27 марта 2017, понедельник

Украина - страна с характером. Обед с Русланой Лыжичко

Руслана поддерживала митингующих Евромайдана прямо на баррикадах — например, исполняла свои песни на пианино, установленном на улице Грушевского

Руслана поддерживала митингующих Евромайдана прямо на баррикадах — например, исполняла свои песни на пианино, установленном на улице Грушевского

За чашкой чая в загородном ресторане поп-певица и активистка Майдана рассказывает о том, как организовывала обмен пленными в Донбассе, и задается вопросом, почему современная украинская музыка не так популярна, как западная

Не существует вещей, которые не стоит произносить вслух. Нужно говорить правду, иначе вместо коктейлей Молотова придется взять в руки что‑то пожестче, — так начинается наш разговор с одной из самых популярных в стране певиц — Русланой Лыжичко.

Мы встречаемся в загородном ресторане-музее Духмянапiч, где Руслана проводит практически все свои встречи — живет неподалеку. Она заказывает тарелку с фруктами и два чайника чая с молоком — обычный свой рацион.

Певица только что закончила одну деловую встречу, и в планах еще несколько. Все силы сейчас она отдает записи музыки, концертам и своему новому социальному проекту. И явно получает от этого удовольствие.

Лыжичко — певица и продюсер, единственная украинка, победившая в популярном международном песенном конкурсе Евровидение. Ее альбом Дикітанці вышел в 2003 году общим тиражом в 500 тыс. экземпляров и стал первым пятикратно платиновым в Украине.

Руслана также считается одним из символов обоих Майданов. Как во время протестов 2004‑го, таки в революцию 2013–2014 годов певица поддерживала протестующих, выступая со сцены и принимая самое активное участие в событиях.

За последние полтора года жизнь артистки сильно изменилась. Во время Майдана она на время оставила музыку и занялась общественной деятельностью. А с началом войны присоединилась к группе переговорщиков по обмену пленными.

После одной из поездок в Донбасс она сделала заявление, после которого многие обвинили ее в “предательстве ценностей Майдана”: сказала, что увидела на стороне сепаратистов таких же людей, как и те, кто воюет за Украину.

— Я говорила то, что чувствовала,— не жалеет и сегодня о сказанном Руслана. К тому же после того заявления ей удалось вытащить из плена несколько десятков украинских военных. Помогло и то, что среди лидеров боевиков ДНР и ЛНР оказалось немало ценителей творчества певицы, когда‑то аплодировавших ей на концертах.

Руслана считает, что сепаратисты были готовы вести с ней переговоры, потому что она не фальшивила: “В общении с ними я не подбирала слов, не играла. Меньше всего меня волновало, как себя вести. У меня были к ним простые вопросы: кто прав, кто виноват и как остановить войну”.

Последний раз Руслана была в оккупированном Донбассе в декабре — отвозила гуманитарную помощь для детей. Тогда же у нее состоялся неприятный разговор с человеком, называющим себя министром обороны ДНР. С тех пор певица решила пока в Донбасс не ездить.

“Он вдруг начал говорить стандартные пропагандистские фразы. Я взорвалась, сказала, что это полная чушь, и переговоры ничем не закончились. Я уехала оттуда с тяжелым сердцем”.

К украинским властям у певицы не меньше претензий, чем к сепаратистам. Она уверена, что Киев упустил момент, когда можно было убедить Донбасс сложить оружие.

— Теперь я понимаю, что заявлений на пресс-конференциях было недостаточно: надо было трясти Администрацию президента, добиваться своего,— говорит она.— Но момент упущен.

Сейчас, после долгого перерыва, Руслана снова занялась музыкой и готовит к выпуску альбом. Как и Дикiтанцi, он будет основан на гуцульских мотивах — материал она собирала в украинских и румынских Карпатах.

Главной причиной возвращения к музыке стала гибель в автокатастрофе близкого друга Русланы — Андрея Кузьменко, лидера группы Скрябин.

— Он всегда играл в моей жизни большую роль, я могла сказать ему обо всем, что меня тревожило. На похоронах Кузьмы как будто вспомнила, что в первую очередь я музыкант. Почувствовала, что нужно ценить то, чего Кузьма уже не имеет.

Помимо творчества, Руслана теперь озабочена развитием агентства имиджа Украины, которое она создала вместе со своим супругом и менеджером Александром Ксенофонтовым. За последние полтора года она в роли медиатора объездила буквально весь мир: посещала бесчисленные конференции и форумы, объясняя, что на самом деле происходит в Украине.

— Самая сложная фраза, с которой мы сейчас работаем, звучит примерно так: Украина — угроза стабильности и миру в Европе,— говорит Руслана без тени улыбки и делает нервный глоток из чашки с чаем.— Неважно, что у нас происходит и кто виноват, но именно Украину воспринимают как угрозу — вот чего добилась Москва. Так что вместо того, чтобы кричать, что все и так понятно, нам нужно объяснять ситуацию западным лидерам мнений.

Я задаю Руслане вопрос, который давно вертится у меня на языке: не сожалеет ли она сегодня, что вместе с единомышленниками вышла на площадь в ноябре 2013‑го, чтобы получить то, что происходит в стране сейчас.

Нужно говорить правду, иначе вместо коктейлей Молотова придется взять в руки что‑то пожестче

— На Майдан нельзя было не прийти,— уверенно отвечает Руслана.— Страну поставили раком, и, если бы мы проглотили все это, на Украине можно было бы ставить крест. Я помню, как сказала тогда людям: выйдите, чтобы показать характер.

Страна с характером — это теперь для Русланы ее любимое определение Украины.

— Этот месседж оправдывает и новую героику, и то, что люди открыли в себе столько уникальных свойств. Выплеснулось огромное количество энергии, которая не растворилась в воздухе, а нависла над нами и дала хорошую карму, чтобы двигаться дальше. Говорят, на руинах можно быстрее построить что-то новое, чем эволюционным путем. И раз мы получили эту разруху, значит, должны использовать ее по максимуму.

Сейчас главное, чтобы общество научилось управлять государством, считает она.

— Недавно мне нарисовали пирамиду Маслоу со словами: сейчас президент — наверху этой пирамиды, а внизу бегают рабы. Пирамида должна перевернуться — нужно, чтобы президент стал сервисом, а люди спускали ему сверху свой заказ.

— А на новый бунт, учитывая непрозрачность новой власти, ты бы людей позвала?

— Если я пойму, что у нас нет другого варианта,— выйду и позову всех. Но, вообще‑то, бунт —плохое слово. Вот в России случится бунт, если все так и будет продолжаться. А украинцы мягче, у нас все интеллигентнее.

Чай с молоком заканчивается, а за соседним столиком Руслану уже ждет следующий собеседник. Времени на разговор не остается, хотя, похоже, тема продвижения Украины за рубежом задевает Руслану за живое.

Певица извиняется за затянувшуюся беседу и напоследок говорит: “Если мы хотим достойно жить и у нас есть характер, то способны ли мы делать и потреблять собственную музыку? Ведь украинская картошка или вареники всем нравятся, а с музыкой‑то что не так?..”

.

5 вопросов Руслане Лыжичко: 

— Какое событие в вашей жизни вы считаете главным?

— Встреча с моим супругом Сашей.

— Ваш любимый город?

— Львов, безусловно. Я там родилась и выросла как личность.

— На чем вы ездите?

— У меня есть автомобиль Mercedes-Benz.

— Ваш личный прожиточный минимум?

— Это вопрос к моему супругу. Он ведет все наши финансы и обеспечивает меня всем необходимым не только для творчества, но и в быту.

— К чему вы стремитесь?

— К внутренней гармонии.


Материал опубликован в №13 журнала Новое Время от 10 апреля 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: