6 декабря 2016, вторник

Вокруг оси. Как киевлянин Игорь Сикорский стал главным авиаконструктором ХХ века

ПРИЗНАНИЕ: Игорь Сикорский перед испытаниями своего лайнера-амфибии коммерческого класса в Майами, 1936 год

ПРИЗНАНИЕ: Игорь Сикорский перед испытаниями своего лайнера-амфибии коммерческого класса в Майами, 1936 год

Игорь Сикорский создал многомоторный пассажирский самолет и бомбардировщик, а также запустил в серию новое грозное оружие — вертолеты

Робур, герой изданного в 1886 году фантастического романа Жюля Верна, убеждал научное сообщество, а заодно и читателей: “Летящая птица в действительности не что иное, как винт, и полет ее — тот же полет геликоптера. Вот почему двигатель будущего — винт”.

Через три года после того, как роман Робур-Завоеватель появился на книжных прилавках Парижа, в Киеве родился человек, для которого эта книга стала любимой,— Игорь Сикорский. Он, будущий авиаконструктор, осуществит многие предсказания Жюля Верна. А известность ему принесут как раз геликоптеры, то есть вертолеты.

Сикорский, как и его творения, прошли сложный путь по глобусу. Впервые он поднялся в небо в Киеве, где поставил первые мировые рекорды. В Санкт-Петербурге, тогдашней столице Российской империи, начал серийное производство аэропланов. А массовыми его летательные аппараты стали в США.

Сейчас вертолеты Сикорского состоят на вооружении американских ВВС и службы безопасности американских президентов, начиная с Дуайта Эйзенхауэра.

 


ПОДНЯТЬ НЕПОДЪЕМНОЕ: Четырехмоторный аэроплан Илья Муромец, на котором Сикорский совершил пассажирский перелет Петербург—Киев в 1914 году. На фото — конструктор в центре
ПОДНЯТЬ НЕПОДЪЕМНОЕ: Четырехмоторный аэроплан Илья Муромец, на котором Сикорский совершил пассажирский перелет Петербург—Киев в 1914 году. На фото — конструктор в центре


  

Не винтом, так крылом

"Не имеет военной выправки”,— таким было одно из заключений экзаменационной комиссии Морского корпуса в Петербурге относительно кадета Игоря Сикорского после второго года обучения.

Родители будущего авиаконструктора видели в нем морского офицера, но эти надежды развеяло слабое здоровье отпрыска. Как сам Сикорский будет позднее вспоминать, при резкой смене погоды у него носом шла кровь, а малейшее переохлаждение гарантировало ему постельный режим. К тому же учебникам по военной теории кадет все чаще предпочитал книги по механике. Поэтому сразу после окончания Морского корпуса в 1907‑м Сикорский поступил в Киевский политехнический институт.

В том же году французские инженеры Луи Бреге и Поль Корно построили первые прототипы вертолетов. Они сумели поднять свои машины на несколько метров над землей, на чем и остановились. Но это достижение обсуждалось во всех технических сообществах.

В летние каникулы 1908 года Сикорский с отцом, профессором Киевского университета, известным психиатром, посетили Германию. Тамошние газеты ежедневно наперебой сообщали даже о самых незначительных испытаниях летательных аппаратов по всему миру. И особенно — об американцах братьях Райт, которые считались создателями первого аэроплана, управляемого пилотом в воздухе.

Вернувшись в Киев, Сикорский забросил учебу в институте и все время проводил в импровизированной мастерской во дворе родительского дома на Ярославовом Валу. А через пару месяцев на семейном совете попросил дать ему денег на поездку в Париж. Ему нужен был двигатель, на основе которого он смог бы построить свой вертолет. Сикорские жили в достатке, и глава семьи решил поддержать сына.

Весь следующий год молодой инженер без образования мастерил во дворе свой вертолет. Однако ему так и не удалось превзойти французских изобретателей — винтокрыл Сикорского с тяжелым двигателем едва отрывался от земли. Молодой изобретатель оставил затею и занялся аэропланами.

На большом пустыре на Куреневке, тогдашнем предместье Киева, Сикорский с друзьями соорудили ангар, в котором они и построили первый аэроплан. Полет состоялся 3 июня 1910 года. Машина поднялась на 1,5 м и за 12 секунд пролетела 200 м.

На этом команда не остановилась. Уже через год Сикорский взял на борт своего аэроплана первых двух пассажиров. А в августе 1911‑го его пригласили участвовать в маневрах царской армии под Киевом, в которых молодой конструктор должен был выполнять роль пилота-разведчика и сфотографировать позиции “противника”.

Сикорский вылетел со станции Гуровщина по маршруту Базува—Копылово—Людвиновка—Фасовая и обратно. Установил четыре рекорда в пределах Российской империи: высота 500 м, дальность полета — 85 км с тремя посадками для дозаправки, продолжительность полета — 52 минуты, скорость — 125 км / ч.
  

СЕМЬЯ: Игорь Сикорский (справа) с братом Сергеем и сестрами Ольгой, Лидией и Еленой. Фото — примерно 1906 года

 

ТОЛЬКО ФАКТЫ:

1. Первый известный предок конструктора — Григорий Секора — происходил из казаков. 

МЕЧТА СБЫЛАСЬ: Игорь Сикорский на испытаниях своего 
первого вертолета в Бриджпорте, 1940 год

  

“У моего рода, который появился в селе на Киевщине, где мой дед и прадед были священниками, чисто украинское происхождение”,— писал Игорь Сикорский в 1933 году историку Василию Галичу, представителю украинской диаспоры.

2.  Иван Алексеевич Сикорский, отец авиаконструктора, был лидером психиатрической науки в Российской империи. В 1913 году он стал фигурантом скандального суда над Менахемом Бейлисом, иудеем, которого обвинили в убийстве подростка. Хотя приговор был оправдательный, Сикорский как приглашенный эксперт заключил, что имело место ритуальное жертвоприношение евреев-сектантов. Психиатра резко раскритиковали европейские интеллектуалы, а читатели газетных сообщений о процессе часто путали Сикорского-старшего с сыном.

3. Первый брак Сикорского продлился несколько месяцев: жена ушла от него, оставив дочь Татьяну грудного возраста. Ее воспитывала старшая сестра конструктора Ольга, которая в 1923 году уехала с детьми к Сикорскому в США.

 

Нос комара

Через месяц после этого успеха конструктор едва не разбился. С друзьями и аэропланом он выехал в Белую Церковь для показательного полета. Тогда демонстрация воздухоплавания была сродни аттракциону для массового зрителя, и, продав билеты, можно было немного заработать. Поднявшись на глазах публики на высоту 50 м, аэроплан Сикорского заглох. Сам пилот-конструктор чудом нашел площадку для посадки, порядком повредив машину. При осмотре двигателя оказалось, что в жиклер — деталь карбюратора, отвечающую за дозировку топлива,— попал комар.

После этого Сикорский сделал вывод: “Для надежного передвижения по воздуху на дальние расстояния надо пользоваться аэропланами с несколькими двигателями и надо, чтобы на аппарате находилось несколько человек, из которых каждый должен исполнять свое определенное дело”.

В Москву на авиационную выставку в марте 1912 года 22‑летний Сикорский прибыл уже в ранге звезды: демонстрационные полеты, доклады перед коллегами, интервью для прессы. Но главное — Михаил Шидловский, председатель акционерного общества завода Руссо-Балт, который производил военную технику, предложил киевлянину должность главного конструктора. И контракт в Петербурге на пять лет с условием, что все запланированные модели и идеи по их усовершенствованию будут принадлежать заводу. Одну модель в год инженер мог создавать вне плана как авторский проект.

Как‑то засидевшись допоздна у Шидловского за ужином, конструктор изложил ему свою идею многомоторного тяжелого самолета. Тот выслушал и сказал: “Приступайте немедленно”.

Сикорский поднял с постели всех своих инженеров. Сонные, они приехали к нему домой, и там под шампанское к утру составили план строительства нового самолета. Через полгода машина с четырьмя двигателями, закрытой кабиной и местами для пассажиров была готова к испытаниям. А 12 февраля 1914 года в воздух на ней поднялись 16 человек и собака — вместе эта компания весила 1.290 кг. Пилотом был сам Сикорский.

Свой самолет он назвал Илья Муромец. И 4 июня того же года поднял его на рекордную высоту 2 тыс. м с 10 пассажирами. А 16–17 июня состоялся самый дальний в мире пассажирский перелет на аэроплане по маршруту Петербург—Киев всего с одной посадкой.

  

ОПЯТЬ С НУЛЯ: Команда Игоря Сикорского во время строительства его первого аэроплана в США, 1923 год

 

Чужая земля

С началом Первой мировой войны Сикорский переоборудовал свои Муромцы под бомбардировщики. До 1917 года Руссо-Балт выпустил 85 таких самолетов, совершивших около 400 боевых вылетов.

Революция в России приостановила работу Сикорского. Александр Гучков, военный министр временного правительства, давно враждовал с Шидловским и сразу же отстранил его от руководства заводом. У конструктора закончился контракт, и он оказался на распутье — идей полно, но как их воплощать? Все деньги вложил в акции Руссо-Балта, рабочие то и дело бастовали, а с приходом большевиков и вовсе ушли в Красную армию. “Делай что хочешь”,— ответил конструктору совет, взявший на заводе власть.

Благодаря своей известности Сикорский легко получил заграничный паспорт и в начале 1918 года с 500 английскими фунтами в кармане отплыл из Мурманска в Лондон, а затем в Париж.

Французские военные инженеры изготовили бомбу весом в тонну, и командование планировало сбросить ее на немецкие позиции. Сикорский получил заказ на строительство бомбардировщика. Но вскоре противоборствующие стороны подписали Компьенское перемирие, и знаменитый конструктор остался без работы — о мирной авиации пока еще никто не помышлял.

Так случилось, что больше всего эмигрантов из Российской империи, занимавшихся на родине авиастроительством, собралось тогда в Нью-Йорке. Они‑то и позвали Сикорского в страну больших возможностей.

20 апреля 1919 года газета The New York Times писала: “Мистер Сикорский заявляет, что готов производить самолеты, которые без проблем преодолевают расстояние в 25 тыс. км”.

Однако и в Нью-Йорке не спешили вкладывать деньги в авиацию, которая все еще считалась увлечением отчаянных чудаков. Сикорскому пришлось регулярно менять жилье на более дешевое. Он старался тратить не больше 80 центов в день на еду, и потому в его рационе были преимущественно кофе и бобы. Одно время Сикорский даже преподавал математику в школе для детей русских эмигрантов.

В 1923 году вместе с друзьями он зарегистрировал компанию Sikorsky Aircraft Corporation. Она размещалась в городке Рузвельтфилд на Лонг-Айленде, в курятнике одного его знакомого еще по Киеву. Сейчас этот остров — часть Нью-Йорка, а тогда его населяли лишь фермеры.

В кассе компании на момент ее основания было $ 800. И тем не менее она выпустила акции по $10, которые раскупили бывшие соотечественники.

В офисе работали шесть человек. Первым американским инструментом Сикорского были ножницы для резки металлических пластин, которые умудрились сделать из бампера, купленного на свалке за 50 центов. Впоследствии свалка станет основным источником материалов для компании. Особенно ценились балки-уголки от кроватей — с их помощью хорошо крепились любые части самолета.

К середине лета 1924 года Сикорский построил самолет S-29A, которому не хватало лишь двигателей. Конструктор присмотрел два списанных, но отремонтированных мотора за $2,5 тыс. Денег не было, и он созвал акционеров на совещание. Мало кто верил в успех предприятия, но в ангар на Лонг-Айленде набилось с полсотни человек. Президент компании запер дверь на ключ изнутри и сказал: “Пока не соберем нужную сумму, никто никуда не выйдет”. Когда возмущение гостей улеглось, Сикорский еще раз спокойно уверил, что все получится. Спустя пару часов он открыл дверь — деньги собрали.

Демонстрация самолета прошла успешно, и компания получила первый заказ — перевезти два пианино из Рузвельтфилда в Вашингтон. На этом заработали первые $ 500.

За последующие два года S-29A совершил несколько сотен грузовых и пассажирских рейсов, прежде чем его приобрел авиалюбитель Роско Тернер, у которого потом судно перекупил кинопродюсер Говард Хьюз. В его фильме Ангелы ада S-29A сыграл роль немецкого самолета, который эффектно подбивают американские асы.

Несколько следующих самолетов компания Сикорского строила в том же курятнике. Денег по‑прежнему не хватало, так что ночью имущество сторожили сами сотрудники, включая президента фирмы. Со временем пошли заказы от крупных перевозчиков и первые — от ВВС США.

Только к 1928 году Sikorsky Aircraft Corporation смогла прикупить недорогой участок в Стратфорде (Коннектикут) и построить там настоящий завод почти на побережье пролива Лонг-Айленд. Это было удобно, так как неожиданно подскочил спрос на самолеты-амфибии, способные взлетать и садиться на воду. А их Сикорский успешно строил еще в Петербурге.

В 1938 году американский Конгресс принял так называемый билль Дорси — правительство США выделяло $3 млн на создание винтокрылого военного флота. Сикорский вспомнил увлечение своей юности. Через год, к моменту распределения бюджетных денег, конструктор был готов: его вертолет поднимался-опускался, и создатель, исходя из этого, предложил план дальнейшего развития модели. Армейские чиновники сначала предпочли проект Платта—Лепейджа. Но полковник Фрэнк Грегори, который отбирал машины для боевых действий и сам их испытывал, впоследствии стал работать с Сикорским.

Открывая Западный фронт Второй мировой войны во Франции, американцы уже удивляли и союзников, и врагов винтокрылыми машинами конструктора-киевлянина.

 

 

Материал опубликован в НВ №19 от 27 мая 2016 года 


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: