2 декабря 2016, пятница

Вопрос жизни. Кто и как освобождает украинских пленных в "ДНР" и "ЛНР"

Освобождение 146 украинских военнослужащих в конце декабря прошлого года. Их обменяли на 222 боевиков

Освобождение 146 украинских военнослужащих в конце декабря прошлого года. Их обменяли на 222 боевиков

Вызволенные из плена украинцы и те, кто занимается обменами, рассказали НВ, как освобождают узников, а также как обращаются с пленниками боевики и сколько еще людей они удерживают

С крымчанкой Гайде Ризаевой и бойцом Айдара Василием Боднаруком я встретилась через 20 часов после того, как их освободили из плена. Обмен происходил в Счастье, Луганской области. Всего в этот день, 10 июля, освободили десятерых человек. Их обменяли на такое же количество удерживавшихся украинской стороны сепаратистов.

Ризаева, крымчанка, 33 года, - волонтер. В дни Майдана занималась помощью крымским переселенцам, потом с организацией Патриот возила вещи и продукты питания пленным в Донбассе. С начала АТО в плену она успела побывать дважды. В первый раз, 22 июля 2014-го, ее задержал атаман Козицын. Освободили ее только через 3,5 месяца. На этот раз в застенках "ЛНР" она пробыла 4,5 месяца.

Боднарук, позывной Гуцул, 37 лет, пробыл в плену 9 месяцев, с 15 октября прошлого года. 269 дней – считал каждый. В плен к "батальону Бэтмена" попал во время боя. Родом из Ивано-Франковской области, в АТО пошел добровольцем батальона Айдар сразу после Майдана.

С обоими я встретилась в Краматорске уже на следующий день после их освобождения. Накануне пленных до двух часов ночи продержали уже свои в какой-то воинской части: расспрашивала разведка - говорит Ризаева. Разговор был нелегким, признают пленники, добавляя: "даже чаю не предложили".

Если бы наша Украина была так заинтересована в наших солдатах, которые пошли воевать за нее, то все силы прилагала бы к тому, чтобы их оттуда забрать. Значит, мы не нужны 

Я тоже "допрашиваю" их – о плене и тех, кто держал их там.

- Что было накануне освобождения? 

- Меня в 9 утра уже забрали с МГБ (так называемое Министерство госбезопасности "ДНР") и перевезли в комендатуру, - рассказывает Ризаева. - Выехали мы в 3 часа дня.

- Нам вечером сказали, что освободят, - добавляет Боднарук. - Вечером в душ отвели. В комендатуре приставили старшего - смотреть, чтобы никого не били, сигареты занесли нам по блоку.

- Вам объяснили, почему вас так долго не могли найти и освободить? 

- Нас нашли сразу. Но вот Олегу [Котенко, волонтеру группы Патриот] сказали, что я двухсотый сразу же в первый день, когда мы попали в плен, - объясняет Боднарук. - Потом у меня выдалась возможность - россиянин дал мне позвонить домой, к родным. Я позвонил бывшей жене, сказал, чтобы позвонила маме, сестре и сказала, что я живой-здоровый. Россиянин сразу пообещал мне: "Не переживай, ты будешь жить, вернешься домой. Вопрос только когда".

- То есть ждали какого-то момента удобного, чтобы обменять?

- Много чего на то время зависело и от них. Но больше зависело от нашей Украины. Если бы она, наша Украина, была так заинтересована в наших солдатах, которые пошли воевать за нее, то все силы прилагала бы к тому, чтобы их оттуда забрать, - отвечает он. - Значит, мы не нужны. Поклон до земли тем, кто все усилия приложил, чтобы нас вытянуть, и то с большим трудом.

"Обмен каждый раз – это военная операция"

Освобождением и обменом пленных с украинской стороны занимаются Минобороны и СБУ. Для этого специально был создан Объединенный координационный центр освобождения заложников, который возглавляет сейчас Юрий Тандит. С ним работает и Василий Будик, советник замминистра Минобороны. Также с СБУ и Минобороны координируется волонтерская группа Патриот, которая занимается небольшими обменами и помогает в крупных. В освобождении участвуют все, кто может помочь – от родственников до тех, кто уже побывал в плену и завел там какие-то контакты.

Существует также так называемая Минская группа, которая утверждает обменные списки между Украиной и представителями "ДНР" и "ЛНР". От ее лица в переговорах участвует Виктор Медведчук. Также в процессе освобождения был задействован нынешний глава СБУ Василий Грицак – он контролировал процесс составления списков на обмен, приезжал на обмены лично. Владимир Рубан, который был раньше известен как переговорщик о пленных номер один, отошел от процесса после того, как в него влился Медведчук. Безопасность во время операции обмена обеспечивает спецподразделение Альфа.

Переговорщики есть и со стороны так называемой ДНР и ЛНР. "Это местные люди, которые проживали на территории Донецка и Донецкой области, и проживают на сегодня там же", - говорит Николай Золотаренко, волонтер группы освобождения пленных Патриот.

С представителями так называемой ДНР вести переговоры проще, чем с людьми из "ЛНР", рассказывают украинские переговорщики. Из-за плохой координации между тамошними боевиками сложно проводить обмены. Обычно, если обнаруживаются пленные на территории Луганской области, тех пытаются перевести в СБУ "ДНР", чтобы обезопасить.

"Мы находим людей где-то у казачков, полевых командиров, которые издеваются над нашими людьми. Наши каким-то образом выходят на родных, потом родные выходят на нас, - объясняет схему обменов Олег Котенко из Патриота. - Мы говорим официальному ДНР, что у них там есть люди, уговариваем их, чтобы забрали себе в СБУ. Чтобы их не калечили и не избивали. Потом нам ДНР говорит: "Мы не можем. Вы сами вступайте в переговоры". Мы вступаем в переговорный процесс, уговариваем этих полевых командиров, чтобы они отдали даже не нам, а в СБУ ДНР. После этих переговоров они передают их в ДНР. Потом настаиваем, чтобы эти люди были включены в список на обмен".

На данный момент на оккупированных территориях орудуют около десяти военных группировок, у которых и ищут захваченных в плен украинских бойцов и гражданских, рассказывает Золотаренко.

"Со многими полевыми командирами удается договориться без обмена – мы их забираем просто так. То есть ведем долгие переговоры – это может быть от одного дня до двух недель, но результат всегда есть – мы всегда забираем своих ребят", - говорит волонтер.

Если напрямую не получается договариваться, то данные передаются официальным представителям "ДНР".

Сепаратисты соглашаются менять не всех пленных – на той стороне есть свои "черные списки". В таких списках, например, был освобожденный после личного вмешательства Порошенко Олег Кузьминых, киборг и защитник донецкого аэропорта, а также боец батальона Донбасс Дмитрий Кулиш, которого также удалось освободить. 

Самое главное – помнить, что цель не оправдывает средства. Ты не можешь, общаясь с той стороной, дискредитировать Украину

"Кулиша в ДНР хотели осудить на девять лет лишения свободы, и его никак не хотели включать в список на обмен. Он был в тяжелом состоянии – его били, 12 переломов конечностей. Но мы нашли, на кого его поменять. Официально этого сделать нельзя было, поэтому мы нашли способ его вывезти из донецкого СИЗО. Когда он оказался за стенами СИЗО, его спрятали боевики, которым нужен был их побратим, взятый в плен украинцами, и мы были готовы его менять, - рассказывает почти детективную историю волонтер Патриота. - Родственник одного из ополченцев помог спрятать нашего добровольца".

К обмену готовились восемь дней, ждали, пока в Украине пройдет суд над боевиком, которого предстояло обменять. Спустя неделю волонтеры выехали на блокпост Авдеевка-Ясиноватая. Как раз тогда начались бои в Марьинке и обстрелы Авдеевки.

"Мы зашли с края, с риском, что все можем попасть. Все были в боевой готовности. Обменяли между блокпостами, забрали Семерку [позывной украинского пленного Дмитрия Кулиша], никому не говорили. А пока доехали до Киева, появилось 30 тысяч обменщиков – все кричали: "Я освободил! Я освободил!" Дмитрий [Кулиш] потом уже, когда приехал, рассказал правду, кто к чему был причастен, по всем телеканалам выступил и рассказал", - негодует волонтер.

На данный момент, по данным Патриота, никто из украинских военнослужащих в "черных списках" боевиков не значится – всех сложных бойцов освободили.

"Обмен каждый раз – это военная операция, - рассказывает Тандит. – Начиная от сложного процесса переговоров, где каждое слово имеет большое значение, когда ты договариваешься, когда ты обсуждаешь детали освобождения. Тут, конечно очень важна эмпатия, очень важно во время переговоров не обманывать, не говорить то, чего ты не можешь сделать. Но самое главное – помнить, что цель не оправдывает средства. Ты не можешь, общаясь с той стороной, дискредитировать Украину".

Пленных ищут не только на оккупированных территориях, но и за пределами Украины.

"На сегодня это республика Адыгея в России. Есть люди, которые туда попали не в плен, а в формальное рабство или работают там на каменоломнях – это каменные, кирпичные заводы. Как это было в чеченской войне. Там наши есть, это правда. Точное количество мы не знаем. Но продолжаем искать", - говорит Золотаренко.  

Вывозом пленных украинцев в Россию занимались чеченцы, на данный момент эта практика прекратилась.

"Это было во время Иловайского котла, август-сентябрь 2014-го. Была открытая граница, была одна сплошная дыра на границе России. Забегали чеченцы. Воевали, забирали, устраивали рынок рабов, продавали по $ 300-500 за бойца. Сейчас этого уже нет", - поясняет волонтер.

В консульстве Украины в Ростове, занимающемся Южным федеральным округом в России, куда входит и Адыгея, НВ заверили, что в Адыгее украинских военных в плену нет.

В целом, согласно последним официальным цифрам СБУ, в плену у боевиков находится 245 украинцев – военных и гражданских. 11 украинцев удерживаются в российских тюрьмах. В списке пропавших без вести, по данным СБУ, 1.160 человек.

У волонтеров группы Патриот иные цифры – по их данным, на оккупированных территориях остается в плену 300-400 только военных. Эти цифры получаются следующим образом: один из волонтеров анализирует видео российских федеральных телеканалов, а затем сверяют данные с полевыми командирами и властями так называемых республик.

Что касается гражданских, то еще несколько месяцев назад Патриот озвучивал цифру в 380 человек. Но сам Котенко говорит, что отследить их число невероятно сложно. В той же "ДНР" Патриоту сообщают, что "всех уже отпустили".

"У нас есть уже целое направление в организации, которое работает с гражданскими. Нам в этом помогает Восток SOS. Мы собираем данные, просим, чтобы нам сообщали, если человек пропал, и разыскиваем", - говорит Котенко.

Согласно официальным данным, за время АТО из плена было освобождено 2.860 человек, согласно неофициальным – около 1.500.  

"Всех на всех"

Прописанный в Минских соглашениях обмен "всех на всех" до сих пор не состоялся.

"Более двух месяцев несколько групп арестованных боевиков находятся фактически в прифронтовой зоне, близко к линии соприкосновения. Их готовы были фактически два месяца назад отдать туда, чтобы забрать наших ребят. Проблема в том, что сепаратисты начинают уже пытаться из них делать политических заложников. Ставить какие-то условия. Говорят о выполнении всех Минских договоренностей, выплате пенсий и так далее", - рассказывает Тандит. 

Волонтеры из Патриота минской формулой "всех на всех" недовольны – считают, что именно из-за нее тормозится освобождение украинских заложников. Схема не работает потому, что обеим сторонам до конца неизвестно, сколько людей находится у другой стороны в плену. Кроме того, люди, которых хотят освободить представители "ДНР" и "ЛНР", в Украине считаются преступниками. Чтобы их освободить, нужно либо закрыть открытые против тех дела, либо амнистировать их.

За полгода украинской стороне удалось осуществить только несколько крупных обменов. Первый состоялся в конце декабря прошлого года – тогда освободили 146 украинских военнослужащих в обмен на 222 боевиков. Украинскую сторону в этом процессе представлял Медведчук, со стороны боевиков – самопровозглашенный министр обороны ДНР Владимир Кононов. 2 января вызволили из плена еще четверых украинцев.

Второе крупное освобождение – 139 бойцов – состоялось 21 февраля, на севере Луганской области. Тогда военнослужащих украинской армии и добровольческих батальонов обменяли на 36 боевиков.

После этого обсуждавшиеся в марте и апреле обмены по формуле "всех на всех" более так и не состоялись. В Киеве ссылались на трудности в переговорном процессе. Глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко заявил об остановке обменов.

"Процесс освобождения заложников фактически приостановлен из-за деструктивной позиции РФ и их марионеток", - заявила с украинской стороны Ирина Геращенко, представитель Украины в подгруппе по гуманитарным вопросам Трехсторонней контактной группы.

"Водитель, из-за которого я попала в плен, написал, что я любовница Яроша. А Ярош для них, вы сами понимаете, кто"

Я продолжаю разговор с Ризаевой и Боднаруком, сидя в одном из кафе в центре Краматорска. Для меня это разговор тяжелый.

- Как к вам относились в плену?

- Сначала я попал к Бэтмену, - начинает рассказывать Боднарук. - Там организация на то время была серьезная, беспредельная, не боялись никого в Луганске, с ними никто ничего не мог сделать. Они там были царями и богами. Хотели расстрелять - расстреляли. Не имело значения, украинский это военный или свой.

- Даже к своим так жестко относились?

 - Они и своих расстреливали. Я видел своими глазами, как людям ноги простреливали, можно долго говорить, умолять – все равно.

- То есть жизнь для них вообще ничего не стоит?

 - Все равно что муравья раздавить.

- Получается, у них нет никаких рациональных целей, это просто жестокость?

- Ну Бэтмен, например, когда на мне молоток резиновый такой, чтобы плитку ложить, поломали – то ему жаль было, что молоток поломался.

- Крепкий вы.

- То Бог так дал, спасибо Богу и тем людям, что помогли. Потом все-таки взялись за порядок там.

Есть люди из СБУ, из контрразведки, которые нас предают. И я буду об этом говорить. Потому что мы не кошки, у нас не семь жизней, мы не можем постоянно сидеть в плену и отвечать за чьи-то безобразия

- Кто? Россияне?

- МГБ и прокуратура генеральная, - уточняет Ризаева.

 - Но россияне были, - говорит Боднарук. – Они вместе с бывшими Беркутовцами нас забрали от Бэтмена. А его ребят покрутили, повязали, арестовали. А самого Бэтмена никак не могли, потому, что или у них власти не хватало на то время, или еще что-то. Может, и выгодно было. А второго января его расстреляли. 

- Я общалась с одним россиянином, атаман Москвы и Московской области, Зыбин Леша, – рассказывает в свою очередь Ризаева. – Его тоже закрыли. Приехал помогать, в итоге закрыли его свои просто по беспределу. Говорит: "По беспределу сижу полгода. Куда я приехал? Зачем?"

- Со мной в одной камере даже сидел полковник ГРУ действующий, - делится Боднарук. - Подполковник ГРУ Андрей Радченко. Он в шоке был. Приехал туда собирать информацию по торговле наркотиками, органами, оружием. Так ему не давали даже позвонить оттуда. 31 января его вместе с Зыбиным закрыли, потом их свезли на СИЗО, откуда они могли бы уже до своих дозвониться.

- Гайде, а много женщин с вами было в плену?

- Я сидела в МГБ одна. В комендатуре, знаю, в прошлом году очень много женщин было, и сейчас, я знаю, что женщины есть.  Гражданские.

- Их за что?

- Кого за что – кого в корректировке, кого в шпионаже обвиняют. Я, допустим, считалась "сотрудником СБУ". Еще каким-то боком водитель, из-за которого я попала в плен, написал, что я любовница Яроша. А Ярош для них – вы сами понимаете, что это. 

 - Там остались еще люди, как им можно сейчас помочь?

-  Есть налаженная достаточно хорошая связь с генеральным прокурором ЛНР, с Зауром Исмаиловым, который действительно ждет информации от родных, чтобы оказать помощь в поиске и скорейшем освобождении.

- Почему они со своей стороны не объявляют, кто у них есть в плену?

- Дело в том, что они многого и не знают, - объясняет женщина.

- Я тоже займусь помощью пленным, - вступает в разговор Боднарук. -Я не за медали шел. Я за то, чтобы Украина была целостная. Просто есть шахматная доска, и мы там не пешки – мы пыль на этой доске. Поэтому буду своих знакомых, друзей, которые были с самого сначала, с Майдана, со мной, и там, в Айдаре, остались – буду стараться убеждать их, чтобы они уходили из АТО. Я не понимаю: если власти все равно, то мне зачем? Они сидят, карманы набивают, жопы и морды отъедают, а я буду там, в окопе в бронежилете спать? В такой армии я не хочу служить. Если бы не волонтеры, наша армия сдохла бы там.

- А вы вот общались вчера с разведкой, с военнослужащими – они разделяют это ваше негодование?

- Все головой машут "да, да", но очень многие боятся правду говорить, - отвечает Боднарук.

- Да надо говорить все. Уже пришло то время, когда надо говорить все, я так считаю. Например, о предательстве, - говорит Ризаева.

- Здесь, в АТО?

- Да. Есть люди такие из СБУ, из контрразведки, которые нас предают на ту сторону. И я буду об этом говорить, но буду говорить факты с конкретными названиями и фамилиями. Такие люди должны нести ответственность. Потому что мы не кошки, у нас не семь жизней, мы не можем постоянно сидеть в плену и отвечать за чьи-то безобразия.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: