3 декабря 2016, суббота

Украинцы хотят все и сразу, так не бывает. Писатель-эмигрант Василий Махно – об изменениях в государстве и отношении американцев к Украине

Фото: Василий Махно/facebook

Фото: Василий Махно/facebook

Что есть Украина для рядового американца и как она изменилась со времен «нулевых», рассказывает украинский писатель из Нью-Йорка Василий Махно

Прошлогодний лауреат Книги года ВВС Василий Махно с одинаково легкой грустью пишет о Черткове на Тернопольщине, где родился, и Нью-Йорке, в котором живет уже 16 лет. Престижную премию ему принес сборник Дом в Бейтинг Голлов – о поиске дома как четырех стен и как явления метафизического. То ли в старых домах Тернопольщины, то ли в роскошных апартаментах на Манхэттене, то ли в дешевых ночлежках – жизнь проходит почти одинаково, утверждает писатель: любовь, ссоры, воспоминания, достижения, неудачи.

Сейчас Махно пишет роман об Украине. В нем через переплетение истории общей и частной он стремится показать, что нынешняя война на востоке Украины была неизбежной. О своем новом романе, а также о том, как Украина изменилась за последние 16 лет, что о ней знают в США, и как нужно пропагандировать украинскую культуру в мире, НВ поговорило с писателем во время Львовского форума издателей.


Фото: Василь Махно/facebook
Фото: Василий Махно/facebook


Об эволюции отношения американцев к Украине. Об Украине в США много говорили во время Майдана. Она несколько месяцев не сходила со страниц The New York Times и всех ведущих американских газет, и телевидения, поэтому рядовому американцу по крайней мере слово «Ukraine» запомнилось. Это уже большой прогресс. Для людей, которые более-менее интересуются Восточной Европой, безусловно, так же изменение произошло уже на каком-то интеллектуальном уровне. Потому что оказалось, что между Западом и Россией существует какая-то страна, у которой не все в порядке, погибают на ее улицах люди во время мирной демонстрации. Я думаю, Украина в это время получила огромный карт-бланш и у американских политиков, и у рядового гражданина. Так что об Украине знают, страна является теперь одной из важных государств Восточной Европы.

Но одновременно не делаем иллюзии: об Украине знают так же, как о стране коррупции, и об этом тоже пишут. После Майдана пришло новое Правительство, президент и так далее, и западная пресса начала смотреть, какие же реальные изменения происходят в Украине. Стоит понимать, что этот кредит доверия Запада не бесконечен. И рано или поздно возникнет вопрос: как Украина наполнила себя в постмайдановские года?

Безусловно, не все идеально в Украине, и в мире, но хотелось бы, чтобы имел место этот элемент позитива для мира, а он будет тогда, когда в Украине начнут действительно делать какие-то реформы. Относительно будущих выборов. Даже если выберут Трампа, надо понимать, что американский президент сам не решает. Для этого существует Конгресс и Сенат. И даже не все республиканцы поддерживают Трампа и его взгляды. Безусловно, что с точки зрения стратегии Клинтон была бы лучшим вариантом.

О продвижение украинской культуры за океаном. В общем Америка перенасыщена различными культурами. Украинский сегмент может вызвать определенный интерес, но для американцев украинская культура, албанская, румынская – равные. Больше всего, что меня беспокоит, – это то, что существуют украинские посольства, консульства, и они фактически ничего в плане культуры, ее пропаганды не делают. Очевидно, должны быть культурные атташе в этих посольствах, которые бы имели связи с американскими культурными институциями, так, как делается другими. Например, маленькая Словения имела такого культурного атташе Томаша Шаламуна, известного поэта, который очень много сделал для того, чтобы словенская литература присутствовала в американских журналах, выступлениях и тому подобное. В Украине никакой политики в этом плане нет. При том, что Украина владеет фантастическим резервом – это диаспора. Среди них есть художественные профессора, журналисты. Это все можно привлечь и сделать, тем более, что многие из представителей диаспоры готовы это делать. В США есть много культурных институций, в частности, Украинский музей в Нью-Йорке, Музей украинского современного искусства в Чикаго и другие. Они пытаются пропагандировать украинских художников, делать какие-то выставки, сотрудничать с Украиной. Надо немного больше финансировать культурное направление и менять представителей этих дипломатических миссий, и эти представители должны быть людьми, для которых культура – не параллельная вещь.


Фото: Василь Махно/facebook
Фото: Василий Махно/facebook


О «fast literature». В эпоху фаст-фуда мы имеем «fast literature» во многих моментах. Я не имею ничего против «быстрой литературы», но в Украине эти вещи выдаются за лучшие достижения литературы, а на самом деле это не так. Например, в Америке такие книжки читаются массово, но о них никто не говорит, например, на страницах The New York Times, где берутся лучшие образцы. Но в целом публика не требует высокой литературы или музыки – ей больше чего-то простого, такого «фаст», чтобы быстро, не задумываясь. Этот процесс не только в Украине, повсеместно.

Чтобы украинские книги захотели читать за рубежом, писать надо хорошо. Я сто раз приводил пример Габриэля Гарсия-Маркеса. Он написал роман Сто лет одиночества – о каком-то Макондо, которое он придумал. Это какая-то тривиальная местная история в небольшом поселке. Почему ее читают во всем мире? Почему она стала такой популярной? У нас таких историй тьма тьмущая. Просто надо писать так, чтобы они стали международным явлением.

Об американских украинцах и американских русских. В Америке есть украиноязычные украинцы и русскоязычные. Преимущественно с русскими ассоциируется еврейская эмиграция, независимо от того, приехали они из Одессы или из Москвы. Поэтому вопрос этничности набирает еще большей сложности. Этнических русских я вряд ли когда и видел. А с русскоязычными евреями очень часто встречаюсь, имею среди них друзей. Среди украинцев, независимо от того, на каком они языке говорят, все-таки существует монолитный взгляд на ситуацию, агрессию России. Они пытаются различными способами помочь украинским солдатам, их семьям.

Про российскую пропаганду в США. Есть ряд бывших «советологов», университетских профессоров, которые отстаивают четкую российскую позицию, выступают на американском телевидении и фактически повторяют всю схему русской пропаганды. Или они куплены россиянами, или это их убеждения, или что там действует – мне трудно сказать.

Об изменениях в Украине. Изменения поразительны. Первый раз я их почувствовал, когда приехал в 2004-м – через четыре года после переезда в Америку. Я много чего не узнал. Мне казалось, что все будет таким, как я оставил, но появились какие-то супермаркеты... Украина сейчас фактически ничем не отличается в плане рестораций, услуг от Польши или Румынии, Сербии. Только все это не уподоблено так, как должно быть. И оно имеет различные перекосы. Есть что-то такое очень дорогое и гламурное – но когда ты въезжаешь в какое-то село, то думаешь: как эти люди живут? Эта диспропорция общественная не только на уровне материальном выражается, потому что она в каждом обществе есть – есть богатые и есть бедные. Пропорция их должна быть в разумных пределах. И так же пропорция развития страны должна быть в разумных пределах. Но выглядит так, что каждая новая власть (я не беру во внимание период Януковича, потому что он совсем специфический) за правильными словами не кроет правильных дел. В Библии сказано: «По делам судим будешь». Слова – это хорошо, но их надо наполнять содержанием.

Советы украинцам. Тот вектор, европейский, в котором развивается Украина, является нормальным. С другой стороны, я вижу, что украинцы хотят все и сразу. Так не бывает. Но иногда они правы: нарекания на власть являются абсолютно справедливыми, потому что каждая новая общественная сила дает понимание власти, что надо что-то делать. Потом это все затихает. Украина сейчас имеет большую проблему – перманентную войну, которая мне отдаленно напоминает события в Израиле, хотя у нас нет таких терактов, которые там случаются. В Украине все-таки понятна территория конфликта. Но непонятно, чего на самом деле хотят местные люди: хотят ли они остаться в Украине или нет. Я не хочу говорить: терпите, счастье в конце тоннеля будет. Я просто хочу сказать, что каждая человеческая жизнь уникальна, и время, в котором мы живем, является уникальным. Попробуйте наполнить свое время и свою жизнь тем, что будет приносить удовольствие и будет гармонировать с миром.

О том, стоит ли эмигрировать. Если ты здесь родился, вырос, тебе все знакомо. Я приезжаю в Украину, и мне не надо много времени для адаптации или налаживания контакта с людьми. В то же время в Америке у меня до сих пор возникают трудности с какими-то бытовыми процессами, которые для американцев являются естественными. Я бы хотел, чтобы украинцы путешествовали по миру, а не выезжали из своей страны. Мне могут упрекнуть: «Какой мудрец! Сам уехал, и теперь нам рассказывает, как жить». Это индивидуальный выбор. Но я думаю, что те, кто уезжает, даже не осознают, на что они себя обрекают. Это долгий процесс адаптации. И он у каждого по-разному проходит. С одной стороны, если говорить о каких-то материальных вещах, на Западе с этим легче, хотя надо очень много работать. Но с переездом ты что-то важное теряешь. Возможно, я не чувствую так этой потери, потому что работаю со словом, и для меня эта оторванность не такая болезненная, потому что с языка я не уехал – язык во мне. Знаю также людей, которые очень легко адаптируются там, для которых приобретение дома или автомобиля является наивысшей целью в жизни, и они там себя находят, и им больше ничего не нужно. Для Украины важен этот момент: тот, кто уехал – он будто предатель, не наш. Думаю, это следствие общества, которое было долго закрытым, особенно в советское время, и поэтому выезд за границу воспринимается как большое счастье. Поверьте мне, что это не так.

О новом романе. Сейчас я пишу роман, сборник рассказов и новый сборник стихов. Роман об Украине. Он будет состоять из трех частей. В нем будет описано одно место, через которое проходят ветры истории, роды, разные вещи и идея того, что мы фактически находимся постоянно в состоянии войны, эта наша земля всегда была лакомым кусочком для всех. Это легкий намек на нынешние события, которые для многих стали шоком: как это – война в XXI веке?

Я уже написал примерно треть. Он непросто идет, потому что совмещаю разные времена: время историческое, время личное. И сшивание этих времен дает понимание себя, той земли, времени, и это важно для меня.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: