27 мая 2017, суббота

Солист нашумевшего Великого Гэтсби - о главной украинской премьере осени

Танцовщик Денис Матвиенко считает, что необходимо проводить кадровые чистки в театре, начиная с администрации
Фото: Александр Медведев

Танцовщик Денис Матвиенко считает, что необходимо проводить кадровые чистки в театре, начиная с администрации

28 и 29 октября в Киеве пройдет премьерный показ балетной постановки по роману Фитцджеральда. Знаменитый украинский танцовщик Денис Матвиенко накануне премьеры рассказал НВ о закулисье самого амбициозного балетного проекта в истории страны

С большой балетной звездой Денисом Матвиенко мы встречаемся воскресным вечером в чешском ресторане У хромого Пола на столичном Печерске. Последние несколько недель артист все свое время посвящает созданию балета Великий Гэтсби, масштабной постановке по американской классике — роману Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, премьера которого назначена на конец октября. Вечер выходного дня — то редкое время, когда Матвиенко может немного отвлечься от работы.

Он тут же признается, что очень голоден и в шутку предлагает: “Ударим по холестеринчику”. Не раздумывая, заказывает традиционный чешский гуляшевый суп в хлебе и стейк средней прожарки со спаржевой фасолью. Я прошу приготовить мне такой же суп, а из напитков выбираю безалкогольный коктейль Велкий Томаш. Мой собеседник отдает предпочтение американо и коле без льда.



Разговор начинается с Великого Гэтсби — самого амбициозного балетного проекта в истории Украины, над которым трудится почти вся семья Матвиенко. Финансовая и административная часть — на его сестре Алене Матвиенко, которая руководит продюсерским центром Софит. На счету этой компании два десятка крупных балетных событий, произошедших в Киеве в последние годы.

Сам Денис Матвиенко исполняет в Гэтсби главную партию загадочного миллионера Джея Гэтсби, а супруга Анастасия — его возлюбленной Дейзи Бьюкенен.

— 70 % времени спектакля я буду на сцене. Времени на подготовку, как всегда, мало,— говорит мой собеседник.

Он проводит в репетиционном зале по 12 часов в день и признается: знал, что будет трудно, но не ожидал, что настолько. Матвиенко не скрывает накопившейся усталости, однако демонстрирует уверенность в успехе. “Лучше попробовать сделать такой проект, чем прожить жизнь, зная, что была возможность это сделать, а ты побоялся”,— рассуждает он.


Фото: Gene Schiavone
Фото: Gene Schiavone


Особенность постановки в том, что весь спектакль создается с чистого листа, однако у Матвиенко сильная команда: для работы над хореографией приглашен один из наиболее востребованных постановщиков в мире — американец Дуайт Роден.

— Дуайт не просто хореограф, он еще и очень хороший режиссер. Солисты Мариинки, которые участвуют в проекте, говорят, что никогда еще не встречали настолько подробного либретто к спектаклю. Там каждое появление артиста изложено в деталях.

Хореография Великого Гэтсби будет далека от той классики, к которой привыкла киевская публика, и я спрашиваю, будет ли понятной эта постановка зрителю. Матвиенко приводит в пример балет Quatro, который три года назад придумал для него известный хореограф Эдвард Клюг. Егопремьера на сцене Национальной оперы имела успех.

— Я понял тогда, что бояться здесь абсолютно нечего. Я ошибался, думая, что в Киеве зритель далек от модерна. Это не так. На самом деле, когда смотришь балет, необязательно разбираться в стилях. Вам либо нравится, либо нет.

Не вижу смысла доказывать что‑то с пеной у рта

В ответ я вспоминаю, как прошлой осенью смотрела составленную Матвиенко концертную программу Диалог на сцене дворца Украина, где мировые звезды балета исполняли классические и современные номера, и видела, что современный танец публика не всегда принимает однозначно. Кое-кто даже уходил.

Матвиенко явно неприятны мои слова. Однако он не хочет спорить, а отшучивается: мол, может, у кого‑то из зрителей прорвало дома трубу.

Музыку для балета написал Константин Меладзе, и я интересуюсь, почему выбор пал именно на него: успешный поп-композитор на первый взгляд кажется далеким от балетного искусства. Аргумент Матвиенко прост: он — талантливый.

— Меладзе умеет при помощи музыки рассказывать истории. То, что я слышу сейчас [на репетициях],— это глубокая симфоническая музыка.

Нам приносят суп, что не отвлекает от разговора. Политическое и военное противостояние внесло корректировку в его планы — два месяца назад премьерный показ балета был перенесен из санкт-петербургского Мариинского театра на сцену киевского дворца Украина.



Это не было удобно — сотрудничество с Мариинкой решало проблему репетиционных баз. Но представить масштабный, современный и качественный проект с пометкой “сделано в Украине” было для создателей важней.

На сотрудничестве с петербургским театром и его артистами это правда не отразилось. Для руководства Мариинки приоритетной стала возможность показать на своей сцене качественный продукт. А в личных беседах с коллегами тему российско-украинской вражды танцовщик сознательно не затрагивает.

— Не вижу смысла доказывать что‑то с пеной у рта. Если человек иначе воспринимает конфликт, это не значит, что он плохой. Просто на его позицию влияют очень многие факторы. Когда‑нибудь мы сможем обсудить эти темы, но сейчас я не готов терять друзей, которых у меня и так немного.

Уже известно, что два дня премьерных показов Гэтсби в Киеве соберут аншлаг. Людям нужны положительные эмоции и подтверждение того, что жизнь продолжается, уверен Матвиенко.

 

Из 35 лет жизни моего собеседника 25 отданы балету. В десятилетнем возрасте мальчика, выросшего в семье танцовщиков и хореографов, отправили в Киевское хореографическое училище. Тогда будущему артисту танцевать совсем не хотелось.

— Но когда у меня стало получаться и меня начали хвалить, мне это понравилось. Когда на меня давят, я закрываюсь. А если хвалят — становлюсь более открытым.

Карьера Матвиенко началась невероятно успешно — по окончании училища он сразу стал премьером киевской Национальной оперы. Выступая на главной сцене страны, он успевал выигрывать один за другим призы престижных международных конкурсов. А в 2001‑м его пригласили в Мариинку, где он стал ведущим танцовщиком.

Матвиенко признается, что единственной причиной, заставившей его покинуть родину, было отсутствие перспектив.

— Мне нужно было развиваться. Я понимал, что мое тело может намного больше, и в своей личной шкале я нахожусь где‑то внизу. Здесь не было больше у кого учиться.

Матвиенко, исполнивший за свою карьеру едва ли не все классические партии, считает современную украинскую балетную школу довольно слабой, хотя и отмечает талантливых танцовщиков среди выпускников хореографического училища. Но природный талант — это одно, а школа — другое. Корень проблемы он видит в том, что за последние 20 лет многие талантливые танцоры уехали из Украины за границу.

— Сейчас в каждом ведущем театре мира есть один-два украинца, и они на хорошем счету. А ведь они могли быть здесь, приносить пользу своей стране. В этом виде искусства очень важна преемственность поколений.

Спрашиваю, видит ли мой собеседник свет в конце этого тоннеля, и получаю отрицательный ответ. Он вспоминает свой опыт реформаторства в Национальной опере. В 2011‑м Матвиенко вернулся из Санкт-Петербурга по приглашению тогдашнего министра культуры Михаила Кулиняка. За полтора года он реализовал с десяток проектов и вернул, по его словам, интерес к теряющему авторитет театру. Но далеко не все в труппе и администрации Нацоперы разделяли стремление Матвиенко к переменам — после громкого скандала он вынужден был уйти.

Теперь артист говорит о необходимости кадровой чистки в театре, которую стоить начать с администрации. Я интересуюсь: возможно, ситуация изменилась с приходом нового министра культуры Евгения Нищука? Матвиенко вновь демонстрирует дипломатичность: мол, он общался с министром и считает его человеком современных взглядов. Однако содержание разговора Матвиенко не раскрывает.

 

Наблюдая за своим усталым собеседником в течение ужина, я не могу не спросить о том, когда же он отдыхает и как восстанавливает силы. Матвиенко категоричен: возможности отдохнуть у него нет. Даже расслаблено сидя за обеденным столом, он думает о работе.

— Общаясь с вами, я думаю, как сделать вариацию, которую придумал Роден, о том, что у кого‑то из танцовщиков что‑то болит или что завтра на репетиции приезжает артист из Мариинки. На протяжении многих недель я засыпаю и просыпаюсь с одними и теми же мыслями.

Еще одна тема, которую я не могу обойти, это время, оставшееся у танцовщика для самореализации на сцене — балетный век краток. В ответ Матвиенко рассказывает историю, как прошлой весной врачи обнаружили у него трещину в опорной ноге, последовала сложная операция и реабилитационный период.

— Когда травма прошла, была эта паника — мне уже 35, и я не могу танцевать. Но я вошел в форму и поймал себя на мысли о том, как люблю репетировать.

Танцовщик говорит, что главное для него — получать удовольствие от работы. Когда он уже не сможет выходить на сцену, он продолжит заниматься балетом — в качестве организатора балетных событий и, возможно, станет преподавать. Еще он точно знает, что мог бы хорошо руководить театром, и вскользь упоминает, что уже рассматривает несколько предложений.

Мы обедаем более часа, и Матвиенко собирается уходить. Он вновь ссылается на усталость, а еще — огромное желание провести время с полуторагодовалой дочерью Елизаветой. В будние дни он возвращается с репетиций так поздно, что успевает лишь поцеловать ее перед сном.

Материал опубликован в №23 журнала Новое Время от 17 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: