4 декабря 2016, воскресенье

В рядах Правого сектора в Донбассе воюют девушки, россияне и грузины

В рядах Правого сектора в Донбассе воюют девушки, россияне и грузины
Фото: Наталья Кравчук
НВ расспросило иностранцев, что заставило их взять в руки оружие и влиться в ряды украинского ультраправого движения

В закарпатском подразделении Солнышко добровольческого батальона ПС негласному вторжению России плечом к плечу с украинцами противостоят двое россиян.

Их позывные – Лука и Дед.

Лука, худощавый высокий парень лет 30-ти в берете а-ля Че Гевара, родом с Урала. До приезда в Украину работал там менеджером по продажам. 

Дед – из Сибири. Прежде чем присоединиться к ПС, занимался частным предпринимательством, у него были свои киоски, но бизнес "развалили" российские госорганы.

"У нас если ты идейный, всегда найдут, как тебе жизнь испортить", - рассказывает Дед, держа в руках устрашающего вида автомат.

С ПС ребята познакомились зимой на Майдане. Приехали поддержать украинцев. Стояли плечом к плечу с ''правосеками'' на баррикадах.

После Майдана Дед и Лука отправились на Закарпатье – в гости к уже побратимам из ПС. С ними же приехали на АТО.

"Они нам браться равноправные – домой разбираем их к себе", - говорит один из членов организации ПС Закарпатье.

До этого ни один, ни второй россиянин не участвовал в боевых действиях. Разве что занимались единоборствами. Теперь Лука уверенно держит автомат, а Дед ловко управляется с пулеметом, - оба участвуют в самых опасных операциях на Донбассе. 

"Он у нас самый лучший пулеметчик, какой только есть в мире вообще", - говорит о Деде его западноукраинский коллега с позывным Честный.

Свои лица ребята открывать не хотят – в России, по их словам, их разыскивают ФСБ-шники за поддержку Украины – инкриминируют разжигание межнациональной розни.

"Такие вот злые и страшные бандеровцы", - смеется закарпатский "правосек".

 


nkl_3512
Лука и Дед не захотели раскрывать свои лица - на Родине на них заведены дела за поддержку Украины Фото: Наталья Кравчук



nkl_3807
Для молодого абхазца Луки Правый сектор - плацдарм для борьбы с российскими властями Фото: Наталья Кравчук


Есть в рядах ПС и добровольцы из Грузии.

24-летний абхазец – тоже, кстати, Лука – приехал на АТО "отдать дань тем воинам УНА-УНСО, которые когда-то помогали в урегулировании конфликта в Грузии".

"Я был в Москве, увидел по телевизору, как студентов на Майдане [30 ноября] разгоняли, - объясняет Лука. - У меня появилось чувство, что это несправедливо, и в этом всем опять-таки [как в Грузии] замешаны российские власти".

Любой грузин, который любит свою родину и чувствует, что он патриот, должен отдать украинским братьям этот долг

По идентичному сценарию, по его словам, начиналась межэтническая война в между Грузией и Абхазией в 1993 году, в которой участвовали добровольцы из УНА-УНСО. Тогда же семья Луки бежала из Абхазии в Тбилиси.

"Много украинских ребят пролили свою кровь [там], и я понимаю четко и до этого понимал, что если что-то когда-то произойдет с Украиной, я буду должен взять оружие в руки. Я должен отплатить тем же, что сделали для нас украинские воины", - убежден молодой абхазец.

Лука приписан к подразделению Львы, состоящему из молодых ребят. В батальоне ПС он уже полтора месяца. Так как раньше нигде не служил, проходит процесс обучения – тренируется обращаться с оружием, стоять на блокпостах и КПП, знакомится с основами боя. С этим в батальоне ПС – строго. Недавно Лука впервые был на боевом выезде, но не стрелял – был без оружия и в бронежилете, наблюдал за операцией. 

"Чтобы освоится, адаптироваться, - поясняет он НВ. - Было прикольно. Грохот, шум, свист пуль мне как-то понравился".

"Любой грузин, который любит свою родину и чувствует, что он патриот, должен отдать украинским братьям этот долг", - убежден Лука.

Кроме него, в добровольческом формировании ПС есть еще несколько грузинских ребят.

 На равных с мужчинами в Правом секторе служат несколько молодых девушек.


nkl_3029
Валькирию военная жизнь устраивает, она мечтает о своей снайперской винтовке Фото: Наталья Кравчук


Валькирии 22 года. На вид – обычная современная девчонка. Красивое тату на груди и шее. Светлые волосы. Она – снайпер. Точнее готовится им стать. В лагере ПС проходит последний этап подготовки – расстреливает мишени с "сепаратами" из автомата и патрулирует блок-посты.

Она в том же подразделении, что и Лука – Львы. Родом с Юга Украины (уточнять не хочет – так  безопаснее). Училась в Киевском институте культуры. Правда, после первого курса сразу же ушла: "Скучненько, старенько".

А вот военная жизнь Валькирии нравится. Ее совсем не смущает, что в лагере комнату ей приходится делить с ребятами из подразделения – у них братские отношения, говорит она.

У Вали – так сокращенно ее называют другие – есть парень, который служит в другом добровольческом батальоне. Они часто перезваниваются, помогают друг другу с экипировкой.

Единственное, на что жалуется Валькирия, – отсутствие снайперской винтовки: не "отжали" еще у сепаратистов.

На вопрос, почему приехала воевать, Валькирия трезво отвечает: "Есть мирное и немирное время. Я понимаю, что статью может кто-то еще написать, договориться о конференции, например, тоже могут. Люди есть. А поехать сюда, не каждый может. Простая расстановка приоритетов".


nkl_3532
Док считает, что самое главное в работе медсестры - хладнокровие Фото: Наталья Кравчук


Яна Док – из Ровно. Док – это сокращенное от "доктор". Яна – главная по медчасти в лагере ПС. Внешне напоминает хакершу Лиcбет Саландер, главную героиню фильма Девушка с татуировкой дракона: короткая стрижка, челка, пирсинг на лице. Ей 19 лет.

Несмотря на юный возраст, Дока бойцы уважают: очень отважная. Лидер ПС Дмитрий Ярош лично выражал Яне благодарность.

Док говорит, что с ПС познакомилась на Майдане и сразу примкнула к ним.

Надо быть хладнокровной. Подорвалась граната, двое раненых, необходимо хладнокровно решить, кому давать помощь первому, кому что колоть

"Мне понравилась их идеология. Люди подвижные, больше склонны к действиям, чем просто к разговорам", - объясняет девушка.

На базе ПС на границе с Донецкой областью она находится уже три недели. А вообще уже несколько месяцев переезжает с базы на базу.

"Лично у меня около 10 боевых операций. Очень много выездов, где надо просто что-то мелкое сделать и вернуться", - рассказывает Яна, сидя на кровати в своем небольшом медкабинете.

Пока мы общаемся, несколько раз заходят бойцы.

"Если женщина в мужском коллективе, бывают просто приходят – просто так", - объясняет без эмоций Яна.

На вопрос, страшно ли ей, говорит, что спокойно относится к боевым ситуациям.

"У меня странное восприятие. Когда шла в первый раз на задание, нервничала совсем немного. В том плане, что много раз проверяла, что где лежит, удобно ли, - рассказывает Док о себе, -  В некоторых ситуациях на реагирование нужно только полминуты, чтобы наложить жгут, оказать помощь".  

В свои 19 Яна уже получила одно образование – она химик-биолог. Школу закончила в 14. Планирует получить второе, медицинское. Сама из семьи военных и медиков – медицина ей дается легко.

 "200-х (так на фронте называют погибших в боях) при мне не было, но приходилось иметь дело с серьезными огнестрельными ранениями", - спокойно говорит Яна.

В боевых операциях Яна старается не выделяться. Бронежилет скрывает женские черты, лицо прикрыто каской – издалека не видно. Просто боец.

"В бою медиков и офицеров стараются "убирать" сразу – это деморализирует отряд", - объясняет свою маскировку девушка.

На фронте главное, говорит напоследок Док, избегать привязанностей к людям и не паниковать: "Надо быть хладнокровной. Подорвалась граната, двое раненых, необходимо хладнокровно решить, кому давать помощь первому, кому что колоть".

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: