9 декабря 2016, пятница

Украина – Титаник, который тонет. Нардеп Анна Гопко рассказывает о монополизации власти и договоренностях в парламенте

Украина – Титаник, который тонет. Нардеп Анна Гопко рассказывает о монополизации власти и договоренностях в парламенте
Глава комитета по иностранным делам рассказывает, как народные депутаты договариваются между собой, а потом кидают друг друга, а также объясняет, почему Украина не должна разрывать дипломатические отношения с Россией

После того, как фракция БПП лишила мандатов двух народных депутатов – Егора Фирсова и Николая Томенко, которые покинули фракцию еще в феврале, в президентскую команду начали вступать внефракционные депутаты. Таким образом в парламенте делают попытки сформировать новую коалицию без участия Юлии Тимошенко, набрав необходимое количество голосов за счет вновь присоединенных к БПП депутатов.

Внефракционный депутат и председатель Комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко, исключенная из Самопомочи за поддержку проекта закона о децентрализации, рассказывает о монополии власти в украинском парламенте, переписывание Конституции под конкретных людей и монополизацию власти в стране.

- Недавно появились слухи, что вы можете вступить в БПП.

Лично я никуда не вступаю, ни в одну политическую партию, фракцию, и это решение окончательное. Несмотря на то, что есть много разговоров о досрочных выборах, если не сложится с формированием коалиции или избранием нового премьера, все равно нет сейчас в существующем парламенте такой партии или фракции, которые бы соответствовали моим стандартам и моей жизненной позиции.

Я останусь внефракционной и буду работать в парламенте, помогая решать те проблемы, которые есть.

- Что происходит сейчас в парламенте?

- Мы видим последствия затянувшегося кризиса. В частности, не была подтверждена встреча президента с президентом США Бараком Обамой, но, все-таки, она состоялась.

После того, как из Большой восьмерки ушла Россия, нам важно, чтобы Украина стала для них одним из приоритетов

Мы надеемся, это будет таким сигналом для президента, что на Западе ждут реальной работы на благо людей, и что дальше затягивать торги и все эти баталии – это ударяет по субъектности Украины. Но нужно говорить также о монополии власти. Ограниченное количество лиц принимает решения, эти решения принимаются закрытым способом, кулуарно, и, поэтому, этот кризис, который был еще в конце февраля, продолжается до сих пор и мы не знаем, что будет дальше.

Все это – плохо, ведь в апреле будет несколько важных для Украины событий. В частности, официальный визит президента в Японию – эта страна сейчас председательствует в Большой семерке. После того, как из Большой восьмерки ушла Россия, нам важно, чтобы Украина стала для них одним из приоритетов. Кроме того, Япония - непостоянный член совета безопасности ООН, как и Украина, и нам важно это сотрудничество.

Еще одно важное мероприятие – Референдум в Голландии, который будет 6 апреля. Мы должны понимать, что без решения внутренних проблем успехи Украины на внешнем фронте будут мизерными, потому что это взаимосвязано.

- Можете ли вы прокомментировать лишение мандатов Егора Фирсова и Николая Томенко? Действительно ли там была нарушена процедура?

- Если мы посмотрим на заявление депутата от Радикальной партии на имя лидера, Олега Ляшко, увидим там текст: «Прошу исключить меня из фракции». Здесь есть определенные юридические тонкости, которые позволили ему сохранить мандат.

«Выход из фракции» открыл возможность для БПП ссылаться на Конституцию, хотя там написано, что должен быть отдельный закон.

Позавчера Ляшко бегал и в суете собирал 150 подписей, чтобы изменить Конституцию и предоставить право депутатам ВР занимать должности в Кабмине, то есть, одновременно иметь доступ и к исполнительной власти

Это выборочное правосудие, монополия на власть, и необходимость менять состав Центризбиркома. Уже четко говорилось, что пока не будет переизбран ЦИК, ничего не будет. Мы помним ситуацию на 205-м округе, когда там избрали Сергея Березенко, сколько там было нарушений, и это были как раз сигналы, что есть ручное управление ЦИК.

Позавчера Ляшко бегал и в суете собирал 150 подписей, чтобы изменить Конституцию и предоставить право депутатам ВР занимать должности в Кабмине, то есть, одновременно иметь доступ и к исполнительной власти. Почему так? Ибо мы видим политику, в которой люди между собой договариваются и кидают друг друга.

Если посмотреть на Запад, мы видим, что там также есть и коррупция, и все остальное. Мы не можем сказать, что у нас самый плохой парламент. Но все, что есть худшего на Западе, у нас растет в геометрической прогрессии.

Видим те же договоренности, когда Юлия Владимировна вроде согласилась идти в коалицию, а потом, в последний момент, ряд требований, которые были выдвинуты и были абсолютно нереалистичными, сорвали процесс формирования коалиции и этот кризис затянулся. Сейчас Олег Валерьевич собирает подписи, это свидетельствует о том, что, возможно, есть договоренности, что часть его людей, возможно, пойдут в правительство, но если правительство будет не прочным, то они сохранят мандаты. Это как раз и свидетельствует о кризисе доверия в условиях абсолютно закрытой системы, когда политика Украины напоминает не то что торги, а когда просто никто не придерживается обещаний.

- Продолжается ли ваше сотрудничество с Павлом Кишкарем (бывший член объединения Сапомопоміч, также исключен за поддержку проекта о децентрализации), который на днях вошел в БПП?

- Это его личное решение, его право. В условиях парламентаризма, которого еще нет в украинской политике, такой шаг считался бы не очень уместным. В тех условиях, которые есть в Украине, у них есть свои объяснения, почему это было сделано.

Важно понимать, что инициатива прямого действия Включайся, в которой мы сотрудничаем сейчас с Кишкарем – это общественная инициатива, и депутаты здесь просто помогают, как инструмент помощи.

Вообще-то, я думаю, эти депутаты, которые перешли в БПП, взяли билет на Титаник, который тонет

Вообще-то, я думаю, эти депутаты, которые перешли в БПП, взяли билет на Титаник, который тонет. Но сейчас Украина в таком состоянии, что она вся напоминает Титаник, и если не найти выходов из этого политического кризиса, то вся страна будет тонуть из-за монополии на власть.

Запоздалая отставка Виктора Шокина из Генпрокуратуры, но без привлечения общественности к обсуждениям относительно того, какой будет следующая кандидатура и его команда – потому что мы понимаем, что, если это будет просто смена лиц, и если новый генпрокурор будет продолжать сотрудничать с бриллиантовыми прокурорами, которые вмонтированы вовнутрь систему, знают все схемы, то эффективные изменения в Генпрокуратуре как в институции не произойдут.

Недопустимо давление на Центр противодействия коррупции, заказные материалы, которые уже появляются, на Виталия Шабунина, на Дарью Калынюк – мы видим, что старая монополизированная система пытается дискредитировать все живое, что есть вокруг. Пытается показать, что те новые люди, которые пошли в политику, или гражданские активисты, которые могут противодействовать старой системе, они – такие же. Главная идея – разрушить веру людей в то, что есть действительно независимые, принципиальные люди в гражданском обществе, в политике, в правительстве, и отстранить людей на всех уровнях. Чтобы они охладели, поверили, что уже ни на что не влияют.

Те люди, которые не были никогда в политике, они не успели самоорганизоваться, чтобы создать собственные, новые политические силы. Зато, фактически, под давлением Майдана старые политические партии были вынуждены обновлять свой состав, создавать своеобразный фасад.

- На голосовании по прекращению дипломатических связей с РФ вы воздержались. Почему?

- Давайте проанализируем ситуацию и подумаем, поможет ли нам прекращение дипломатических отношений с Россией выиграть войну и как именно оно нам поможет. Давайте будем дальновидными.

Соавторы этого законопроекта не смогли назвать конкретных преимуществ, когда у них спросили, какую пользу это принесло в конфликте в Нагорном Карабахе, в Грузии, когда страны прекращали дипотношения, что они от этого получили.

Разрыв дипломатических отношений с Россией, кроме пиара для соавторов этого документа, что он нам даст?

5 млн украинцев сегодня живут в России. И когда один из соавторов говорит: «А почему они там сидят? Пусть приезжают в Украину и идут воевать на Восток». Вы считаете, что это нормальная позиция народного депутата?

Есть люди, которые сделали свой выбор 25 лет назад, родили там детей, создали семьи. Но они выполняют свою определенную функцию – быть этими звоночками против системы Путина, они выходят с плакатами на одиночные митинги в поддержку Надежды Савченко, например. Нельзя сказать 5 млн украинцам: «А теперь вы все идете в украинскую армию защищать Украину».

Разрыв дипломатических отношений с Россией, кроме пиара для соавторов этого документа, что он нам даст?

Кроме того, нам нужно освобождать политических заключенных, которые сидят в России, ездить на суды, представлять интересы – кто это все будет делать?

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: