9 декабря 2016, пятница

Успокоила. Валерия Гонтарева объяснила инвесторам, как Нацбанк борется с паникой на рынке

Успокоила. Валерия Гонтарева объяснила инвесторам, как Нацбанк борется с паникой на рынке
Американская торговая палата в Украине устроила иностранным инвесторам встречу с главой НБУ Валерией Гонтаревой. НВ приводит полный текст аргументов, которыми она убеждала их, что стабилизирует курс нацвалюты

Украина еще в апреле прошлого года, подписав меморандум с МВФ, отказалась от фиксированного курса. Это не свободное курсообразование. Свободное курсообразование – это, когда у нас практически никаких ограничительных мер нет, ни по капитальным операциям, ни по операциям экспорта и импорта. У нас же не просто есть ограничительные меры. Вы как бизнес хорошо знаете – у нас беспрецедентные ограничительные меры, которые НБУ ввел еще в сентябре прошлого года. Если посмотреть, у нас до сих пор есть Декрет КМУ о валютном регулировании от 1993 года, и у нас и до сентября, пока Нацбанк не ввел дополнительные ограничительные меры, свободного курсообразования быть не могло по определению.

Поэтому у нас просто нет больше фиксированного курса. У нас есть гибкий курс, который должен отвечать тому, что происходит в экономике. Я неоднократно повторяла, что валютный курс – это зеркало происходящего в экономике. Это производная состояния нашего платежного баланса.

Вы знаете, какой платежный баланс наша страна имела в прошлом году. Только по торговому счету отрицательное сальдо около $ 5,5 млрд, $ 6,5 млрд – по счету текущих операций. Отрицательное сальдо по капитальным операциям было $ 14 млрд. Следовательно, наша страна в прошлом году ровно на $19 млрд имела отрицательное сальдо.

Каким образом нам удалось выжить в прошлом году? Как вы понимаете, платежный баланс страны потому и баланс, что он должен быть сбалансирован. Прошлый год мы пережили потому, что получили $ 9 млрд от МВФ – $ 4,5 от МВФ и $ 4,5 были от Мирового банка и других организаций. Летом эти $ 9 млрд мы выплатили всем нашим внешним кредиторам. Все остальные деньги где мы взяли? В наших валютных резервах. Поэтому уровень наших валютных резервов опустился до очень низкого уровня. Почему это случилось?

Валютный курс – это зеркало происходящего в экономике. Это производная состояния нашего платежного баланса

Вы знаете, что мы находились под программой [МВФ] stand-by, что Украина ожидала получения дополнительных третьего и четвертого траншей еще в прошлом году. Этого не случилось исключительно потому, у нас были объявлены перевыборы, потом не было правительства, потом мы собирали коалицию. Поэтому возможности у МВФ помочь нам с очередными траншами просто не было – потому что правительство вместе с президентом и главой НБУ подписывают меморандум, который направляется в МВФ. 

Плюс львиная часть наших резервов, еще $ 4 млрд, были потраченных в прошлом году на фиктивное поддержание курса "злочинной владой". Только за два месяца прошлого года руководством НБУ для поддержания курса на уровне 8 грн из резервов было потрачено $ 4 млрд.

За весь прошлый год на нужды Нафтогаза было потрачено из резервов $ 8,6 млрд. Были выплачены долги перед российским Газпромом в сумме $ 3,1, были выплачены евробонды, помощь Нафтогазу в покупке газа на зиму. Последний, брюссельский, договор с Газпромом, – в конце года $ 1,3 млрд было выплачено опять же из валютных резервов, потому что ситуация просто не позволяла брать эти деньги с рынка. 

Зато мы четко должны понимать, что в прошлом году такой огромный импортер как НАК Нафтогаз никогда на валютный рынок не выходил. Потому что с его объемами и с теми объемами, которые у нас есть на валютном рынке, он однозначно мог оказывать совершенно деструктивное влияние на рынок. Поэтому мы изначально договорились с МВФ, что мы будем делать прямые интервенции НАК Нафтогазу из резервов.

Более того, когда мы сейчас говорим, какие меры нынче приняли, я еще раз хочу подчеркнуть: Национальный банк никуда с рынка не ушел. НБУ практически ежедневно проводит интервенции напрямую НАК Нафтогазу. В месяц порядка $ 500 млн Национальный банк продает из своих резервов НАК Нафтогазу. То есть это только критический импорт энергоносителей. Это все оговорено с МВФ. На эту сумму плановых интервенций, которые мы будем продолжать делать, пополняются наши валютные резервы, согласно программе. Поэтому Нацбанк никуда с рынка не ушел. 

Если мы убираем с рынка нашего крупнейшего импортера и смотрим на наш торговый баланс – то без него наш платежный баланс находится не просто в сбалансированном состоянии – он начинает иметь реально большой плюс. Поэтому фундаментальных причин того, что происходит сейчас, нет вообще.

При составлении нашей новой программы с МВФ, которая называется extended fund facility, в ней на сегодняшний день при расчетном курсе, который Министерство финансов поставило в свой бюджет на уровне 21-21,5 грн – при этом расчетном курсе фундаментально, даже с учетом присутствия НАК Нафтогаза (который мы на рынок не выпускаем) у нас уже полностью сбалансирован счет текущих операций. Когда мы еще и Нафтогаз убираем потому, что у нас панические настроения на рынке, то у нас вообще на рынке должно быть экстра-предложение [валюты], не то что экстра-спрос.  

Но вы видите, что панические настроения есть. Сейчас превалирует так называемая behavioural [поведенческая] составляющая рынка. Поэтому, что приходится делать Нацбанку для того, чтобы снять ажиотаж? Мы просто вводим дополнительные административные ограничения. 

Административные ограничения, понятно, это всегда плохо для бизнеса. Но здесь надо понять: нам надо, чтобы была макроэкономическая стабильность, стабильность банковской системы. Поверьте мне, мы ни минуты не хотим ущемлять легальный бизнес.

В понедельник мы объявили дополнительные меры. Они связаны с тем, что, когда мы проанализировали, через какие каналы за последнее время при наличии паники увеличился отток капитала – это были исключительно предоплаты по импорту, экспортная выручка.

Выглядит так, что она заходит. Но потом мы сравниваем полученную экспортную выручку, с теми товарами, которые пересекли таможенную территорию – то есть сравниваем реальный объем товаров и реальную валютную выручку. Она заходит. Но в этот же момент те же экспортеры могут считать, что тут же надо купить некий импорт, какое-нибудь ненужное оборудование с тем, чтобы потом это оборудование никто не поставил и через 90 дней эти деньги просто вернулись в страну. 90 дней в стране, в которой галопирующим образом летит курс, – это непозволительно для нас. Поэтому мы ужесточили требования.

Сначала мы ввели проверку всех контрактов от суммы $ 50 тыс. А кроме этого сказали что по контрактам на суммы от $ 500 тыс. должна быть аккредитивная форма расчета. Почему аккредитивная форма расчета с подтверждением в безопасном банке? Пока у нас недостаточно хорошо работает таможня, для нас это будет подтверждением того, что подтверждающие аккредитив банки инвестиционного класса их дополнительно проверяют. Вот в чем была задача этих нововведений. 

Вызвала панику на рынке процедура, которую мы назвали "Т+3" – проверка контрактов. Если раньше мы проверяли только покупку валют, то теперь мы проверяем еще и предоплату, даже если валюта клиента является его собственной. 

Когда мы проанализировали, через какие каналы за последнее время при наличии паники увеличился отток капитала – это были исключительно предоплаты по импорту, экспортная выручка

Что мы сделали еще? Мы запретили кредитование гривной под покупку валюты. Почему? Потому что на сегодняшний день ликвидный навес в банковской системе, который не использовался, составляет практически 30 млрд грн. Следовательно, если клиенты раньше получали кредиты от материнских компаний, то как только военная ситуация в стране ухудшается, все пытаются говорить: "Давайте мы не дадим вам не товарный кредит, не валютный кредит, а вы пойдете у вашего локального банка попросите вашу локальную валюту и на нее купите валюту под ваш импортный контракт". На языке того, что происходит сейчас на рынке, это называется "подливать масла в огонь". Это конечно, не мера, которая должна быть всегда. Это очень вынужденная мера, на которую мы сегодня пошли просто для стабилизации ситуации. 

Мы усилим сейчас очень контроль за капитальными операциями. Потому что мы запретили выплачивать дивиденды в прошлом году компаниям, кроме тех, которые оборачиваются на биржах. Вы прекрасно знаете, что на биржах у нас ничего не оборачивается. И наши голубые фишки, которых там несколько штук есть на бирже, еще и дивидендов не платят никогда, к сожалению. Но при этом вы понимаете, что началось, да? Тот бизнес, который нелегальный, и те мусорные бумаги, которые у нас на бирже обращались, – вдруг ни с того, ни с сего очень много компаний под названием "Рога и копыта" тут же зарегистрировали себя на бирже и решили выплачивать дивиденды. Понятно, что мы будем ужесточать капитальный контроль, потому что это совершенно нас не устраивает. 

Но самое главное, вы знаете что Кристин Лагард объявила 40-миллиардную программу для нашей страны. Я не знаю, когда мы вообще могли думать о том, что в следующие четыре года мы с вами получим $ 40 млрд. Зная, опять же, наш платежный баланс, зная, как работает наша страна. Думаю, что каждый человек разумный понимает, какую огромную помощь это будет оказывать нашей стране. 

На 11 марта запланирован совет директоров МВФ. Программу мы полностью согласовали. Понятно, что до принятия этой программы 11-го числа нам необходимо еще, чтобы Верховная Рада проголосовала изменения к бюджету и еще некоторые меры. Например, со стороны НБУ –закон об усилении ответственности бенефициаров, собственников и менеджмента банков.

Вы видите, каким образом мы сейчас расчищаем банковскую систему. И какие огромные суммы приходится платить Фонду гарантирования вкладов после того, как мы выводим банки. Некоторые из этих банков были мертвыми еще с 2008 года. Вы, наверное, слышали неоднократно, как Фонд гарантирования вкладов жаловался, что он приходит в такие банки, а там нет активов. К сожалению, в этих банках их или не было никогда – была чистая манипуляция финансовой отчетностью, или за последнее время акционеры очень активно работали и выводили деньги из банков. Поэтому не будет наш Фонд гарантирования выплачивать по 10-15 млрд грн пострадавшим вкладчикам в сумме гарантированных вкладов, в то время как бизнес этих акционеров и менеджмента, который довел до такой ситуации, будет процветать. Их ответственность (имуществом и криминальная) должна быть очень сильно повышена. Это одно из предварительных условий того, что программа МВФ будет получена. Все эти проекты законов находятся в Верховной Раде, и понятно, что они должны быть проголосованы перед тем, как мы получим деньги от МВФ.


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: