11 декабря 2016, воскресенье

Реструктуризация или дефолт: Украина пошла ва-банк в переговорах с кредиторами

Фото пресс-службы Президента

"Мы не идем на дефолт,— предупреждает премьер.— Мы готовы заплатить долги"

Киев идет ва-банк в переговорах с неуступчивыми кредиторами: либо они принимают условия Украины по реструктуризации долга, либо она объявляет дефолт
В последнем случае удержать экономику страны на плаву сможет лишь МВФ. 

Утром 19 мая в редакцию поступил тревожный звонок из Кабинета министров. “Вы можете сейчас приехать к нам? — спрашивает представитель пресс-службы премьер-министра — Будет очень важное заявление [главы правительства] Арсения Яценюка. Новость дня. Месяца. Года”.

Сорок минут по пути в Кабмин в голову лезут одни лишь догадки: “Отставка?.. Выход из коалиции?” Оказалось, что это “всего лишь” угроза технического дефолта. Объем внешних займов, набранных Украиной за последние пять лет, превысил возможности казны производить расчет. Денег нет.

“Мы не идем на дефолт,— предупреждает премьер.— Мы готовы заплатить долги. Но мы можем заплатить только то, что у нас есть. Мы предлагаем нашим кредиторам пойти навстречу Украине и уменьшить номинальную стоимость долга”.

Через три часа после экстренной встречи с экономическими журналистами премьер выступил в парламенте, и тот проголосовал, причем сразу же в двух чтениях, за закон, предоставляющий правительству право в любой момент прекратить выплаты по коммерческим внешним долгам Украины.

Группа из пяти крупнейших кредиторов, которая владеет значительной частью украинского долга, сопротивляется списанию части внешнего долга и снижению процентов, под которые брала займы Украина. Вместо этого кредиторы хотят уговорить украинцев на пролонгацию выплат без какого‑либо дисконта.

Некоторые западные аналитики просят свои правительства и кредиторов пойти на уступки Украине. Даже МВФ, который еще год назад был противником списания части украинских долгов, теперь пошел украинскому правительству навстречу.

Однако если на реструктуризацию долгов и списание их части согласятся западные кредиторы, глухое сопротивление, по мнению Сергея Фурсы, специалиста отдела продаж долговых ценных бумаг ИК Dragon Capital, следует ожидать со стороны России как одного из кредиторов. И не только потому, что Киев должен вернуть Москве $3 млрд, которые взял в долг при президенте Викторе Януковиче накануне его бегства в Ростов. Дело в большом украинско-российском противостоянии, которое длится уже полтора года. “У нас останутся висеть эти $3 млрд, с которыми мы, скорее всего, войдем в дефолт”,— прогнозирует Фурса.

Докатились

В январе 2008‑го внешний долг Украины был относительно скромен — $17,6 млрд. Но начиная с 2010 года, чтобы не протянуть ноги, правительство Николая Азарова, протянуло руку. К февралю 2014‑го объем заимствований вырос до $70 млрд. “При Януковиче [займы] очень сильно росли,— отмечает Фурса.— До этого у нас всегда была консервативная долговая политика. Брали очень мало”.

В прошлом году Украина хоть и привлекла от международных институций порядка $9 млрд, вынуждена была при этом вернуть кредиторам старые долги на сумму $14 млрд. В этом году ситуация подобная — вернуть внешним заемщикам нужно около $12 млрд, получить рассчитываем около $8 млрд. К маю 2015‑го дебет с кредитом разошлись на рекордное расстояние, и вместе им уже не сойтись.

Яценюк говорит, что есть три неравнозначных варианта выхода из тупика. Первый — хороший для кредиторов, но плохой для Украины: отсрочка долгов на 10 лет. Но тогда следующему поколению достанется наследство неподъемного размера. “Даже если бы нам сейчас кто‑то предложил $15 млрд,— озвучивает Яценюк вариант № 3,— я не хочу этих $15 млрд, потому что не представляю, как их потом отдавать”.

Вариант № 3: заставить кредиторов согласиться на сокращение долга. Ведь в ближайшие четыре года нужно вернуть $30 млрд внешних займов. МВФ требует, чтобы Киев договорился с кредиторами о списании или отсрочке выплаты половины этой суммы — $15,3 млрд, мол, больше внешних долгов вы не потянете.

В противном случае программа помощи МВФ — а речь идет об антикризисной международной помощи примерно в $40 млрд — может быть свернута. Последнее — непозволительная роскошь для страны, которая в результате внешней агрессии потеряла часть территории, 20 % валютной выручки и вот уже полтора года воюет с хорошо вооруженными отрядами боевиков.

Тем не менее переговоры с кредиторами идут с большим скрипом. Наибольшее сопротивление оказывают крупнейшие держатели долга — в первую очередь инвестфонд Franklin Templeton, который владеет $6,5 млрд украинского долга. Основанный в 1992 году в Нью-Йорке и перенесший затем свою штаб-квартиру в Сан-Матео, штат Калифорния, американский фонд также организовал группу кредиторов, которые координируют свои решения. В сумме они владеют более 50 % украинского внешнего долга и занимают жесткую позицию в переговорах с Министерством финансов Украины.


Центральный офис американского инвестфонда Franklin Templeton, скупивший рекордное количество украинских гособлигаций,— в эпицентре внимания Киева / Noah Berger, Bloomberg
Центральный офис американского инвестфонда Franklin Templeton, скупивший рекордное количество украинских гособлигаций,— в эпицентре внимания Киева / Noah Berger, Bloomberg


Помимо Franklin Templeton, крупнейшими держателями украинских облигаций являются американский инвестфонд Blackrock, у которого в управлении находятся активы стоимостью $4,5 трлн (крупнейший показатель в мире), еще один инвестфонд со штаб-квартирой в Калифорнии PIMCO, а также инвестфонды Fidelity и Stone Harbor, оба — из США.

Их позиция пока что несгибаема. Пролонгация долга возможна. Списание долга и сокращение процентной ставки — нет. По расчетам министра финансов Натальи Яресько, украинского министра финансов, если лишь пролонгировать внешние коммерческие займы, долг Украины в конечном счете превысит 100 % от ВВП (ныне 70 %). В то время как одно из условий МВФ для Украины — непревышение госдолга в 71 % от ВВП.

“Уже некуда сдавливать бюджет,— теряет терпение Яценюк.— Или мы у вас заберем все зарплаты и пенсии и кончим эту страну, или возьмем за одно место кредиторов, которые $40 млрд дали, и непонятно куда он [Янукович] их потратил”.

Восток—Запад

Чтобы торг с кредиторами стал уместен, 19 мая Кабмин внес в парламент законопроект, который предоставляет правительству право прекратить выплаты внешних коммерческих долгов. В считаные минуты Верховная рада двумя голосованиями превратила этот документ в закон.

Теперь у правительства есть право заморозить ряд платежей по внешним коммерческим обязательствам. Когда и как оно им воспользуется, не знают даже в самом Кабмине. Эксперты расценивают этот шаг как попытку склонить кредиторов к принятию условий Украины. Киев как бы посылает частным фондам сигнал: соглашайтесь на наши условия либо мы приостановим выплату по долгам, денег‑то у нас все равно нет.

Позицию Украины на Западе поддерживают многие финансисты. Бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс 18 мая в The Financial Times написал о важном, на его взгляд, этическом расхождении между коммерческими и государственными кредиторами Украины. С одной стороны, МВФ, в уставном фонде которого 17 % — это госсредства США и 30 % — стран Евросоюза, выделяют Украине огромные транши, а это средства налогоплательщиков, а с другой — частные фонды не хотят терять свои сверхприбыли в стране, которая терпит бедствие.

“МВФ и правительства должны поставить на заметку упрямым кредиторам их безответственное поведение,— пишет Саммерс.— При необходимости Украина должна быть готова объявить дефолт и не выполнить свои обязательства, и в то же время международное сообщество должно дать понять, что оно будет продолжать оказывать поддержку Киеву”.

Андерс Аслунд, старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона (США), предполагает, что в любой момент частные держатели украинских облигаций и на Западе, и в России должны будут принять тот факт, что денег на выплату долга нет. “Для того чтобы облегчить бремя задолженности, вероятно, Украине необходимо объявить мораторий на все эти иностранные платежи в течение некоторого времени”,— утверждает эксперт.


Министр финансов РФ Антон Силуанов готовится к международном арбитражу против Украины, если та откажется вовремя выплатить Москве долг в $3 млрд / politrussia.com
Министр финансов РФ Антон Силуанов готовится к международном арбитражу против Украины, если та откажется вовремя выплатить Москве долг в $3 млрд / politrussia.com


Ян Рэндольф, эксперт IHS Global Insight, британской финансовой аналитической компании, стоит на тех же позициях, что и его американские коллеги. Он говорит, что, хотя долговая нагрузка Украины по отношению к ВВП не выглядит угрожающей по сравнению с той же Великобританией или Германией, есть как минимум одно но: “Обычные правила не могут применяться к стране, в которой часть территории охвачена войной”,— заключает Рэндольф.

Не только эксперты и бывшие американские чиновники, но и действующий глава минфина США Джейкоб Лью послал частным фондам сигнал, что сейчас нужна “комбинация готовности следовать собственным интересам и идти на жертвы”.

18 мая Лью подписал в Киеве соглашение о кредитных гарантиях США Украине на $1 млрд и даже намекнул, что Москве тоже не мешало бы сброситься на восстановление Украины. “В то время как Украина продолжает идти по пути экономических реформ, мы работаем с нашими международными партнерами, чтобы удвоить усилия по поддержке полного осуществления Минских соглашений, включая возложение платы на Россию за ее агрессивные действия в восточной Украине”,— сказал Лью.

Пока же российский долг висит над Украиной дамокловым мечом. В декабре 2013‑го Россия выкупила украинские облигации внешнего госзайма на сумму $3 млрд. Срок погашения долга наступает в конце 2015‑го. Так как бумаги выкупил Фонд национального благосостояния (РФ), Украина рассматривает эту сделку как коммерческую, а не межгосударственную. Так что новый закон о праве правительства наложить мораторий на выплату внешних долгов распространяется и на эту операцию времен заката правления Януковича.

“С Россией отдельная история,— признает Фурса.— Скорее всего будет такая последовательность событий: мы как‑то договоримся с кредиторами, поскольку цена вопроса не такая высокая. Все реструктуризируют, русские — нет”.

“Риски есть,— подхватывает Яценюк.— Россияне будут верещать на каждом углу, что мы огласили дефолт. Никто не будет разбираться в деталях. Риск большой. Начнут качать ситуацию по курсу”.

Министр финансов РФ Антон Силуанов уже “услышал” украинского премьера и заявил, что обязательно обратится в международный суд, если Киев откажется платить долг. “По сути дела, это дефолт”,— констатирует российский чиновник.

Рисковое предприятие

Более всего Яценюк страшится двух вещей: искусственной паники и искусного пиара. Подозревает, что оппозиционные правительству СМИ воспользуются ситуацией, чтобы обеспечить мораторию и первое, и второе. “Телеканал Интер будет снимать 29 сюжетов каждые, блин, полчаса о том, что Яценюк привел страну к дефолту”,— прогнозирует премьер.

Это сильное преувеличение. Сюжетов на заданную тему в информационной программе Подробности (ТК Интер) было всего два, но довольно хлестких. Инициативу Кабмина ведущая назвала “скандальной”.

Все реструктуризируют, русские — нет Сергей Фурса, аналитик Dragon Capital

А совладелец Интера, член Оппозиционного блока Сергей Левочкин в эфире своего телеканала детальнее разъяснил суть скандальности правительственной инициативы: “Они приходят в парламент и требуют тут взять фомку, для того чтобы работать с кредиторами с помощью шантажа. Это демонстрация непрофессионализма. Я считаю, что это позор и первый шаг к дефолту”.

Однако подобная реакция на креатив Кабмина не только у оппозиции. Союзники по коалиции — тоже в растерянности. Сергей Каплин, народный депутат, член фракции Блока Петра Порошенко, там же, в эфире телеканала Интер, предвидит апокалиптические последствия от приведения моратория в действие.

“Это означает, что ни одному украинскому бизнесмену во всем мире ни один другой инвестор не даст денег,— рассказывает нардеп.— Будут заморожены строительства новых фабрик, заводов”.

Правда, со строительствами новых фабрик и заводов в Украине уже не первый год полное затишье. Наталья Яресько заверяет, что мораторий каши не испортит, но может быть единственным инструментом удержать ситуацию в ее наихудший момент, когда, например, платить уже совсем будет нечем.

Что же касается угроз потерять внешние рынки коммерческого заимствования, так они уже несколько лет и без того для Украины наглухо закрыты и, по прогнозам Яресько, ближайшие два года вряд ли откроются.

“Те страны, которые уже проводили подобную реструктуризацию, были ли у них закрыты рынки навсегда? Нет! — успокаивает глава Минфина.— Как долго идут страны назад к коммерческим рынкам после добросовестных переговоров? Два-три года. Столько и в наших планах. Здесь нет больших дополнительных рисков”.

Риски есть всегда, уверен Василий Юрчишин, директор экономических программ аналитического Центра Разумкова. Он предрекает, что переговоры, в которых украинское правительство будет уговаривать кредиторов списать часть долга, будут более чем жесткими. “Дефолт, шантаж и прочие методы, которые предлагают некоторые украинские политики,— это не метод,— говорит эксперт.— Никакого позитивного эффекта от них не будет. Нам необходимы цивилизованные правила игры и полное выполнение всех внешних обязательств”.

Однако исполнить этот идеалистический сценарий уже невозможно. Денег нет. А долги есть.

С парламентской трибуны Юрий Луценко, глава фракции Блока Петра Порошенко в Раде, прямо говорит: “Парламент делает последнюю попытку помочь правительству в реструктуризации долгов, это очень непростой документ, который даст возможность или договориться с кредиторами, или мы идем в технический дефолт”.

Материал опубликован в №18 журнала Новое Время от 22 мая 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: