29 июля 2016, пятница

Я не могу вернуться в первобытный строй - Андрей Садовый о приглашении в списки других партий

Садового часто называют одним из лучших мэров Украины - благодаря тому, как он руководит своим городом. А в последнее время все более очевидным становится то, что амбиции Садового шире одного Львова
Фото: Александр Медведев

Садового часто называют одним из лучших мэров Украины - благодаря тому, как он руководит своим городом. А в последнее время все более очевидным становится то, что амбиции Садового шире одного Львова

Популярный мэр Львова Андрей Садовый, политическая сила которого сначала прошла в Киевсовет, а теперь баллотируется в парламент, рассказал НВ о своих самых сильных соперниках и судьбе будущей Верховной рады

Если вдруг политическая карьера Андрея Садового неожиданно прервется, он станет отличным политтехнологом. В умении располагать к себе и производить впечатление равных ему в украинской политике нет.

К примеру, когда мэр Львова приходит на встречу с тремя десятками студентов, он обходит всех по кругу и лично каждому жмет руку.

А на интервью с НВ он по собственной инициативе приезжает прямо в редакцию и с личного мобильного звонит, чтобы за ним спустились на проходную.

Садового часто называют одним из лучших мэров Украины — благодаря тому, как он руководит своим городом. А в последнее время все более очевидным становится то, что амбиции Садового шире одного Львова.

Весной команда партии Самопоміч прошла в Киевсовет, а сейчас объявила об участии в парламентских выборах. Хотя партия, согласно социологии, проходной 5‑процентный барьер в Раду пока не переступила, у Садового есть опыт решения подобной проблемы: на выборах в Киевсовет его силе прочили 0,3 %, а в итоге она получила 7 %.



Подобных результатов, по мнению политологов, партия достигает благодаря тому, что позиционирует себя как политическая сила нового поколения — открытая, состоящая из профессионалов.

Также успеху способствует известность Садового, который был на всех предвыборных плакатах партии во время выборов в Киевсовет, хотя сам он в выборах не участвовал.

С предстоящей парламентской гонки и начался разговор НВ с лидером партии.

— Вы 50‑й в вашем списке в Раду. А на сколько мест рассчитываете в будущем парламенте?

— Важно, чтобы в парламент прошли люди, которыми мы будем гордиться. Достойные. Специалисты. Честные.

Тот же командир добровольческого батальона Донбасс Семен Семенченко был активистом Майдана, взял оружие и пошел защищать страну от врага, когда люди активничали в интернете.

Он смелый. У него обостренное чувство справедливости. Я общался со многими парнями из батальона — это интеллектуалы, которые поняли, что если страну не защитить, то будет беда.

Такие люди должны быть в парламенте.

Почему я 50‑й? Те люди, которые выше, там больше нужны, чем я. Я работаю градоначальником. Те 50, которые пройдут, будут достойно представлять страну.

— А если вы пройдете — пойдете в Раду?

— Ну, если украинцы хотят, чтобы я был в парламенте…

— Вас приглашали в списки других партий? В Блок Порошенко?

— Да. Но я не могу вернуться в первобытный строй. Парламент должны формировать партии по идеологическому принципу. Нельзя формировать солянки,а потом говорить: "Ну, тут такая ситуация…" 23 года политтехнологи гробят государство.

— Однако и Семенченко в списке воспринимается неоднозначно, а присутствие в партийных списках участников АТО и активистов Майдана многие называют популизмом. И потом — кто будет писать законы?



— Я бы советовал вам пообщаться с Семеном и ребятами, которые с ним служат. Я был поражен уровнем интеллекта и образованности. В данный момент Семен в командировке в США. Одна из его задач — поехать в Вест-Пойнт [военная академия США] и договориться об обучении наших военных.

Он будет хорошим парламентарием. Не настолько типичным, как мы привыкли. Без дорогих часов, без костюма Brioni. Ему, конечно, нужно учиться. У него нет высшего образования. Он наверстает и получит военное образование.

— Кто‑то из олигархов предлагал вам деньги за место в списке партии Самопоміч?

— Разговоры были, но это не к нам. Местами в списках мы не торгуем.

— Вы говорите: плохо, что политтехнологи все эти годы делали украинскую политику. С вами же тоже работают политтехнологи. Кто?

— Я сам работаю. Зачем они нужны? У меня есть друзья, коллеги. Мы специалисты. Последние выборы в Киеве — у нас на старте было 0,3 %, а мы набрали около 7 %. А что мы такого использовали?

— Ну, ваше лицо, например…

— А что, за это нужно кому‑то платить? Может, у кого‑то есть шальные деньги и нет ума…
20 лет назад моя семья приняла участие в создании Радио Люкс во Львове.

Это была маленькая радиостанция, а сегодня — большой прибыльный медиахолдинг, который дает возможность моей семье нормально себя чувствовать. Притом что 95–97 % медиабизнеса в стране убыточны.

— Вы не видите противоречия в том, что вы — в политике, и у вас есть собственный медиаресурс, который дает преимущество перед соперниками?

— Если этот медиаресурс будет работать не по законам рынка, он будет убыточным. Чтобы он был успешным, должна быть сбалансированная информация. Достоверная.

— Как вы оцениваете сто дней работы президента?

— Давать оценку работе президента через сто дней неправильно, потому что президент работает в стране, которая ведет войну. Можно будет судить хотя бы через полгода.

— При этом список идущей на выборы президентской партии может вызвать вопросы. А по мажоритарным округам будут баллотироваться отец и сын президента. Чем это отличается от партийных списков Януковича?

— В этом списке много людей, которых я бы к себе не брал.

— Кого?

— Проще назвать, кого я взял бы.

— Порошенко взяли бы?

— Я, в принципе, считаю неправильными именные блоки. Представьте себе в Америке блок Обамы — и все идут в блок Обамы. Или в Англии блок Кэмерона.

Во-вторых, была воля Майдана: в политике должны быть новые лица, люди, которые себя не дискредитировали работой в парламенте. Будь они во власти или в оппозиции, они все несут ответственность. И именем президента это все легитимизируется.

— Что вы думаете о будущем парламенте?

— Я думаю, этот парламент долго не просуществует. Была четкая установка — выборы по открытым спискам, по пропорциональной схеме. Этого не случилось. Не было политической воли. А возможность была.

Задача парламента, который просуществует год или два,— проголосовать за закон о выборах по новым критериям, открытым и публичным. И принять большое количество непопулярных законов, чем себя наверняка сжечь.

Но дать возможность жить стране. Все же клянутся, когда идут в парламент, что они будут служить людям и Богу.

— Вы верите, что так и будет?

— Этот олигархический монолит начинает трещать по швам. Вы думаете, что Коломойский с большой радостью ехал в Днепропетровск работать главой администрации? Нет. Но он поехал.

И используя свои умения и таланты, сделал много хорошего. Или вы думаете, что Ахметов прогнозировал сегодняшний сценарий на востоке? Наверное, нет.

Мудрые начнут меняться. Немудрых это просто завалит

Мудрые начнут меняться. Немудрых это просто завалит. Такое время. Время изменений.

Энергия молодых людей, которые родились в независимой стране и не инфицированы бациллой двойных стандартов, возрастает с каждым днем.

— Давайте поговорим о ситуации на востоке. Львов принял много беженцев?



— Более 10 тыс. человек по области. Многие с бедой, а многие купили жилье, создают рабочие места.

— Конфликтов нет?

— Я слышал много разговоров. Если кто‑то не может общаться и понимать эмоциональное состояние человека, который приехал из беды, то это не конфликт — это неумение работать. Были острые разговоры, но все вопросы решились.

— По вашему мнению, можно было что‑то сделать, чтобы не допустить конфликт в Донбассе?

— В 2005 году было желание власти дать импульс самоуправлению, провести децентрализацию. Если бы те намерения были реализованы, беды не было бы.

Страна критично централизована. Скажу вам больше. За последние полгода эта централизация только усилилась, а не ослабла.

— А что вы думаете об особом статусе части Донбасса?



— Самое страшное будет, если тем регионам предложат большое глубинное самоуправление, а все остальные города останутся на прежнем уровне. Если государство хочет быть успешным, единственный вариант — это развитие местного самоуправления. Посмотрите на Германию. Города более гибкие. Они быстро меняются, проводят реформы. Сильные города — сильная страна.

Возьмите кризис средних веков. Упадок. Что сделали правители? Они отдали власть городам, а города вытянули страны.

Задача власти — не мешать. Люди сами все сделают. Знаете, как называют район между Администрацией президента, Верховной радой и Кабмином? Бермудско-Печерский треугольник.

Все деньги со всей страны идут туда и там исчезают. А потом мы видим золотые батоны, миллионы в коробках у министров, я уже не говорю про миллиарды в офшорах.

— Кстати, как вам удалось уцелеть при Януковиче? На Львовщине имело место рейдерство Семьи? Отбирали активы?

— Отбирают у слабых. У нас люди дают сдачи. Освободительная борьба у нас продолжалась до 1956 года. На тебя давят до тех пор, пока ты готов, чтобы на тебя давили.

— Большинство мэров в Украине вступили в Партию регионов. Вам предлагали?

— Было бы абсурдно мне предлагать. Я всегда всем — Ющенко, Януковичу, Азарову, Порошенко, Яценюку — говорил, что думаю. Может, они рассуждали: да ну его, себе дороже будет. Проблемных вопросов было много. Но все живы.

— А как владельцу медиаактива поступали предложения? Янукович же все медиа пытался под себя подмять.

— О, предложения были! Были такие предложения, что страшно озвучивать. Запредельные деньги предлагали.

— Можете назвать сумму?

— Это было бы некорректно. Но за такие деньги можно безбедно жить долго.

— Почему вы отказались?

— А это оружие. Как можно оружие продать врагу?

— К вам лично по Львову есть некоторые претензии — что участки раздаются непрозрачно, отель в центре продали ниже рыночной стоимости, стадион построили в три раза дороже, чем можно было реконструировать старый, уголовные дела уже есть по нему.

— Во Львове, в принципе, много говорят обо всем. За это я и люблю львовян: они всегда на все смотрят подозрительно. Их нужно уважать и понимать.

Но слава богу — у нас лучший стадион экономкласса в Украине, лучший аэропорт мирового уровня. Когда‑то я об этом книгу напишу. Все это финансировало государство. Если там были нарушения, пусть проводят следствие.

У меня есть удовлетворенность. Когда в 2006 году я начинал работать, вода была по четыре часа утром и вечером. Сегодня есть и горячая, и холодная круглосуточно. Город осветили, больше 100 км дорог отремонтировали.

Львов в прошлом году принял 1,8 млн гостей. Потенциально мы можем принять до 8 млн в год. И хорошо, что развивается инфраструктура, появляются новые отели, рестораны. А это за последние годы более 10 тыс. новых рабочих мест.

Второй большой кластер — IT-сфера, которая растет на 25 % в год. Минимальная годовая зарплата там €1 тыс. Люди приезжают из других городов.

У нас есть главное — человеческий потенциал. На этой земле непонятно каким образом рождается критическое число мудрых людей. Дать им возможность себя реализовать — и эта страна порвет всех. И Крым просто прикатится назад. Военным путем вы его не заберете.

Только экономическими факторами, когда уровень жизни в Украине будет намного выше, чем там.

Материал опубликован в №19 журнала Новое Время от 19 сентября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: