3 декабря 2016, суббота

Уездный город Д. Донецк превращается в подобие российской провинции

комментировать
Уездный город Д. Донецк превращается в подобие российской провинции
Донецк превращается в подобие российской провинции: здесь все решает Москва, торгуют только российским, а вместо гривны ходят присланные из России рубли

Октябрьским вечером Станислав Васин спешит домой по пустынной улице Донецка. Он пытается успеть до начала комендантского часа — 23:00. С этого времени город словно вымрет — на улицах не останется пешеходов, и только одинокие машины с шумом будут лететь по шоссе.

“Еще в середине августа в Донецке грохотали взрывы, а теперь вот относительно тихо,— говорит Васин.— Но сегодня город сильно отличается от того, что было при Украине”.

С момента первых сепаратистских митингов в Донбассе прошло всего‑то полтора года, а жизнь в регионе изменилась до неузнаваемости. К власти пришли подконтрольные России люди, которые попытались выстроить здесь свою вертикаль, а на базе вооруженных формирований боевиков организовать действующие силовые структуры. Из денежного обращения фактически ушла гривна, уступив место российским рублям, открылось несколько местных банков — так называемых республиканских, украинские товары на полках магазинов сменили сделанные в России.

Обозреватели констатируют: с укреплением перемирия в Донбассе тамошнее противостояние переходит в плоскость политическую. “Я общаюсь с жителями ДНР и могу сказать, что теперь они отличаются от нас не только экономической сферой, но уже и ментально,— говорит народный депутат Егор Фирсов.— И это самая большая опасность для Украины”.

Многие здесь поняли, что они пешки в одной большой и трагической игре, - Станислав Васин, житель Донецка

Тем временем вместе с признаками мало-мальски нормальной жизни Донецк вновь наполняется людьми: в город возвращаются те, кто уезжал на время войны.

Город грехов

Окраины Донецка и центр города выглядят словно два разных населенных пункта. Многоэтажки в далеких жилых массивах с их разбитыми окнами, упавшими балконами и прочими следами попадания снарядов контрастируют с центром, где о войне напоминают только мужчины, одетые в камуфляж с нашивкой ДНР.

О том, что это не украинский, а совсем другой Донецк, свидетельствуют черно-сине-красные флаги над административными зданиями, жилыми домами и даже заведениями общепита. Причем на каждом учреждении — двуглавый орел, клеймо, имитирующее российский государственный символ.

“Это чтобы не забывали, кто все устроил”,— то ли шутя, то ли всерьез говорит Васин.

По его словам, продуктов в магазинах достаточно, причем 99 % из них — российского производства. Если и попадаются украинские, то просроченные или с длительным сроком годности, привезенные давно. Люди с деньгами могут позволить себе даже деликатесы — осьминогов и форель, тоже привезенные из РФ.

Впрочем, таких немного. Да и вообще, главная преграда, стоящая перед этим гастрономическим раем, по словам местных жителей, — это то, что цены на продукты питания сравнялись с московскими: их стоимость за полгода-год выросла на 70–80 %. Особенно сильно это ударило по малообеспеченным семьям.

“Социальные выплаты постоянно пробуксовывают, их задерживают, люди живут на крупах и макаронах, а мясо покупают по праздникам”,— признается Васин.

Пенсии и соцпособия выплачиваются из расчета один к двум, к примеру, если пенсионер получал 2 тыс. грн, то при ДНР — 4 тыс. руб. Для сравнения: в Украине при официальном обменном курсе сумма принципиально другая — 6,1 тыс. руб. Здесь ходят только российские рубли — переориентация на рублевую зону началась в республиках еще весной.

Несмотря на пережитые катаклизмы, в Донецке работают некоторые промышленные предприятия, которые вывозят свою продукцию из зоны АТО на большую землю — в неоккупированную Украину. Для этого получают разрешение от украинской фискальной службы на ввоз продукции, работники налоговой и СБУ проверяют компанию на предмет сотрудничества с террористами.

Народный депутат Алексей Рябчин, в прошлом — житель Донецка и преподаватель местного вуза, добавляет, что некоторые предприятия даже платят налоги, причем сразу в две казны — украинскую и дээнэровскую. В первую очередь это касается тех предприятий, которые нельзя вывезти, например металлургических.

Наибольшая трудность в работе компаний связана с другим — ввозом продукции из Украины в ДНР-ЛНР, и на этом построен целый бизнес. “Я знаю людей, которые проезжают границу за деньги, минуя все посты, рассказывает Рябчин.— На этом зарабатывают две стороны”.

При этом многие крупные предприятия, в том числе почти все кондитерские фабрики, среди которых Конти, закрылись. Зато мелкие предприятия, ориентированные на внутренний рынок, продолжают работать, как и вся торговая сфера.

Такие крупные торговые супермаркеты, как Эпицентр и Ашан, перерегистрировались по новым, республиканским законам и теперь чувствуют себя свободно, говорит Васин. Также свободно себя ощущают и новые хозяева жизни — в городе, как и до войны, вновь появилось много дорогих иномарок. По большей части это военная элита или так называемые возвращенцы.

“Богатые дончане пересидели войну в Крыму и теперь заняли свою зажиточную нишу в цепочке донбасской жизни”,— говорит Рябчин.

Все прочее население по источникам доходов можно поделить на три категории: в первую очередь это те, кто живет на социальные выплаты, во вторую — те, кто работает в торговле или на оставшихся предприятиях. И третий, главный источник дохода — зарплата ополченца. По утверждению собеседников НВ, в разгар боевых действий оплата бойцов армии ДНР составляла $360–400 — большие деньги для теперешнего Донецка.

Почти в каждой семье кто‑то из мужчин воевал в ополчении, утверждает Васин, и этого было вполне достаточно, чтобы продержаться семье из трех человек. “На этом построен семейный бюджет почти всех жителей города”,— говорит он.

С тех пор, как на оккупированных территориях прекратили работать украинские банки, дончане выезжали за границу АТО, чтобы обналичить деньги, однако с недавнего времени здесь появился собственный Республиканский банк ДНР, имеющий 17 банкоматов в разных точках города. Более того, в магазинах, по заявлению местных властей, работает почти 100 банковских терминалов.

Существенные изменения коснулись даже такой консервативной сферы, как образование. Юрий Макогон, профессор международной экономики Донецкого национального университета (ДонНУ), который сейчас переехал в Винницу, утверждает, что в Донецке по сей день работают некоторые вузы.

“В ДонНУ, который подчиняется ДНР, бюджет даже больше, чем у украинского винницкого аналога, во как”,— удивляется Макогон.

Обучение происходит по украинской программе, но для того, чтобы студенты получили признанный в России диплом, руководство вуза провернуло “спецоперацию” — студенты выехали в Крым, добрались до Симферополя и подали документы на зачисление их в крымские вузы. После этого, по окончании обучения, они получили дипломы государственного образца РФ.

В самопровозглашенной республике появился даже свой мобильный оператор — Феникс, доступный на всех оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Местные жители утверждают, что Феникс использует оборудование, позаимствованное у Киевстара.

В конце сентября в ДНР вспыхнул скандал — там внезапно ополчились на близкого к Семье экс-президента Виктора Януковича бизнесмена Сергея Курченко. Местный так называемый отдел по борьбе с организованной преступностью по факту хищения денежных средств возбудил уголовное дело в отношении одной из аффилированных с Курченко структур, деятельность которой была связана с поставками природного газа. Согласно подсчетам местных правоохранительных органов, компания нанесла ущерб на десятки миллионов гривен.

Олег Гармаш, бывший житель Донецка и главред интернет-издания ОстроВ, считает, что обвинения Курченко связаны с переделом местного рынка горюче-смазочных материалов. “Можно предположить, что Курченко вытеснили в угоду [миллиардеру Ринату] Ахметову, возможно, он предложил им более выгодные условия”,— считает Гармаш.

Однако в российских СМИ появилась другая версия: мол, Курченко поставлял топливо украинской армии вместе с миллиардером Игорем Коломойским. А в не-официальной беседе журналисты, близкие к ДНР, признают, что одиозный бизнесмен “достал московских товарищей своими аферами”, и те на него ополчились.

Впрочем, этот скандал — лишь эпизод, демонстрирующий влияние России на происходящее на оккупированных территориях. Ведь непризнанную республику в значительной степени дотирует Россия, напоминают эксперты. А это — деньги немалые: согласно подсчетам Ивана Голунова, журналиста российского сайта РБК, годовой бюджет социальных пособий и пенсий республики может достигать 55 млрд руб. ($884 млн). А по данным авторитетного американского финансового издания Bloomberg, ежегодно для выплат пенсионерам Кремль перечисляет только ДНР почти 31 млрд руб. (около $500 млн).

По оценкам экспертов, общая сумма российских денежных дотаций в ДНР достигает 70 % республиканского бюджета.

“Убери российские деньги — и все разрушится, как карточный домик”,— убежден Рябчин.

Разменная монета

6 октября, во вторник, руководители ДНР отказались проводить местные выборы собственного образца в этом году, что стало шагом к политическому урегулированию вооруженного конфликта в Донбассе. Впрочем, не все так гладко, считает политтехнолог Алексей Голубицкий. Основная причина войны остается нерешенной — это воздействие РФ на все внутренние процессы в самопровозглашенных республиках.

Следующий логический шаг — уход этих территорий в формат Приднестровья, то есть создание государства в государстве, полагает эксперт. Тем самым на границе с Украиной в зависимости от конъюнктуры могут периодически возникать военные конфликты для давления на официальный Киев.

“Пока ситуацию удается удержать дипломатическим путем, причем методами, которые не устраивают Владимира Путина,— констатирует Голубицкий.— Он рассуждает другими мерками. Задача российского президента не сохранить в своем подчинении часть украинской территории, а банально выжить в этой ситуации”.

Хотя эксперт предполагает, что могут всплыть и некоторые неожиданные моменты. Например, кто еще два месяца назад думал, что на мировой арене ситуация с Сирией затмит Донбасс?

Вместе с этим Васин передает настроение местного населения в двух словах — полная апатия. Если раньше многие в Донбассе думали, что избавились от украинских олигархов, то теперь стало понятно, что власть захватили военно-олигархические кланы.

“Это особенно заметно по тому контингенту, который посещает дорогие увеселительные заведения — в них сплошь и рядом военная элита и приближенные к руководству республики”,— говорит Васин. И тут же оговаривается: местные жители рассуждают только материальными мерками, а не идеологией, и для большинства холодильник, заполненный продуктами, имеет решающее значение.

“Им в принципе все равно, где жить — в Украине или ДНР. Главное — это собственный комфорт и благополучие”,— заключает житель Донецка.

Фирсов добавляет, что условный порядок, который там установился, держится только на военной власти, а в случае ухода российских военных начнется хаос. Однако в быстрое возвращение Донбасса он не верит: должно пройти несколько лет, прежде чем власть Путина, возможно, ослабеет.

Так же рассуждают и местные жители: дончан, готовых до конца отстаивать “русский мир”, осталось мало, большая часть помнят, как они жили при Украине, и видят, как скатился уровень жизни при ДНР.

“Пока Донбасс — это разменная монета в геополитике, и как бы громко это ни звучало, многие здесь поняли, что они заложники, пешки в одной большой и трагической игре”,— Васин повторяет фразу, которая часто звучит среди жителей Донецка.

Материал опубликован в НВ №37 от 9 октября 2015 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Фото

ВИДЕО

Читайте на НВ style

Статьи ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: