21 февраля 2017, вторник

Политики – люди временные, а мы проживаем жизнь - Кирилл Карабиц о новой власти и концерте на Майдане

К своим 38-ми годам Кирилл Карабиц стал одним из самых известных представителей украинской культуры за рубежом.
Фото: Konrad Ćwik

К своим 38-ми годам Кирилл Карабиц стал одним из самых известных представителей украинской культуры за рубежом.

Накануне масштабного концерта на киевском Майдане в День независимости дирижер Кирилл Карабиц рассказал о необычной программе, которую подготовил для украинцев, и о том, почему необходимо перестать оглядываться на чужое мнение

Кирилл Карабиц – именитый и самый востребованный украинский дирижер в мире. На протяжении последних шести лет он работает с Борнмутским симфоническим оркестром в Великобритании. При этом график его расписан на месяцы вперед и включает сотрудничество с лучшими оперными и симфоническими коллективами планеты.

В 2013-м Королевское филармоническое сообщество Туманного Альбиона назвало украинца Дирижером года. В том же году началась история его работы с молодым и необычным проектом I, Culture Orchestra.

В составе этого оркестра, основанного польским институтом Адама Мицкевича, музыканты из семи стран, среди которых Польша, Украина, Молдова, Грузия и другие государства Восточного партнерства. Ежегодно сотню участников этого коллектива отбирают заново. При этом конкурс настолько жесткий, что каждый раз состав оркестра обновляется на 60-70%.

Нынешним летом коллектив вновь выступит в украинской столице после двухлетней паузы. Визит будет приурочен к празднованию Дня независимости и включать два выступления. Первое состоится днем в Национальной опере, второе – вечером на Площади Независимости.

Именитый дирижер подготовил для соотечественников особенную программу. Здесь прозвучит индустриальное симфоническое произведение Завод, созданное в начале ХХ века уроженцем Киева Александром Масоловым. А еще симфония выдающегося армянского композитора Авета Тертеряна, основанная на фольклоре и включающая партии на народных инструментах этой страны.

Также украинцы услышат две различные музыкальные версии истории Тараса Бульбы – авторства Николая Лысенко и Леоша Яначека. Кульминацией действа станет исполнение гимна Украины интернациональным составом I, Culture Orchestra.

НВ встретилось с Карабицем в Гданске, откуда стартовало турне оркестра. Несмотря на усталость от интенсивных репетиций, дирижер с интересом рассуждал о проделанной работе и делился планами на будущее.

 


i_culture_orchestra_2015_concert_6_culture.pl
Турне I, Culture Orchestra под руководством Кирилла Карабица стартовало в Гданске / Фото Agata Iwańska 


-В музыкальном мире вы известны тем, что включаете в программу своих концертов необычную, редко исполняемую музыку. Чем руководствуетесь, делая такой выбор?

-В случае с I, Culture Orchestra существует несколько целей, одна из которых – открыть западу мало известную музыку, а затем и культуру востока. Например, в этом году мы играем симфонию армянского композитора Авета Тертеряна. Ее мало кто знает, но она творит чудеса. Популяризация такой музыки нужна как Армении, чтобы чувствовать себя в культурном плане на равных, так и западному миру. Ведь там уже все изучено, разложено по полочкам, многое стало штампами. А тут вдруг соседние страны привносят такой репертуар, от которого слушатели на концертах переживают настоящий взрыв эмоций. 

-Бывает так, что вам очень хотелось бы сыграть того или иного композитора, но понимаете, что публика или музыканты еще не готовы?

-К Тертеряну я шел три года. Думаю, если бы я привез такую музыку в свой первый год сотрудничества с I, Culture Orchestra, это закончилось бы скандалом. Потому что к дирижеру должно быть доверие. Когда он приходит на репетицию и приносит с собой какую-то музыку, музыканты не знают, понравится она им или нет. Поэтому гораздо легче экспериментировать, когда дирижера любят и верят ему. Такой контакт – уже половина проделанного пути. 

-Еще несколько лет назад вы говорили о том, что есть перечень композиторов, с музыкой которых вы хотели бы познакомить западную публику. Но для этого нужно достичь определенного статуса. Теперь такой статус у вас есть, кого из авторов уже удалось сделать известным?

-Каждый год работать с I, Culture Orchestra приезжают педагоги из Лондонского филармонического концерта. По их реакции многие вещи можно проверить, поскольку они знают и переиграли уже практически все из ходового репертуара. Так вот именно тут они вдруг встретились с такой музыкой, которой никогда и в помине не слышали – это Лысенко, Тертерян, [азербайджанский композитор] Кара Караев. Каждый год я делал такие вкрапления в программу.

В будущем хотелось бы вернутся к [украинскому классику Борису] Лятошинскому на серьезном уровне, сделать его симфонии ходовыми в Европе. Этот план пока в стадии дозревания. Потому что бывали случаи, когда его музыку где-то исполняли, но это разовые акции – сыграли и забыли.

Мне приходилось спорить с организаторами оркестра, потому что легче всего взять какую-то классику и ездить с ней в туры. Ведь тогда концертные залы легче согласятся на выступление оркестра. А тут мало того, что оркестр новый, нужно подтверждать его качество, так еще и репертуар неизвестный. Это всегда значит, что люди могут не прийти на концерты. Это медленный процесс, но мы не спешим.

-Как реагируют музыканты, впервые услышав ту новую музыку, которую вы им предлагаете?

-У поляков всегда более сдержанная реакция, хотя свой [польский] репертуар они всегда играют с большим оптимизмом. Зато все остальные, а это украинцы, грузины и прочие, воспринимают нестандартные композиции очень эмоционально. Если они что-то чувствуют, их не остановишь. При этом поляки выступают будто бы сдерживающим фактором, уравновешивают. Получается интересный баланс.

-Классическая музыка – явление скорее элитарное, чем массовое. При этом I, Culture Orchestra является проектом с четкой не только культурной, но и общественно-политической миссией. Могут ли подобные классические проекты действительно провоцировать какие-то изменения в обществе?

-Я очень на это надеюсь, в частности, большие надежды возлагаю на предстоящий концерт на Майдане. У каждой группы музыкантом в оркестре какие-то свои ожидания – кто-то боится, для кого-то это большая честь, кто-то всегда мечтал попасть на Майдан.

Для меня само выступление на Майдане – инструмент. Если поспрашивать людей об их отношении к классической музыке, обнаружится, что многие ее боятся. Ее считают закрытой, интеллектуальной, требующей подготовки. На самом деле это не так. И сократить эту дистанцию – моя цель.

На Майдане у нас будет очень трудная программа. Когда мы только начинали подготовку, организаторы говорили, мол, нужно сделать какую-нибудь сюиту на темы Океану Ельзи, иначе люди на Майдане просто не поймут и буду уходить. Но когда эти же организаторы пришли на репетиции оркестра и услышали нашу программу, они потребовали повторить на Майдане симфонию Тертеряна, сложнейшую авангардную музыку, которую сыграешь не в каждом зале. Они увидели, насколько эта музыка впечатляет новизной.

Также я очень надеюсь, что в какой-то момент произойдет прорыв в плане веры в хороший, качественный культурный продукт. Хотелось бы показать этот путь нашим политикам, донести им, что необходимы такие институции, которые занимались бы подобными проектами. Сегодня ни у кого нет видения того, как должна развиваться культура.

 -Такие проекты являются очень затратными. Может ли Украина позволить себе делать нечто подобное в нынешней ситуации войны и экономического кризиса?

-Деньги есть, вопрос в приоритетах. Я много разговаривал и с политиками, и с богатыми людьми, пытался объяснить им, что вкладывая в культуру, они вкладывают в себя.

Культура – проверенный путь дипломатии, развития не только политических, но и бизнес-отношений. Возьмите пример польской компании Lotos, занимающейся переработкой нефтепродуктов, которая спонсирует оркестр. Представители фирмы ездят с оркестром в турне. Например, были в Швеции, где заключили какие-то выгодные для себя договора. Имидж их компании абсолютно привязан к этому проекту, и это открывает другие возможности. Хотелось бы, чтобы движение в эту сторону началось у нас. Чтобы люди начали не только ценить свое, но и поддерживать, воспитывать кадры, возвращать их на родину. 


i_culture_orchestra_2015_concert_10_culture.pl
Польская публика горячо приняла программу, составленную украинским дирижером / Фото Agata Iwańska 


-В оркестре много украинцев, что дает им участие в таком проекте?

-Открывает двери. Хотя мне, конечно, жалко наших молодых ребят, которые возвращаются домой и не могут найти себе места. Потому что применить то, чему их здесь научили, в Украине на сегодняшний день они не могут. Но я надеюсь, что чем больше будет таких ребят, чем больше будет распространятся информация, тем скорей начнутся перемены. 

-Каков имидж украинский музыкантов за рубежом?

-Нет такого системного понятия как украинский музыкант, каждый за себя. Кто-то пробился, выиграл какой-то конкурс. Есть страны, которые поддерживают своих людей. В первую очередь поддержка заключается в том, чтобы не забывать о своих. Если кто-то добился успеха за рубежом, его нужно моментально возвращать на родину. А у нас так, что выехал, добился успеха, вот и вали. Когда приезжаешь домой, то смотрят так, будто бы ты еще и что-то должен. 

-События последних двух лет повысили интерес к украинской культуре?

-Нет. Мы всегда считали, что об Украине все думают, но это не так. Никто никому не нужен, и каждый в первую очередь думает о себе. Поэтому и мы должны в первую очередь думать о себе, а потом уже думать о том, как о нас думают. Не нужно надеяться на то, что кто-то придет и что-то сделает. Самим нужно делать. 

- В сентябре вы сыграете довольно неожиданный концерт в Украине. Под аккомпанемент симфонического оркестра прозвучат песни вашего отца Ивана Карабица. Кому принадлежит идея?

- Директору дворца Украина Роману Недзельскому. Он обратился ко мне с идеей возможного сотрудничества. Я же давно хотел заняться возрождением и модернизацией украинской эстрады в академическом смысле, на базе оркестра. Ведь у нас много прекрасной музыки, которая не звучит.

Первый концерт мы решили сделать на базе музыки Ивана Карабица. Она хорошо мне знакома, поэтому я буду уверенней себя чувствовать. Следующие проекты хотим посвятить [композиторам] Игорю Шамо, Владимиру Ивасюку и прочим. Но для начала посмотрим, как пройдет первый концерт и какими будут реакции на него. 

- Список исполнителей кажется довольно странным и слишком разнородным – в нем можно найти, например, и Иво Бобула, и Джамалу. Чем обоснован такой выбор?

- Мне всегда казалось, что существует сильный разрыв между поколениями. Молодежь считает, что старики – это вчерашний день, возвращаться к созданному ими плохо. Это будто бы умирающие вещи. Старики при этом помнят о каких-то вещах, которые они переживали в свое время, и видят, что молодежь на такое не способна, идет другим путем. Они не находят настоящей материи, вокала, музицирования в той мере, в какой они это знают. Но это неправильно, должно быть уважение. Важно ценить себя такими, какими мы есть, и не пытаться казаться лучше.

Да, мы прошли через Советский союз. Тогда существовали фестивали эстрадной музыки, например, Кримські зорі в Ялте, которые я видел еще ребенком. Сейчас из этого сделали нечто недостойное внимания. Но это наша жизнь и наша история, к которой нужно относиться с уважением.

Безусловно, сегодня многие вещи можно делать по-другому. Но если мы будем сами хаять свою историю, мы никогда не будем полноценной страной.

Каждая власть, которая становится у руля, говорит, мол, забудьте все, что делала предыдущая, вот только сейчас начинается жизнь. Таких периодов и смен я видел много. Это в корне неправильно. Политики – это люди, которые находятся там временно, а мы проживаем жизнь.

Мое детство было таким, каким было. Я не хочу ставить крест и говорить, что мне за него стыдно. Почему я должен стыдиться?

Эстрада у нас есть, очень хорошая и достойная. Ее нужно культивировать, обновлять, привлекать к ней людей. Я уверен, что многие хотят этой музыки. Люди от 45 лет и выше не ходят на попсу, а на классику боятся. Получается такой провал. Через эту музыку я хочу подобраться к публике, показать им что-то, что они понимают, а потом двигать их дальше.

 -Не боитесь, что вас не поймут?

-Я уже давно никого не слушаю. Мне все равно, что мне говорят – делаю, как считаю правильным. У меня есть чувства, которые не дают покоя, и я полагаюсь только на них.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: