25 февраля 2017, суббота

Как НАТО расширяет работу с украинской армией, создавая специальные трасты

комментировать
Братство по оружию: Украинские и американские военные даже в этом году на виду у Кремля провели совместные учения. Неудивительно, что и сотрудничество Киева с НАТО лишь усиливается

Братство по оружию: Украинские и американские военные даже в этом году на виду у Кремля провели совместные учения. Неудивительно, что и сотрудничество Киева с НАТО лишь усиливается

Несмотря на сомнения в серьезности намерений Украины вступить в НАТО, в альянсе резко расширяют работу с украинской армией

Восточная Европа становится для НАТО проблемной точкой № 1. И об этом даже не нужно с кем‑то говорить — достаточно оказаться на пороге штаб-квартиры альянса на окраине Брюсселя.



На стенде возле входа, где раньше была информация о плодотворном сотрудничестве альянса с Москвой, прекратившемся в апреле после аннексии РФ Крыма, теперь разложены другие брошюры: в них рассказывается о мифах, распространяемых Россией о НАТО.

Восточная Европа занимает важное место не только на стендах, но и в головах представителей альянса.

“Мы хотим продемонстрировать Украине практическую и политическую поддержку в это сложное для нее время”,— эти слова генсека НАТО Йенса Столтенберга, сказанные 1 декабря в Брюсселе, задали тон на ежегодной встрече министров иностранных дел альянса.

Она была посвящена ситуации в Украине и планам натовцев по расширению их присутствия в Восточной Европе.

В ходе встречи прошло необычное — в онлайне — заседание комиссии Украина—НАТО.

Глава украинского МИДа Павел Климкин не смог приехать в Брюссель — в тот момент в Киеве Рада утверждала новый состав Кабмина.

Поэтому ему предложили включиться в работу комиссии с помощью видеоконференции.

С большого плазменного экрана Климкин сообщил 28 министрам стран НАТО о планах Украины отказаться от внеблокового статуса. Данный месседж Климкин повторил дважды: в первый раз связь с Киевом прервалась.

Для Украины это было важное решение — возврат к тому вектору внешней политики, от которого страна отказалась в 2010 году, во времена Виктора Януковича.

К словам Климкина в штаб-квартире НАТО отнеслись спокойно. “Пока слишком рано говорить о каких‑то конкретных условиях или последствиях членства Украины в НАТО. Нынешний статус Украины — внеблоковое государство. Украина, если захочет, может подать заявку на членство, и тогда мы будем оценивать, соответствует ли она стандартам НАТО”,— сказал Столтенберг.

И это был еще очень дипломатичный ответ. “Для нас Украина — словно маятник, который качается туда-сюда. Мы не знаем, чего от нее ожидать. Меняется власть, а с ней меняется и внешнеполитический вектор. Так что пока веры в серьезность намерений Украины нет”,— озвучил общее мнение высокопоставленный офицер НАТО, попросивший не называть его имени.

Тем не менее сотрудничество альянса с Украиной будет расширяться. Так решили главы МИДов.

Они же одобрили запуск трастовых фондов, специально созданных для помощи в проведении украинских военных реформ.

Слабые места

Один из трастов займется модернизацией систем связи и автоматизацией управлениями войсками. Второй возьмется за реформирование логистики и внедрение стандартов НАТО в вопросах, связанных с управлением военной техникой и поставками. Третий сконцентрируется на развитии киберзащиты.

Еще один фонд станет специализироваться на проектах психологической и социальной адаптации.



И последний, пятый траст займется медреабилитацией раненых.

Помимо протезирования, физиотерапии и психологической помощи, необходимых раненым в зоне АТО, Украине помогут в создании самой системы реабилитации.

Речь идет о повышении квалификации врачей, и о создании спеццентров.

Эти направления стали итогом консультаций экспертов альянса с представителями МО.

“Фонды являются конкретным сигналом поддержки со стороны НАТО. Они помогут украинским вооруженным силам стать более современными и эффективными”,— уверен Столтенберг.

Дали на пять

Деньги в трастовые фонды поступают из двух источников: гражданского бюджета НАТО или выделяются членами альянса на добровольной основе. Каждая из стран сама решает, какое из направлений она готова финансировать.

Пока объем средств, направленных во все пять фондов, составляет около €4 млн. Чуть больше €3 млн поступило в трасты, специализирующиеся на проведении военных реформ.

Около €700 тыс. пошли на реабилитацию раненых. Еще несколько сотен тысяч евро — в ту структуру, которая займется переподготовкой военнослужащих.

Однако в альянсе подчеркивают, что существенную часть проектов будет составлять нематериальная помощь. Например, закупка конкретного оборудования или лечение раненых.

Кроме того, сумма будет расти, когда к проектам начнут присоединяться новые страны.

“Мы ожидаем, что по мере того, как будут реализовываться проекты и появится ощутимый эффект работы этих фондов, все больше и больше стран будут заинтересованы в том, чтобы вкладывать в них”,— говорит Игорь Долгов, посол Украины в НАТО.



Ответственность за координацию проектов в каждом случае лежит на конкретных странах—членах альянса. Так, вопросы модернизации систем командования и контроля курируют Канада, Германия и Великобритания, киберзащиту — Румыния, а фонд медицинской реабилитации — Болгария.

Жест помощи

В Украине понимают, что в вопросе помощи армии НАТО ведет себя осторожно.

Как говорит Юрий Бирюков, волонтер и помощник министра обороны по вопросам вещевого обеспечения, для создания боеспособных вооруженных сил в первую очередь нужно много денег. Даже не миллионы, а миллиарды гривен.

Представители же НАТО зачастую очень переживают по поводу эффективности использования предоставленной Украине помощи.

“Поэтому они пошли по пути создания трастовых фондов, которые они будут наполнять, рассматривать конкретные программы и выделять на них деньги. На мой взгляд, это наиболее эффективная и удобная идея”,— считает Бирюков.

Он соглашается, что определенные экспертами НАТО направления — как раз те сферы, с реформированием которых Украина сама не справляется. И в качестве примера рассказывает о создании госпредприятия, которое займется вещевым обеспечением армии.

“Речь идет о создании абсолютно новой системы экипировки. Это будет дорого и качественно. Поскольку в бюджете столько денег нет, мы уже провели консультации, чтобы нам помог один из трастовых фондов, созданных НАТО”,— рассказывает Бирюков.

В штаб-квартире в Брюсселе говорят: хотя трастовые фонды являются жестом помощи Украине, оказавшейся в сложной ситуации, в долгосрочной перспективе альянс и сам заинтересован в повышении оперативной совместимости сил Украины и НАТО.

Не имея возможности помогать оружием — решения о поставках военного оборудования должны приниматься каждым членом НАТО самостоятельно — альянс все‑таки инвестирует в развитие отношений с Украиной. А значит, Киеву в Брюссель дорога не закрыта.

Материал опубликован в №31 журнала Новое Время от 14 декабря 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: