25 марта 2017, суббота

Вице-спикер Руслан Кошулинский: Есть три даты парламентских выборов

Руслан Кошулинский один из немногих представителей нынешней коалиции, кто не боится давать критические оценки действиям власти
Фото:пресс-служба ВО Свобода

Руслан Кошулинский один из немногих представителей нынешней коалиции, кто не боится давать критические оценки действиям власти

Распустит ли президент Раду, когда состоятся парламентские выборы и что должен делать президент в Донбассе – рассказал НВ вице-спикер – свободовец, сидя прямо на газоне перед зданием ВР

 

О переформатировании Кабмина

- После ожидаемого переформатирования Кабмина, свободовские министры останутся на своих местах?

- Давайте говорить про реальное положение дел. Сегодня наш министр Игорь Швайка выводит отрасль на один из лучших показателей. Во время войны, во время экономического кризиса, мы видим, что ему удалось собрать один из лучших урожаев. И это показатель для министра.

Сегодня эта отрасль дает практически треть финансовых поступлений в бюджет. И это притом, что нам говорили, что у Швайки нет профильного образования, и он, практически с колес, сумел обеспечить высокие показатели. К этому добавим, что нет закона про люстрацию, что снять бывших [чиновников и аппарат] невозможно и что огромные финансовые группы и корпорации, которые "сидят" на продовольственных отраслях, не дают ему нормально работать.

Да, я не говорю, что он все идеально делает, но, отрасль работает. Поэтому тут к Швайке вопросов нет.

Теперь, например, о министре [экологии] Андрее Мохнике.

Показатель работы Мохника – это его приглашение в США, где обговаривались вопросы, касающиеся не только Украины, а и мирового океана, к проблемам которого Украина имеет минимальное отношение. И там были встречи на высшем государственном уровне. Многие ли министры имели встречи на уровне Джона Керри?

- Мы сейчас говорим с вами об идеальном варианте, когда претензии к министрам строятся исключительно на их профессиональных качествах. Но все же в нынешних реалиях Кабмин – это структура скорее политическая. Есть, например, неофициальная информация, что КМУ будут переформатировать неформально между Яценюком и Порошенко, и в этом формате Свободы нет…

- Если политик не смотрит на эффективность министров – это плохой политик. Тогда он берет на себя негатив, тогда упадет его рейтинг.

- А не будет ли, допустим, возможное увольнение ваших министров специальным шагом к тому, чтобы подтолкнуть вашу фракцию к выходу из коалиции с последующим роспуском парламента?

- Я бы рекомендовал по-другому смотреть – по полномочиям. Вот есть полномочия у президента – это министерство иностранных дел и министерство обороны. Он должен, грубо говоря, воевать и страну на международной арене представлять. Но сегодня мы этого не видим. Сегодня мы видим лишь какие-то попытки президента на международной арене. Мы не видим кардинальных изменений [в его действиях] как главнокомандующего. Есть смена руководящего органа Минобороны, но она очень долго проходит и все еще в процессе. Есть какие-то попытки перемирия, которые приносят наоборот проблемы. Почти 30 человек военнослужащих погибло во время перемирия, и это не считая мирных жителей.

Дальше Кабмин. Кабмин и Рада со своими полномочиями – это источник развития государства. Премьер-министр – это следствие [создания] коалиции. Это и есть наша нынешняя парламентско-президентская форма правления. В таком контексте схемы, о которых вы говорите, вряд ли получатся. Вот просто вряд ли. С учетом того, что три фракции, которые в той или иной мере положили силы на то, чтобы победить режим Януковича, являются ядром коалиции. Если нет ядра – нет и коалиции.

Если следовать каким-то вот такими кулуарными вещами – ты мне нравишься/не нравишься – это не тот путь. Да, мне много чего не нравится… Те же мои партнеры имеют другое мировоззрение, но мы вместе воевали, ломали конструкцию Януковича. А теперь самое сложное – совместно строить будущее Украины.

Я понимаю, Свобода невыгодна. У нее есть стержень, у нее есть свои убеждения. И от убеждений она не отходит. И сделать что-то кулуарно будет сложно – не тот избиратель уже. Он все видит, видит кто и за что голосует. Поэтому говорить, что кто-то что-то попробует… Это будет некорректно с его стороны, и будут очень негативные последствия после того, как это станет публичным.

- А если хотя бы часть ваших людей уйдет из Кабмина?

- Какая часть? У нас два министра…

- Еще есть второй вице-премьер Александр Сыч.

- В любом случае, сначала премьер-министр должен выйти к коалиции и сказать какие-то нелицеприятные вещи. Уместно ли такое премьер-министру говорить? Думаю, нет.


rРуслан Кошулинский спокойно садится на траву, не найдя свободной скамейки перед Верховной Радой, чтобы дать интервью НВ


Когда будут выборы

- Состоятся ли выборы в этом году?

- С вероятностью 50 на 50. Слишком много игроков, которые должны принимать решения. Это формула со многими неизвестными.

Первое – это Конституция Украины, которая четко регламентирует порядок роспуска парламента. И это является основополагающим. Нельзя выскочить за эту юридическую норму.

Все остальные юридические моменты – смешные и никчемные с точки зрения юриспруденции. Почему я акцентирую на этом внимание? Любая сила, которая хочет распустить парламент, если сделает неправильный юридический ход, получит окрик Российской Федерации и ее сателлитов в Украине о неконституционности и незаконности. Тут же включатся международные институты, которые скажут: да – это неправильно.

Почему так будет? Потому что у России сейчас сильно влияние на ее сателлитов как в парламенте, так и в политической составляющей около парламента. Если мы сейчас убираем этот парламент, Кремль будет иметь меньше влияния на его следующий состав. Зачем ему терять это?

Россия знает юридическую составляющую Украины лучше, чем мы, потому что она влияла на ее формирование. Она знает, как можно распустить парламент. И она будет следить за каждым нашим шагом. Причем и на международной арене. Я приехал из Баку, с заседания ОБСЕ. Как там принимали [Председателя Госдумы Сергея] Нарышкина – это просто неимоверно! Какие ему дифирамбы пели представители Западных стран, я не говорю уже о бывших членах СССР. И чем ближе к зиме, тем влияние России из-за газа будет расти. Поэтому тут нужно настолько просто и взвешенно все сделать…

Но вернемся к формуле роспуска Рады. В ней еще, помимо Конституции, есть такие составляющие как парламент, президент и люди на улице.

Плюс другие факторы. Замена членов ЦВК. Принятие изменений к бюджету, чтобы изменить строчку о финансировании выборов. Вспомните, когда-то Ющенко несколько раз оглашал выборы, но не смог под них выбить финансирование.

- Получается, что у президента очень мало возможностей для роспуска Рады и мало шансов для проведения выборов…

- Президент только может декларировать свои желания в этом направлении и иметь право, а не обязательство…

- А Конституционный суд может ему помочь?

-Это другая часть медали. Люстрационная проблема привела к тому, что у нас сейчас основной состав Конституционного суда – это бывшие люди Януковича, соответственно – Россия. Это те же люди, которые и были.

Вообще сейчас в судах могут быть представления про незаконность избрания премьер-министра, незаконность создания коалиции и так далее. Любое такое решение, которое проходит, оно все ломает…

- В чью пользу могут быть такие решения?

- Тут разные влияния…Все будет зависит от того, кто и что хочет, а главное может.

- И все же когда наиболее вероятна дата выборов?

- Я слышал три возможные даты: 26 октября, весна следующего года и, поговаривают в кулуарах, совместно с местными выборами – тоже в следующем году. Все остальные – это все из разряда теории.

- А какие сейчас настроения у депутатов – готовы идти на выборы?

- Большая часть – не хочет. Не хотят идти преимущественно мажоритарные депутаты, которые прошли при поддержке Партии регионов, или те, которые прошли как внепартийные, а потом попали к ПР. Это те, кто был в ПР – вышли из нее, а вот Партия регионов точно из них не вышла.

Они вложили гигантские деньги в избирательную кампанию и теперь точно не хотят идти на выборы, учитывая, что они не получили до сих пор дивиденды от вложенного.

 

Падение рейтинга Свободы

- В контексте парламентских выборов – поддержка партии Свобода тоже существенно упала…

- Это очень некорректное заявление, учитывая мотивацию. Мотивация на президентскую кампанию – одна, на парламентскую – совсем другая. Это мотивация человека голосовать. Уверен, что у Свободы сейчас достаточно веских оснований идти к избирателю и показывать свою работу. Нет момента, чтобы Свобода не выполнила, что обещала. Или сошла с идеологического направления, который декларировала.

- То есть вы считаете, что у вас нет падения рейтинга?

- Не бывает так, что ты был постоянно на одном уровне. Где-то чуть снизилось, где-то чуть увеличилось. Это такая волнистая кривая, которая присуща всем партиям.

Мы подошли к кампании в раненом состоянии. Все то, сколько каждый день делала Свобода на Майдане, сколько потеряла людей на Майдане, все это, как психологически, так и физически истощает. Напомню, первый человек, которого задержали на Грушевского, был член Свободы. Только на майдане погибло 18 наших членов. Я не говорю, что мы лучше. Стояли все. Но потери у нас не малые.

К тому же мы не прятались за оппозиционностью, не отстранились от власти. Тот же Тягнибок, фактически, шел один как кандидат от власти. Все пытались отойти [от имиджа провластного кандидата], потому что это не давало дивидендов, но нужно иметь государственническую позицию. Самое легкое было сказать перед президентскими выборами: нам не выгодно [идти на выборы], рейтинг падает, всем удачи, а мы будем критиковать власть, как делали многие.

 

Донбасс, переговоры и Медведчук с Кучмой

- Из того, что я знаю лично. Порошенко говорил, что единственный человек от него – Кучма. А Медведчук – как организатор тех переговоров. Вообще, я думаю, что тут как раз кроется ошибка президента, который хочет таким образом решить вопрос…

- Что это значит?

- Я думаю сейчас много факторов на Донбассе. Один из них – международный. Нормандская группа, которая нарабатывает этот вопрос. Не знаю, знает ли Меркель Медведчука, но публично от Порошенко я слышал, что это было предложение Меркель.

Меня больше волнует, что президент как главнокомандующий, получив такую поддержку, должен был четко навести там порядок. Жители Донбасса – люди достаточно поддающиеся организации. Имеют определенный типаж ментальный – коллективистский. Это некое эхо профессии – если ты в забое сделаешь неправильную вещь, вся бригада может пострадать.

Тут президент должен был показать силу. Не силу своей личности, а силу своей должности: четко приехал, ввел военное положение, гражданских вывел, навел порядок.

Это для жителей Донбасса был бы маяк – что в этом государстве есть власть, ибо они привыкли по таким принципам жить. Если с ними использовать другую форму убеждения, когда там 23 года работала российская модель навязывания мировосприятия, то не имея там влияния медийного – садиться за круглые столы?.. С кем? С органами власти? Они все от Партии регионов.

Понимаете, договоренности, любые договоренности на любом уровне – это значит, что ты в чем-то уступаешь. Все основные условия, которые поставил Путин – они все остались: это второй государственный язык – русский, внеблоковый статус, двойное гражданство и федерализация. И все уступки вертятся только вокруг них.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: