11 декабря 2016, воскресенье

Гонконгский майдан: Бывшая британская колония не хочет в красный Китай

Революция смартфонов: Демонстранты в Гонконге светят фонариками мобильных телефонов во время вечернего протеста у одного из правительственных зданий

Революция смартфонов: Демонстранты в Гонконге светят фонариками мобильных телефонов во время вечернего протеста у одного из правительственных зданий

Лучше быть свободным и богатым, чем бедным и коррумпированным, убеждены в Гонконге. Там идет революция зонтиков - последний бастион бывшей британской колонии на пути красного Китая

Вторую неделю в Гонконге не утихают демонстрации. Ядро активистов протестов составляют студенты, негодующие из-за чрезмерного присутствия коммунистического Китая в их жизни и требующие демократии.



Гонконг, прозванный азиатским Нью-Йорком, который Великобритания вернула материковому Китаю в 1997 году при условии гарантии сохранения всех прежних свобод, возмущен их ущемлением.

Так, протестующие требуют права на демократические выборы: они недовольны тем, что Пекин, стремясь унифицировать законы на своих территориях, сам намерен отбирать кандидатов на выборах руководителя Гонконга, которые состоятся в 2017 году.

Масштабные акции заставили официальный Пекин всерьез забеспокоиться, утверждают аналитики.

Опасаясь того, что ситуация в Гонконге выйдет из‑под контроля, а эпидемия протестов охватит и материк, лидеры Поднебесной призвали для разгона демонстрантов полицию.

Последняя щедро использует дубинки, дымовые шашки, слезоточивый газ и перечные аэрозоли. В ходе уличных акций уже пострадало свыше 100 человек, несколько сотен были задержаны.


Власти Китая не собираются идти на уступки протестующим Гонконга
Власти Китая не собираются идти на уступки протестующим Гонконга


Однако эти меры не остановили участников протестов — к несогласным студентам присоединились белые воротнички.

Происходящее уже получило название революция зонтиков — ее участники часто используют зонты, обороняясь от полицейских.

Еще одно название протестного движения — Occupy Central (Оккупируй Централ) — из‑за района, где расположены штаб-квартиры банков и финансовых учреждений, в котором, собственно, и происходят протесты.

Десятки тысяч демонстрантов блокировали бизнес-комплексы, привлекая внимание к своим требованиям. Специалисты считают гонконгские протесты самым серьезным политическим вызовом Китаю со времен волнений на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Хотя на момент сдачи номера в печать протестное движение пошло на спад, активисты Occupy Central объявили о старте так называемой эры гражданского неповиновения, тем самым анонсировав продолжение акций.

Как утверждают обозреватели, их подогревает не только сворачивание в бывшей британской колонии демократии, но и ухудшение экономических условий, которое связывают в первую очередь с официальным Пекином.

Люди устали от той реальности, которая имеет место в Гонконге - Крис Це, 24-летний житель Гонконга

“Люди устали от той реальности, которая имеет место в Гонконге сегодня,— объясняет общее настроение 24‑летний Крис Це, гонконгский специалист по подбору персонала.— Это растущие цены на недвижимость, замена маленьких магазинов сетевыми моллами, конкуренция с материковым Китаем, общая несправедливость в обществе”.

Он говорит об обманутых ожиданиях: многие надеялись, что выборы 2017 года разрешат наболевшие вопросы, однако Пекин, похоже, рассудил иначе.

Occupy Central

Протестующие не расходятся, требуя отставки нынешнего главы Гонконга Ляна Чжэньина, считая его ставленником Пекина. Это требование для активистов так же важно, как прямые демократические выборы. Однако китайские власти жертвовать руководителем в угоду демонстрантам не намерены, равно как и менять законы про выборы.

“Центральное правительство абсолютно уверено в главе администрации Ляне Чжэньине и полностью удовлетворено его работой”,— сообщает газета Жэньминь Жибао, которая считается рупором Коммунистической партии КНР.



Гонконг достался Китаю отравленным воздухом британской свободы, констатирует западная пресса. Находясь под юрисдикцией Соединенного Королевства, он наслаждался всеми преимуществами демократии.

Согласно международным договоренностям, Великобритания вернула Гонконг Китаю при условии сохранения принципа “одна страна, две системы”.

Таким образом, китайское государство гарантировало демократические права и свободы гражданам Гонконга, а также взяло на себя обязательства по его защите и военной обороне.

Боско Чань, 28‑летний переводчик из Гонконга, считает, что до воссоединения в 1997 году его город наслаждался абсолютной свободой слова, здесь не было коррупции, а теперь она появилась, и гонконгцы более всего боятся ее роста до обычного в Китае уровня.

Также Чань говорит о еще одной проблеме материка — пресловутом китайском качестве. Он называет тамошние компании жадными, они, по его мнению, заботятся только о прибылях.

“Поэтому во всем мире и возникают скандалы с токсичной китайской продукцией”,— считает он.
Чань рассказывает, что материковые китайцы даже стремятся покупать молочную продукцию для своих детей в Гонконге, так как после скандалов с массовыми отравлениями последних лет полностью утратили доверие к собственным производителям.



В то же время в целом жители КНР о событиях в Гонконге знают мало. Живущий в Пекине украинец Роман Хирвенко рассказывает, что по местному телевидению во время протестов показывали исключительно торжественные церемонии празднования Дня основания республики (1 октября), в котором приняли участие все партийные деятели.

Гонконгец Чань также говорит о том, что если обычный китаец вобьет в местный интернет-поисковик фразу революция зонтиков, то ничего не найдет. В то же время он считает, что если бы сам был жителем материкового Китая и опубликовал критические замечания по поводу действий властей где‑то на форуме, в его дверь непременно постучала бы полиция.

Оскал капитализма

Экономист Дэн Стейнбок, эксперт шанхайского Института международных исследований и американского Института Индии, Китая и Америки, связывает реальные причины протестов в Гонконге с растущей экономической неопределенностью.

Аналитик напоминает о чудовищном социальном расслоении в Гонконге: коэффициент Джини — статистический показатель расслоения общества региона — в Гонконге в последнее время равен 53,7, что ставит специальный административный район Китая в один ряд со слаборазвитыми и коррумпированными африканскими странами.



В списке стран с наибольшим социальным неравенством, составленным ЦРУ, Гонконг занимает 12‑е место, в то время как Зимбабве находится на 21‑м месте.

Таким образом, по мнению Стейнбока, протесты в Гонконге более всего похожи на движение Occupy Wall Street в США и значительно меньше — на протесты в Украине или Грузии.

Ключевой причиной недовольства является поляризация доходов и большая финансовая нагрузка на студентов и молодежь. С аналитиком трудно спорить, учитывая то, что опрошенные НВ в связи с событиями жители Гонконга повсеместно жаловались на финансовые трудности.

Молодые люди, поженившись, вынуждены по несколько лет жить вместе с родителями, пока не накопят денег на собственное жилье, рассказывает о тревожащих гонконгцев проблемах Чань.

Из-за “неподъемной” в последние годы недвижимости в Гонконге становится популярной аренда так называемых комнат-гробов — крошечных помещений, в которых есть все необходимое.

“Чтобы ходить, там нет места,— говорит Чань.— И это жилье стоит €300 в месяц”. В то же время хорошей зарплатой для молодого специалиста считается €1.500 в месяц.

Жители Гонконга в растущем социальном расслоении винят материковый Китай. По их мнению, именно состоятельные китайцы, получив возможность селиться в Гонконге, взвинтили цены на недвижимость.

Также гонконгцы уверены: если они получат возможность самостоятельно избирать своего главу, то тогда, возможно, Гонконгом станет управлять человек, которому близки местные проблемы и который сможет их решить без оглядки на центральные китайские власти.



Прощание с иллюзиями

Лоуренс Риардон, профессор Нью-Гемпширского университета, занимающийся изучением Китая, вспоминает, что когда он жил в гонконгском районе Монг Кок в середине 80‑х, тот уже тогда был населен преимущественно китайцами, бежавшими с материка.

Сейчас Монг Кок, вошедший в Книгу рекордов Гиннесса как самый густонаселенный район в мире, наводнен преимущественно туристами и мигрантами, а мелкий бизнес — к примеру, кафе и лавки — нередко принадлежит выходцам с материкового Китая.

Китай пытается “мягко” завоевать Гонконг, утверждают его жители: сюда едет все больше людей с материка. Их манит более высокий уровень жизни: среднестатистическому жителю Поднебесной гонконгцы кажутся мажорами, а их быт — сказочным.

Если в Гонконге ВВП на душу населения равен $52.700, почти как в США ($52.800), то в Китае этот показатель составляет $7.800.

В Гонконг устремляются те, у кого там есть родственники: согласно законам, они могут получить разрешение на переезд. Также китаянки с материка стремятся родить ребенка именно в Гонконге, так как затем они могут получить разрешение остаться там жить.



В результате здесь все чаще звучит характерный для материкового Китая мандаринский диалект, в то время как гонконгцы говорят на кантонском.

Несмотря на недовольство приезжими, а в особенности их законами, аналитики в один голос твердят: будущее Гонконга без материкового Китая невозможно.

Стейнбок напоминает, что в 1980‑х годах эта британская колония переживала бурный экономический рост. Теперь же, когда материковый Китай стал более открытым для иностранного бизнеса, роль Гонконга в качестве ворот в Китай уменьшилась.

В то же время он продолжает оставаться главным офшорным центром Китая и пунктом назначения китайских компаний для проведения IPO. Более того — около 75 % всех посетителей Гонконга составляют жители КНР.

Экономическое будущее Гонконга зависит от политического примирения с Китаем, уверен Стейнбок. “Надежды студентов и ученых, что Гонконг может быть жизнеспособным сам по себе, являются иллюзией”,— заключает он.

А Риардон напоминает, что затяжные и ожесточенные акции протестов могут быть губительными для густонаселенного мегаполиса. Тогда прагматичные иностранные инвесторы могут выбрать своим объектом более спокойный Шанхай — один из деловых центров Поднебесной.

“Следует помнить, что полиция используется для разгона больших демонстраций, а любые средства, которые будут более жесткими, чем слезоточивый газ, навредят деловой среде Гонконга”,— убежден Риардон.

Материал опубликован в №22 журнала Новое Время от 10 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: