25 января 2017, среда

В Иране началась борьба преемников умирающего верховного лидера

Новый глава Совета экспертов Мохаммад Язди не отличается молодостью, зато слывет яростным консерватором

Новый глава Совета экспертов Мохаммад Язди не отличается молодостью, зато слывет яростным консерватором

На место неизлечимо больного Али Хаменеи претендуют радикальные консерваторы и новое поколение реформистов-прагматиков

Пока весь мир не без надежд обсуждал странное исчезновение с радаров Владимира Путина, в Исламской республике Иран тихо и почти незаметно для внешнего мира произошло очень важное событие, способное существенно изменить расклад сил в этой стране и даже определить, кто станет следующим верховным лидером.

Действующая в Иране политическая система крайне запутана для непосвященных в ее тонкости людей. Суть ее примерно такова: светский режим, внешне – вполне демократичный и современный – жестко контролируется религиозной “надстройкой” – куда более закрытой и авторитарной. Так, окончательное слово в принятии любых важных для страны решений принимается не президентом, избираемым на прямых общенародных выборах, а верховным лидером, которого избирает так называемый Маджлис Хобреган – Ассамблея (или Совет) экспертов – аналог советского Политбюро.

Этот институт состоит из 86 наиболее авторитетных в стране религиозных лидеров, обладающих высоким статусом и соответствующим “чином” – в отличие от суннитского ислама, в шиитском существует “ранжирование” имамов по степеням влиятельности, что-то вроде церковной иерархии в православии и католицизме. Важнейшим, и по сути, единственным назначением Совета экспертов является избрание нового верховного лидера, когда/если действующий потеряет дееспособность. Кроме того, в Иране действует негласное правило: человек, занимающий пост председателя Совета экспертов, обладает очень высокими шансами на повышение до верховного лидера. По тому, кто именно руководит советом экспертов, можно судить о текущем раскладе в иранской верхушке, о влиянии и возможностях реформистов и консерваторов.

В последние месяцы борьба в обычно тихом и незаметном (он собирается лишь дважды в год) органе разгорелась не на шутку. Причина в том, что именно сейчас появилась неопределенность сразу по нескольким направлениям внутренней и внешней политики Ирана, способная кардинальным образом изменить эту страну.

Главный фактор риска – это смертельная болезнь престарелого (ему 75 лет) верховного лидера Али Хаменеи. В прошлом году ему делали операцию на простате, по данным французской разведки, он болен раком в терминальной стадии и не проживет более года, от силы – двух. Разумеется, что в этой ситуации борьба за место во главе совета экспертов существенно обостряется.


Заседание Совета экспертов выглядит спокойно, но в действительности там идет жесткая борьба
Заседание Совета экспертов выглядит спокойно, но в действительности там идет жесткая борьба


Второй фактор неопределенности – затянувшие переговоры с США по иранской ядерной программе. Диалог, который идет тяжело и при сильнейшем противодействии разнообразных влиятельных сил как в Вашингтоне, так и в Тегеране, все же способен принести результат – заморозку развития иранской ядерной промышленности и снятие со страны основных экономических санкций. В этом случае огромное политическое преимущество получат реформисты, выступающие за постепенную либерализацию Ирана и его реинтеграцию в мировое сообщество.

Ну и последнее, хотя и не менее важное – прошлогодняя смерть многолетнего главы Совета экспертов Мохаммеда Махдави. Когда “наследный принц” умирает до “действующего монарха”, в любое время и в любой стране “при дворе” активизируется подковерная схватка. И в этот раз она завершилась крайне неожиданно.

Исполняющий обязанности главы Совета экспертов – 66-летний умеренный Махмуд Шахруди внезапно снял свою кандидатуру, вследствие чего началась настоящая схватка за пост между реформистами и консерваторами. Победу в ней одержал 82-летний Мохаммед Мазди, славящийся радикализмом и нетерпимостью к реформам. Неформальный лидер реформистов – 80-летний бывший президент Акбар Хашеми Рафсанжани – проиграл внутренние выборы.

С одной стороны, весомая победа консерваторов перед ожидаемой смертью действующего верховного лидера – это серьезный удар по реформистам. Если нынешний глава государства вскоре умрет, то его пост почти наверняка займет очередной престарелый имам радикальных взглядов, которого, вероятно, самого скоро придется хоронить. Настоящие реформы будут отодвинуты на неопределенный срок, заключение соглашения с американцами окажется под угрозой.

Но с другой стороны, в феврале следующего года граждане Ирана будут избирать депутатов парламента и членов Совета экспертов. По мнению большинства местных и иностранных специалистов, в случае заключения соглашения с США и снятием санкций реформисты получат подавляющее большинство в обоих органах власти.

Если Али Хаменеи протянет еще год, то после выборов у Совета экспертов появится относительно молодой, настроенный на перемены руководитель, обладающий всеми шансами вскоре занять главную должность страны. В этом случае команда из действующего президента-реформиста Хасана Рухани и вероятного реформиста – верховного лидера будет вполне способна вернуть Иран в число нормальных, цивилизованных стран и существенно улучшить жизнь его граждан.

В любом случае, в ближайший год должно стать ясно, продолжит ли страна идти по пути дремучей теократии или свернет на шоссе общемировой цивилизации.

Читайте также

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: