21 августа 2017, понедельник

Украинский Facebook превратилcя в новую реальность, где пост может заставить действовать президента

ФБ влияет уже и на поведение общественных групп, деятельность коммерческих компаний и даже на действия властей
Коллаж НВ

ФБ влияет уже и на поведение общественных групп, деятельность коммерческих компаний и даже на действия властей

Фейсбук (ФБ) увлек уже несколько миллионов самых активных украинцев — представителей среднего класса, политиков и даже ключевых госчиновников

В итоге соцсеть превратилась в новую реальность, где ругаются интеллигенты, срываются политики и где несколько постов могут заставить действовать президента или премьера.

Устроившись поудобней за столом возле компьютера, Карл Волох, бизнесмен и один из украинских топ-блогеров Фейсбука, рассуждает о том, во что превратили соцсети своих адептов. “Те, кто постоянно находится в ФБ, считают, что и вся страна находится там же,— Волох говорит, а на мониторе идет постоянное обновление его ленты новостей.— Но огромное количество людей и понятия не имеют, что там происходит”.

Если бы эту фразу он не произнес, а написал в соцсети, ее прочли бы примерно 43 тыс. человек — столько пользователей FB подписаны на обновления Волоха. “Фейсбук — это огромная песочница, в которой люди дружат и ругаются друг с другом не на шутку”,— добавляет он.

Фейсбук — это личная стенгазета, - Антон Геращенко, советник министра МВД

“Песочница” по накалу страстей даст фору телевизионным политическим шоу — в соцсети ссорятся, опускаясь до матов, интеллигентные люди, в обычной жизни никогда не практикующие подобное. Зашкаливание эмоций неслучайно — по мнению экспертов, часть пользователей ФБ буквально живет соцсетью. А потому воспринимает любой негативный отзыв как личный выпад.

Более того, ФБ влияет уже не только на отдельных индивидуумов, но и на поведение общественных групп, деятельность коммерческих компаний и даже на действия властей. И все потому, что за последние полтора года ФБ “завербовал” в свои сети достаточно сторонников, чтобы стать социальным явлением. Часть пользователей сутками сидят в онлайн. Подобная вовлеченность, как считает Волох, вводит пользователей ФБ в “сильное заблуждение” — они воспринимают реальностью то, что читают в соцсети.

Украинская аудитория Фейсбука с начала 2014‑го выросла на 800 тыс. человек и теперь превышает уровень в 4 млн пользователей. Но реальный охват, по мнению Максима Саваневского, главреда издания Watcher, специализирующегося на интернет-бизнесе и маркетинге в соцмедиа, составляет около 7–8 млн человек. То есть примерно каждый шестой украинец подвержен влиянию ФБ.

Чтобы понять величие этой цифры, достаточно вспомнить, что весной 2009 года, когда в Украине фейсбукомания лишь начиналась, вся аудитория сети составляла, по данным Watcher, 62 тыс. человек. Нынче у самых популярных персонажей украинского ФБ число подписчиков может исчисляться сотнями тысяч.

Причем в украинской соцсети № 1 “обитает” самая активная часть населения — госчиновники высших рангов, политики, активисты, волонтеры, журналисты, эксперты — то есть лидеры мнений, имеющие большое влияние на общество. "Соцмедиа дают возможность получить реакцию на действия, решения, предложения",— считает премьер Арсений Яценюк.

Фейсбук Всемогущий

По данным Саваневского, сообщество в ФБ ежегодно увеличивается на 20–30 %, что значительно выше темпов роста распространения интернета. Наибольшая концентрация пользователей соцсети приходится на крупнейшие города — Киев, Львов, Днепропетровск, Харьков, а также некоторые другие областные центры, к примеру Ивано-Франковск. Это коррелируется и с концентрацией представителей высшего и среднего класса, то есть наиболее активными слоями населения.


Сергей Лещенко, народный депутат от Блока Петра Порошенко (БПП), своими постами собрал 74 тыс. подписчиков
Сергей Лещенко, народный депутат от Блока Петра Порошенко (БПП), своими постами собрал 74 тыс. подписчиков


Эти люди и так заметно влияли и влияют на общество. Но украинская реальность начала изменяться в угоду ФБ-пользователей еще сильнее, когда адептами сети стало критическое число высших руководителей государства и топовых политиков. “В Украине активна заполитизированная часть населения. В первой топ-десятке блогеров ФБ много политиков, нигде в мире такого нет”,— говорит Саваневский. При этом в европейских странах на первых местах — певцы или киноактеры.

Яркий пример украинского политика-блогера — нардеп Антон Геращенко, советник министра МВД со 130 тыс. подписчиков. Он сам фактически занимается с помощью ФБ промо различных милицейских новаций, объясняет позицию министерства по различным вопросам. И знает, что наиболее популярные посты пользователей соцсети на актуальные темы ложатся на стол президенту, премьеру и министрам.

Более того, Петр Порошенко ежедневно просматривает ленту новостей в соцсети. И даже корректирует свою политику, исходя из настроений народа. “Он сам читает рейтинговых пользователей, сам пишет и отвечает”,— рассказывает Юрий Стець, министр информполитики, один из тех, кто близко знает президента.

 "Некоторые министры используют соцмедиа, чтобы выразить свое видение по тем или иным вопросам. Только приветствую",— говорит Яценюк.

В итоге рейтинговые блогеры вполне могут оказывать влияние на действия даже топ-чиновников. И чем дальше, тем больше тому подтверждений. “Фейсбук — это фактически личная стенгазета для каждого, и каждый сам в ней редактор. Да еще и с сильным влиянием на власть”,— говорит Геращенко.

Самый свежий пример — негативно встреченный широкими ФБ-массами закон от 2 июля 2015‑го о возврате кредитов физическими лицами по курсу на момент их взятия. Понадобились всего сутки, чтобы волна критики из сети заставила множество депутатов, голосовавших за этот акт, оправдываться, пытаться отозвать голоса и решиться на его отмену.

Сергей Лещенко, народный депутат от Блока Петра Порошенко (БПП), в прошлом журналист Украинской правды, своими постами собрал 74 тыс. подписчиков. Многие его ФБ-публикации заставляют нервничать коллег и прочих власть имущих, но Лещенко отмечает, что подобную реакцию провоцируют не только его деятельность. Политики, мол, в принципе уже привыкли “сверяться” с коллективным разумом соцсети.

Так, после обнародования переписки экс-депутата Самопоміч Андрея Мирошника, который планировал полететь в тур на Мальдивы стоимостью более €10 тыс., и активного обсуждения этого факта в ФБ парламентарий был вынужден сложить мандат. Отличный показатель влиятельности соцсети, уверен Лещенко.

И это далеко не единственный случай. К примеру, недавно, по словам Лещенко, много шума наделал пост блогера Сергея Иванова. В нем речь шла о том, что среди судей, назначенных на пожизненные должности Верховной радой 21 мая, оказалось двое людей, которые преследовали активистов Евромайдана и Автомайдана зимой 2014 года. “И депутаты признали свою ошибку, написали во все инстанции, чтобы в отношении этих судей было проведено расследование”,— говорит Лещенко.

Коллективный разум ФБ может не только указывать на ошибки властей, но и провоцировать их. Об этом напоминает политтехнолог Тарас Березовец, который детально отслеживал так называемые информационные волны.

Саваневский вспоминает подходящий случай, когда в январе этого года весь украинский сегмент детища Марка Цукерберга волновала ситуация вокруг блокпоста № 29 в Луганской области. “Помните, паника накатывала, как цунами: блокпост взяли, все — “зрада”. Через пять минут — нет, блокпост под контролем, украинская армия — лучше всех. Это наглядно демонстрирует, как FB гипертрофирует реальность, искажает ее”,— говорит он.

Бывший высокопоставленный сотрудник СНБО на условиях анонимности рассказал, что паника в Фейсбуке на тему “Почему не помогают нашим атаковать?” стала одним из факторов, приведших к гибели 49 украинских десантников в Луганском аэропорту. Самолет с бойцами, которые должны были выступить в роли подкрепления, 14 июня 2014 года выслали в Луганск поспешно под давлением многочисленных требований в сети, не обеспечив безопасность,— и борт сбили.

ФБ не только влияет на политиков и чиновников, но и в некотором смысле создает их, став влиятельным инструментом избирательного процесса. Популярных блогеров уже привлекают к сотрудничеству штабы политических партий, говорит Сергей Дидковский, политехнолог и пиар-стратег компании Ольшанский и партнеры. “Блогеры могут повлиять на настроения электората, призывая проголосовать за какого‑то кандидата, обрушиваясь с критикой на оппонента”,— утверждает он. И объясняет, что на последних выборах рейтинговых пользователей ФБ задействовали штабы Народного фронта, Блока Петра Порошенко, Батькивщины и других.

Место страстей человеческих

Большое влияние, которое ФБ оказывает на общество, зависит не только от присутствия в соцсети топовых политиков и активистов. Есть и еще одна причина психологического свойства: многие ее пользователи воспринимают виртуальную жизнь реальностью. И потому информацию блогеров они воспринимают близко к сердцу и реагируют прежде всего на нее.

Соцсети вросли в повседневность, как мобильные телефоны, говорит Березовец. И наряду с тем, что они несут коммуникативную цель, одновременно изменили украинское общество до неузнаваемости. Например, внедрили культуру излишней эмоциональности и категоричности высказываний, виртуального общения на повышенных тонах.

Именно те посты, что несут в себе категоричность и эмоциональность, по наблюдениям эксперта, который сам собрал почти 60 тыс. подписчиков, привлекают к себе внимание аудитории. “Чем выше тональность поста, чем истеричнее нотки, тем больше лайков — по этому принципу пишут многие. И в какой‑то момент эмоциональность так захватывает людей, что они уже перестают отличать фальшь от настоящей озабоченности”,— говорит политтехнолог.

О том, что сеть изменяет реальность каждого конкретного человека, говорит и Ирина Михайлошина, психоаналитик Международного института глубинной психологии. Это тот случай, когда пользователь становится полностью зависим от интернета и сети, в которой находится. Там у него дружба, личная жизнь, возможность проявлять агрессию и многое другое. “Если моя реальность изменена [подобным образом], то гневный пост я воспринимаю в свой адрес и как личное оскорбление”,— поясняет она.

Подобным образом видят ФБ-жизнь не только обычные украинцы, но и политики с чиновниками.

НВ встретилось с одним из самых темпераментных политиков и блогеров страны — народным депутатом Борисом Филатовым. Он прославился тем, что переругался в соцсетях с рядом топовых персонажей-политиков, включая Лещенко. При этом Филатов регулярно работает вместе с ними в одном сессионном зале, и до драк дело не доходит.

У депутата более 160 тыс. подписчиков, и он периодически прерывает разговор, чтобы ответить на очередной комментарий на его публикацию в ФБ. Он пишет и параллельно возмущается засильем так называемых ботов — ненастоящих пользователей, оставляющих провокационные комменты.

Всяческих сетевых “аналитиков”, строчащих псевдоэкспертные посты на актуальные темы, Филатов называет “целой индустрией”. “И тут важны не только масштабы, а увлеченность пользователей — они буквально живут в сети”,— говорит депутат. И опять отвлекается на комментирование.

Галина Цыганенко, старший научный сотрудник Института социальной и политической психологии, поясняет: соцсети создают эффект контроля. Когда вокруг быстро меняется ситуация, то пользователю достаточно прочитать пост по актуальной теме какого‑либо блогера, убеждающего, что все нормально, и успокоиться. Или наоборот. “ФБ играет на базовых чувствах контроля и безопасности”,— говорит психолог.

Неудивительно, что подобная жизнь “через соцсеть” вызывает у части пользователей усталость. Например, известный своими ироничными постами депутат Виталий Чепинога, у которого 80 тыс. подписчиков, как‑то заявил о своем полном уходе из ФБ. Но позже не выдержал — “вернулся”.

Коллективный разум ФБ может не только указывать на ошибки властей, но и провоцировать их

Подобное “возвращение” объяснимо — активные пользователи срастаются с соцсетью и имеют самые разные объяснения, почему без нее им нельзя. Вот, например, известный волонтер и блогер Юрий Бирюков, имеющий почти 136 тыс. подписчиков, говорит, что присутствует в ФБ ради работы. Он — помощник министра обороны, советник президента и занимается материально-техническим обеспечением военнослужащих. Тем не менее в соцсети он не только докладывает об успехах или собирает деньги на волонтерские проекты, но и находит время для публичных ссор. Например, с тем же Филатовым.

Березовец указывает на еще одну особенность социальных сетей — у пользователей появляется “лайкозависимость”. Некоторые политики впадают в депрессию, когда видят, что количество их лайков значительно уменьшилось. “Это своего рода наркомания — проверять ФБ и считать количество лайков. Что примечательно: это больше характерно для мужчин-политиков, женщины относятся к соцсетям более спокойно”,— говорит политтехнолог.

Социальный психолог Олег Покальчук видит еще и чисто украинскую особенность — высокая эмоциональность нашего общения, предпочтение процессу над результатом, повышенная или пониженная самооценка, тревожность — все это создает эффект “перегретого котла”.

“Украинский ФБ построен на неоправданно повышенном внимании к достаточно заурядному способу коммуникации, при котором безмерное желание самопрезентации вызывает неврозы, поскольку сами сети к таким неадекватным запросам не были приспособлены”,— говорит Покальчук.

Он советует относиться к соцсетям как к алкоголю: мол, употребляя его, рано или поздно опьянеешь. Поэтому необходимо контролировать дозу.

По мнению Березовца, уже сейчас люди постепенно стали избегать социальных сетей, меньше проводить в них времени. “А те, кто остался, должен понимать: это — закрытая сфера. Мир на самом деле другой”,— говорит он.

Материал опубликован в НВ №24 от 10 июля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Крупным планом ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: