены на авиаперевозки, но и позволит защитить права потребителей в соответствии с европейскими стандартами. ЕС пока не готов определить четкую дату подписания соглашения. Мы же настаиваем, чтобы оно было подписано по возможности в июне этого года. Но из-за позиции двух стран – Великобритании и Испании – ЕС пока не может дать нам такие гарантии.

Я очень надеюсь на политическое лидерство руководства Евросоюза, которое должно убедить Британию и Испанию устранить препятствия на пути подписания этого важного документа.

Когда Украина реально сможет получить согласие Евросоюза на безвизовый режим? Это может состояться на саммите ЕС в этом году или уже в следующем?

Чтобы внедрить безвизовый режим, нам особо не нужны саммиты. Это будет зависеть от двух факторов – от политической воли стран ЕС и способности украинской стороны полностью выполнить соответствующие критерии ЕС.

Буквально на днях Еврокомиссия обнародовала доклад о выполнении Украиной второй фазы плана действий по либерализации визового режима. Прогресс Украины оценивался по 15 критериям. По 10 критериям констатировалось полное или практически полное выполнение требований. По 4 критериям мы выполнили требования частично с хорошей перспективой окончательного прогресса и только один критерий выполнили лишь частично. Речь идет о предотвращении коррупции и борьбе с ней.

Важно, что ЕС задекларировал готовность подготовить еще один последний отчет, в котором, как мы надеемся, Еврокомиссия будет рекомендовать Европарламенту и Совету ЕС дать добро на внедрение безвизового режима с Украиной. Мы ожидаем, что этот отчет будет обнародован уже осенью. Если к этому времени Украина окончательно выполнит все оставшиеся критерии, то после положительного отчета у нас откроется возможность для проведения необходимых процедур по запуску безвизового режима для поездок граждан Украины в страны Шенгенской зоны.

Могу вас заверить, что мы приблизительно знаем, когда фактически безвизовый режим начнет действовать, но сейчас я бы не хотел называть конкретные даты, а сконцентрироваться на выполнении домашних заданий и критериев ЕС.

 

 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: